Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Зеленый свет «Алым парусам»

В Крыму вспоминают об Александре Грине

Русский писатель-прозаик и поэт, автор множества прекрасных, ставших широко известными произведений, умер 8 июля 1932 года в Старом Крыму. Но разве по-настоящему хороший писатель смертен? Идеи и образы живут в веках. Их не забыть. Наверное, поэтому день памяти Грина — не повод для грусти, а стимул, чтобы соприкоснуться с созданным им необыкновенным миром, который существует параллельно с нашим уже целое столетие.

Всероссийский бренд

В этом году вспоминать о великом романтике начали загодя. Еще бы, ведь 2018 год — юбилейный для самого культового произведения писателя, «Алым парусам» исполняется 95 лет. 22–24 июня Северная сторона Севастополя принимала литературно-музыкальный фестиваль «Алые паруса». Теперь инициатива перешла к МДЦ «Артек», где с 27 июня по 8 июля 2018 года в международном детском центре «Артек» пройдет XXVI международный детский кинофестиваль «Алые паруса Артека». Параллелей с творчеством Грина у этого ежегодного мероприятия хоть отбавляй. К примеру, бессменным президентом фестиваля на протяжении уже многих лет является народный артист СССР Василий Лановой, воплотивший на экране образ Грэя из повести-феерии «Алые паруса»; нововведение этого сезона интеллектуально-спортивный баттл носит название «Веселая ГРИНландия»; а 8 июля, в последний день киномарафона и, собственно, в День памяти, в бухту Артека, согласно обещаниям организаторов, войдет бригантина под алыми парусами...

Да, сегодня Грин воистину стал брендом. Но для сотворения этого чуда понадобилось целых 100 лет. «Нехотя, против воли, признают меня российские журналы и критики; чужд я им, странен и непривычен», — констатировал он в письме к редактору «Журнала для всех» В. С. Миролюбову. Но судьба — дело непредсказуемое. Особенно, когда живешь за двоих...

Старый Крым. Дом-музей А. С. Грина

Знакомый незнакомец

Настоящее имя Александра Грина — Александр Степанович Гриневский. Известно, что одной из его детских кличек была «Грин-блин», а в школе сверстники окликали его просто «Грин». Говорят, псевдоним взялся оттуда. Но есть и более затейливая история, которая, впрочем, не отвергает первую версию. Александр Степанович жил в Петербурге. Писал первые рассказы из революционной жизни, которые потом составили сборник «Шапка—невидимка». Мол, однажды издатель, у которого должен был печататься один из первых рассказов Александра Степановича «Апельсины», спросил у автора, как он будет подписывать свои произведения. На этот вопрос молодой литератор пылко ответил — «Лиловый дракон». Издатель расхохотался ему в лицо и сказал, что такой псевдоним совсем не годится. Тогда Александр Степанович взял первую половину своей настоящей фамилии, вспомнив, как его звали однокашники.

Стоит вспомнить и о том, что к началу своей литературной карьеры быть Гриневским Гриневский уже попросту не мог. За пропагандистскую деятельность в Севастополе Гриневский поплатился тюрьмой и ссылкой. После освобождения из севастопольского каземата уехал в Петербург, но там вскоре опять загремел в кутузку. Его сослали на четыре года в г. Туринск Тобольской губернии. Он сбежал, добрался до родной Вятки, где отец достал ему паспорт недавно умершего в больнице «личного почетного гражданина» А. А. Мальгинова. Гриневский умер, Мальгинов ожил, а писателем стал третий — Грин.

Два в одном

Подпись «А. С. Грин» (именно так с видоизмененной фамилией и двумя реальными инициалами) впервые появилась в 1907 году под рассказом «Случай». Так Грин официально стал частью жизни Александра Степановича Гриневского. Причем в данном случае речь идет не просто о подписи под литературными опусами. Александр Степанович признавался: «Я чувствую себя только Грином, и мне странным кажется, когда кто-либо говорит: Гриневский. Это кто-то чужой мне».

Близкие писателя знали, что признания в раздвоенности собственной личности Александр Степанович совершает не ради красного словца. К 130-летию со дня рождения писателя в 2010 году была издана книга воспоминаний его первой жены Веры Павловны Калицкой под названием «Моя жизнь с Александром Грином». В своих мемуарах Вера Павловна прямо-таки препарирует психологию супруга. И совершает целый ряд признаний относительно единства и борьбы противоположностей в нем: «Трагедия Александра Степановича заключалась в том, что он был нацело расколотый человек: „Я, в котором всегда два“. Поразительно то, как он сам это понимал и как от этого понимания страдал. Эти два жившие в нем были удивительно различны...»; «Я не берусь разобраться в чрезвычайно сложном характере Грина. Прибавлю только, что люди, знавшие его только по книгам и принимавшие за одного из его благородных героев, за Грэя, Галиена Марка и т. д., так же, как и те, кто сталкивался с Александром Степановичем в жизни и отзывался о нем так отрицательно и зло, что приходилось смущаться, были одинаково неправы, так как знали только один из его ликов. А между тем Грин и Гриневский жили в нем нераздельно и неслиянно»; «И в область своего творчества творец Грин не допускал своего двойника, Гриневского, не допускал никакого загрязнения. Область творчества всегда оставалась нетронуто чистой и осталась бы такой, сколько бы лет еще ни прожил Грин, сколько бы вещей он ни написал».

Двойники и подозрительные личности

Уже свыкнувшись со своим новым «я», Александр Степанович узнал, что существует другой литератор, подписывающий свои произведения «А. Грин». Речь идет об известной американской писательнице Анне Кэтрин Грин (11 ноября 1846 — 11 апреля 1935), впервые использовавшей для своих романов название «детектив». В то время как Александр Степанович только еще начал взбираться на литературный олимп, ее уже охотно переводили на русский. И потому, увы, случались недоразумения, так или иначе влияющие на публичный имидж Грина-Гриневского. Еще сильнее по репутации Александра Степановича ударило появление в Одессе графомана А. Грина, беззастенчиво кроившего пьески из чужих произведений.

Кстати, самого Александра Степановича Грина также не раз обвиняли в плагиате. Так, в 20-е годы в прессе была растиражирована история о том, что Грин, плавая матросом где-то в районе Зурбагана и Сан-Риоля, убил английского капитана и присвоил его рукописи, которые потом переводил на русский и выдавал за свои. Грин историю эту не опровергал, а совсем наоборот — она была процитирована им множество раз в предисловиях к изданиям разных лет. Грин понимал, так проще мистифицировать читателя, так скорее поверят в искренность переданных им эмоций и в правильность пережитого им опыта, того опыта, что позволил выдуманным им героям стать реальнее самого творца.

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив «КТ», crimeatour.info
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 485 от 29 июня 2018 года

Еще статьи:
Просмотров: 531 |   Комментарии (0) Дата публикации: 5-07-2018

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Декабрь 2018 (30)
Ноябрь 2018 (85)
Октябрь 2018 (88)
Сентябрь 2018 (81)
Август 2018 (85)
Июль 2018 (84)