Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook

Дворец — венец

Некоторые детали появления одного из самых значительных архитектурных памятников Южнобережья

Что представляла собой в начале XIX века эта местность, когда граф Михаил Воронцов начал скупать земли у местных жителей? Обрушившаяся на берег моря скала. Маленькая татарская деревушка среди нагромождения глыб диабаза, между которыми — дома и сады. Совершенно дикий край, малоинтересная окраина империи. А через 40 с небольшим лет она превратится в произведение искусства и средоточие культуры...

Первый этап

Масштабная государственная служба графа Михаила Воронцова началась в 1823 году с назначением его генерал-губернатором Новороссии и Бессарабии. В Новороссию тогда входил и Крымский полуостров. И освоение Крыма — во многом его заслуга. Он занимался устройством первого шоссе из Севастополя в Ялту, развитием сельского хозяйства, виноделия, дал старт развитию лесоводства. При нем же в 1828 году было открыто пароходство по Черному морю. Воронцов относился к этому краю как к своему любимому детищу, и это заметно до сих пор.

И, конечно, с особым вниманием занимался обустройством своего дворца. Вначале возле Алупки предстояло совершить грандиозное преобразование местности, прокладывать в скалах дорожки, убирать тысячи тонн камней, вносить плодородный слой земли взамен местного скудного грунта. Его привозили на вьючных животных и с юга Украины, и с плато Ай-Петри. Первый этап создания парка — настоящие пластические операции с рельефом.

Здесь с помощью солдат саперного батальона в 1840-е годы проделаны колоссальные земляные работы. Сняли целую гору между дворцом и морем, на что потрачено 25 тысяч рублей — баснословная по тем временам сумма. И не напрасно. Со стороны моря появилась иллюзия еще более высокого дворца, а с террасы открылись виды на морские дали, которыми человек любуется с восхищением.

Библиотека Воронцовского дворца. Наше время

Особенности строительства

Для постройки дворца сюда привозили крепостных графа Воронцова из Владимирской и Московской губерний. В частности, в Андреевском — родовом имении Воронцовых — жили каменотесы, которые из поколения в поколение передавали секреты возведения и рельефной отделки великолепных белокаменных соборов во Владимире, Суздале. В разное время их здесь было разное количество. Бывало и до тысячи человек (кстати, обслуживала дворец, когда он уже был построен, тоже тысяча слуг — внушительный штат, не правда ли?!). Мраморщики и каменотесы получали до 25 рублей серебром в месяц. Столяры, кузнецы, штукатуры, маляры, плотники — до 20. Доставка рабочей силы происходила так. Когда подрядчиками в селах собиралась бригада в 20–30 человек, их доставляли в Москву, в главное управление воронцовских имений. Там выделялись подводы — одна на пять человек, выдавались провизия и деньги на пропитание. Переезд до Алупки занимал 25–30 дней. Многие крепостные работали здесь по нескольку лет, иногда целыми семьями.

Технология строительства дворца хранит и еще один секрет. Швы кладки заливались свинцом. Сейчас он присутствует только в некоторых местах (большей частью в верхних слоях кладки). Назначение свинцовых швов — антисейсмическое. Но работа с этим материалом была связана и с негативными последствиями — некоторые рабочие слепли.

Обитель просвещенности

Планировка главного корпуса дворца предполагала первый этаж — как парадный, гостевой. А на втором были личные апартаменты, спальни, детские комнаты. Сейчас на второй этаж экскурсантов не пускают — там хранятся музейные фонды.

Суть дворца, его интерьеров, предметов и ценностей, собранных здесь, выражала идею просвещения. При Воронцове Крым стал привлекательным регионом, и с тех пор сюда стремилась вся образованная российская и европейская знать того времени. А дворец у Черного моря славился и своей роскошью, и гостеприимством. Здесь бывали императоры и великие князья, военные и государственные деятели, поэты и художники, композиторы и артисты — люди, чьи имена стали достоянием мировой истории: Нахимов, Жуковский, Макаров, Левитан, Суриков, Чехов, Бунин, Рахманинов, Щепкин, Шаляпин... Перечислять можно очень долго.

Центром обители просвещенности стала библиотека дворца, для которой с южной стороны дворца был специально построен двухэтажный корпус. По своему внешнему виду, и по устройству, и по книжному собранию (основной, самой ранней части) это брат-близнец библиотеки писателя Вальтера Скотта, дружбой с которым Михаил Воронцов очень дорожил, только больший по размерам. Воронцовская библиотека — своего рода самоценный книжный музей, в основе которого те же книги, что были и у Вальтера Скотта — человека, влияние которого на умы просвещенной части общества того времени сложно переоценить. Его книжное собрание считалось эталоном, когда духовная жизнь Европы формировалась под сильным влиянием идей французского Просвещения. Эта коллекция отлично отражает вкусы и умственные запросы самых передовых людей России конца XVIII — начала XIX века. Характерный пример — 70-томное собрание сочинений Вольтера, без которого невозможно было тогда представить библиотеку образованного человека.

Кстати, Эдвард Блор, создавший проект дворца в Алупке, был и автором проекта усадьбы Вальтера Скотта, что, как считают исследователи, могло сыграть не последнюю роль в выборе Воронцовым архитектора для своей южной обители.

В главной своей части собрание состоит из изданий XVIII века, среди которых особенно полно представлены классики XVII–XVIII веков, а также античные авторы.

Библиотека собиралась не одним поколением, передавалась по наследству, пополнялась на протяжении почти столетия самыми ценными книгами. Но к настоящему моменту она сохранилась не полностью (порядка 10 тысяч экземпляров). Хотя в течение прошлого века сюда «влились» части коллекции библиотеки известного в прошлом промышленника и мецената Николая Мальцова (его библиотека была в Симеизе), а также книги из Ливадийского дворца, принадлежавшие царской семье.

В библиотеке преобладают книги на иностранных языках. Есть и естественные науки, и военное дело, и сельское хозяйство, и художественная литература, и ноты, но больше всего книг по истории и географии. Есть и уникальные рукописные экземпляры, сделанные штучно. Причем многие стоят на своих полках, так же как и при Воронцове. И на многих — экслибрис, специальный книжный знак: «Библиотека князя Воронцова». И есть добавления «Алупка», «Тифлис», «Одесса», ведь библиотечное собрание семьи хранилось сразу в нескольких городах. Здесь же находится и самая старинная мебель во дворце — круглый черный раздвижной стол, выполненный в английском стиле чиппендейл. А еще есть чрезвычайно редкий глобус фирмы «Керри», изготовленный в 1799–1801 годах. Глобус с обозначением Русской Америки. На месте Аляски и части нынешней Калифорнии так и написано: Russian America.

Виктор ПОПОВСКИЙ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 480 от 25 мая 2018 года

Еще статьи:
Просмотров: 2100 |   Комментарии (0) Дата публикации: 30-05-2018

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Март 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Сентябрь 2020 (7)
Август 2020 (86)
Июль 2020 (90)
Июнь 2020 (76)
Апрель 2020 (11)
Март 2020 (86)