Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Археология знания
Логин Пароль

Рождение русского города

Появление и дальнейшую, по большей части счастливую, судьбу Симферополя можно считать результатом целой цепочки случайностей

 

Конечно, крымская столица создавалась не на пустом месте. Люди здесь жили испокон веков. Но только удачный жребий, выпавший после присоединения Крыма к России, позволил «поселению с естественной центральностью» обрести нынешнюю статусность под новым звучным и запоминающимся именем.

 

Неизвестная дата

Многие историки считают, что на самом деле днем рождения крымской столицы следует считать 8 февраля 1784 года, дату, когда был обнародован указ Екатерины Великой об учреждении Симферополя в качестве административного центра Крыма. Точкой отсчета истории города называют и 2 февраля. Аргумент тот же — указ Екатерины. Мол, именно тогда он вышел, чему есть подтверждение — IV том вышедшего в Санкт-Петербурге в 1864 году издания «Городские поселения Российской империи». А что же случилось в июне? Что помогло привязать празднества города к летнему месяцу, когда празднества, само собой, проводить приятнее и уместнее? 28 июня 1784 года датирован Ордер Екатеринославского и Таврического генерал-губернатора Потемкина о начале активного строительства Симферополя. Так что, можно сказать, все нормально.

Придуманные достоинства

Интересно, что изначально рассматривались проекты о создании центрального города Тавриды на территории современного Старого Крыма. Даже название придумали — Левкополь. Однако в итоге в окрестностях Левкополя губернский правитель Василий Каховский не смог найти ни достаточного количества строительных материалов, ни способных работников. Екатерине о недостатках Левкополя стало известно, а вот о минусах альтернативного ему Симферополя еще никто ничего не знал, следовательно, их и не было. Потемкин издал тот самый Ордер от 28 июня, где указал: «...осмотреть и распорядиться, откуда поблизости возить камень для строения у Акмечета губернского города, черепицу старую рекомендую собирать во всех местах, где найдется...» Из слов этих становится очевидным, что в окрестностях будущего Симферополя со строительными материалами также было не ахти. Но время для поисков удачного места истекло.

Действительно, местность вокруг Симферополя, мягко говоря, не отличалась богатыми запасами минеральных ресурсов. Да и мозговитых людей с руками из нужного места, то есть таких, что способны отыскать хотя бы то, что имелось, и пустить все это в дело, оказалось раз, два и обчелся. Пришлось снизойти до ознакомления с местными традициями строительства. И принять к сведению, что известняки и глины вполне сгодятся для воплощения в жизнь амбициозных градостроительных планов. Ознакомились. К сведению приняли. Решили: сойдет и так. Но временно и на условиях внесения определенных усовершенствований. Ведь столь масштабной личности, какой был Потемкин, принцип «используй то, что под рукою, и не ищи себе другое» показался ну очень уж пораженческим. Да и строить мазанки в духе уже имеющихся в Акмечети было ниже его достоинства. В качестве компромисса, правда, достаточно странного, пришли к решению начать индустриализацию еще, по сути, несуществующего города.

Индустриализация — это громко сказано, по-современному. Тогда под этим термином подразумевали более скромное и многословное: построить и обустроить хоть что-то производящее хорошо знакомые русским, так сказать, «цивилизованные» стройматериалы. Речь идет о черепице и кирпиче. Для их производства обустроили сразу четыре заводика. Предприятия эти, увы, по правде сказать, ожиданий не оправдали. И вызвали очередные приступы мигрени у Каховского. В своих рапортах Потемкину он сетует: «...с деланием кирпича без помощника намучился, с черепицею тоже». И просит генерал-губернатора все же снизойти до действий по упомянутому выше принципу, то бишь употреблять для постройки домов в Симферополе камень из обветшалых строений Ак-Мечети ради «всевозможного сбережения денег».

Но Симферополь возник там, где по сей день продолжает здравствовать и разрастаться, не только по причине доступности стройматериалов, как видим, оказавшейся весьма надуманной. Еще один аргумент, приводимый историками, в пользу рождения известного нам Симферополя состоял в том, что столицей должен был быть город, расположенный на перекрещении всех дорог. Сейчас это реально весомое достоинство. Но в конце XVIII века большинство дорог были только в перспективе, причем в весьма туманной. Так, дорога в Алушту появилась почти полстолетия спустя после основания Симферополя — в 1826 году. Дорога через Алушту в Ялту и того позднее — в 30-е годы XIX века. И только в 40-х через Симферополь прошли дороги на Бахчисарай, Севастополь, Евпаторию, Карасубазар (ныне — Белогорск), Феодосию, Судак и, наконец, Перекоп.

Таким образом, можно смело утверждать, что не место украсило Симферополь, а Симферополь — место.

Ничего старого

Логично предположить, что на начальном этапе своего развития Симферополь испытывал определенные проблемы (мигрени Каховского не в счет). В этом нет ничего странного. Странно другое. Когда изучаешь в источниках перечень «болевых точек» Симферополя конца XVIII-начала XIX веков, внезапно посещает чувство дежавю. Словно в очередной раз читаешь всевозможные «черные списки» в социальных сетях — стилистика немного другая, но смысл жалоб абсолютно идентичен. Ничего нового. Вернее, старого.

Так, в течение целых 30 лет с момента основания Симферополя власти не могли решить проблему мощения улиц. Более двадцати лет не получалось построить мост через Салгир. А с нерегулярным водоснабжением, тонкости преодоления которого власти города начали обдумывать в 1798 году, вопрос решен далеко не полностью по сей день, в самый раз справлять юбилей, 220-летие.

С преждевременно рожденной, то бишь явно недоношенной, индустриализацией дело обстояло тоже не совсем гладко. Четыре известковых, два кирпичных, шесть мыльно-свечных и по одному пивному и медовому заводу, шлифовальная фабрика и фабрика по выделыванию красных фесок, водочное производство проблемы занятости не решали, продукцию, пользующуюся спросом за пределами полуострова, не выпускали, зато изрядно загрязняли окружающую среду.

Тяга к прекрасному

Справедливости ради стоит заметить, что тогда, впрочем, как и сейчас, промышленность не делала лица города. Симферополь стремился быть столицей культурной. Некоторые историки утверждают, что буквально сразу же после основания «Симферополь жил весьма насыщенной культурной жизнью». Увы, это стремление к прекрасному почему-то осталось незамеченным «звездными пришельцами» первой половины XIX века. Путешествующий по Крыму в августе-сентябре 1820 года Александр Сергеевич Пушкин в своем творчестве не поделился впечатлениями о Симферополе. А его полный тезка Грибоедов в 1825-м сделал и того хуже — окрестил губернскую столицу «дрянным городишкой», а его жителей упрекнул в излишней навязчивости, мол, «ворвались ко мне, осыпали приветствиями, и маленький городок сделался мне тошнее Петербурга...»

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 481 от 1 июня 2018 года

Еще статьи:
Просмотров: 948 |   Комментарии (0) Дата публикации: 6-06-2018

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Июнь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Июнь 2018 (48)
Май 2018 (70)
Апрель 2018 (80)
Март 2018 (69)
Февраль 2018 (76)
Январь 2018 (62)