Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Второй шанс народного просветителя

13 июля день рождения книговеда, библиографа, писателя Николая Рубакина, человека, который не понимал музыку стихов, но проникся поэтичностью Крыма

Он считал, что все знает о потребностях народа и получал весьма лестные отзывы от Ленина, но в стране победившего пролетариата места ему не нашлось. Он мечтал провести остаток жизни в Крыму, но вынужден был стать «квартирантом» в Швейцарии. Раз за разом ошибаясь, он пришел к выводу, что был прав с самого начала: в жизни нет гармонии, она есть только в книгах.

Человек из черного списка

Для крымчанина, живущего нынешними реалиями полуострова, наверное, самым ценным в наследии Николая Рубакина является то, что он, покойный уже 72 года, умудрился попасть в черный список украинских ура-патриотов. Любители поперетасовывать историю из Незалежной обвинили интеллектуала Рубакина в создании ложной картины мира, само собой, в пользу России.

Российским либералам Рубакин тоже не по вкусу. Ему инкриминируют фразу: «Население России составляет около трети населения всей Европы. Другими словами, из трех европейцев одному, наверное, выпадает величайшее счастье быть русским подданным и жить под сенью незыблемых законов Российской империи, и наслаждаться всеми благами, какими дарит его русское благоустройство». Статистические данные, которыми руководствовался Рубакин, делая подобный вывод, по мнению либералов, хуже воровства. Современные западники скоропалительно заключают, что с помощью рубакинского масштабного социологического исследования «Россия в цифрах», изданного в 1910 году, в наши дни «монархически настроенные элементы пытаются отмыть Николая II».

Сам бы Рубакин, будь он в курсе того, что его посмертно обвинили в имперских амбициях, очень удивился бы. Ведь при жизни царь-батюшка обвинял его совершенно в противоположном, считая весьма и весьма заблудшей овцой.

Всё для народа

Николай Александрович Рубакин был, что называется, умница и интеллектуал. И много думал о народе и социальной справедливости. Слишком много, по мнению любых властей. Гораздо больше, чем народ когда бы то ни было думал и знал о нем.

Рубакиным было опубликовано 350 журнальных статей, не считая газетных, написано и издано 280 книг и брошюр, в том числе 233 — для крестьян и рабочих, среди его брошюр насчитывалось 15 руководств для самообразования. Николай Александрович составил около 15 тысяч индивидуальных программ для чтения и самообразования. При этом 47 написанных Рубакиным книг было запрещено и уничтожено царской цензурой тотчас же по их выходе в свет, семь книг искалечено цензурой.

Он любил говаривать: «Да здравствует книга — могущественнейшее орудие борьбы за истину и справедливость» и добавлял при этом: «Культурная работа — это средство, революция — цель». Неудобный человек. Слишком умный, чтоб быть сговорчивым.

Путешествие поневоле

Рубакин, как большинство ученых-теоретиков, жил в своем, придуманном его же запредельно высоким интеллектом лучшем мире. Центром его вселенной были книги, чужие и свои. Оттого, возможно, он никогда и никуда не выезжал бы из Санкт-Петербурга, если б не недовольные им власти. В середине 90-х годов XIX века царское правительство выслало его в Рязань. А после студенческих волнений 1901 года, когда петербургские литераторы выступили в защиту студентов, подписав протест против избиения студенческой демонстрации у Казанского собора, Николай Александрович, опять—таки по велению свыше, отправился в Крым. Жену же Рубакина, Надежду Ивановну, с малолетним сыном Александром просто выслали из столицы, не оговаривая расстояния, в окрестности, в Шувалово. Потому в Крым Рубакин приехал практически холостяком.

Украденное счастье

«Крым сыграл большую роль в жизни Рубакина», — констатирует Александр Рубакин в своей книге о великом отце. Пишет, не предъявляя претензий к человеку, который, отправившись в Крым, поставил решительную точку в истории их семьи. Более того, Александр Николаевич пытается оправдать отца, мол, все произошло случайно. Просто «отец, как все русские интеллигенты того времени, ничего не умел делать сам, своими руками. Если бы он остался один, он умер бы с голоду, так как не сумел бы себе даже сварить яйца. Ему всегда нужен был рядом преданный человек для того, чтобы окружать его уходом, заботиться о его пище, одежде, вообще о хозяйстве...» Да, свято место пусто не бывает...

В Крыму Николай Александрович Рубакин поселился на даче у своего знакомого, Николая Павловича Коломийцева. Коломийцев являлся профессором метеорологии Ново-Александровского сельскохозяйственного института. И располагал недвижимостью в Профессорском уголке уютной Алушты. Свое гнездышко близ горы Кастель Николай Павлович назвал «Камыш-Бурун». Дачу Коломийцев построил по собственным чертежам, а затем, по примеру других владельцев усадеб на берегу Черного моря, превратил ее в пансион. Григорий Москвич в «Путеводителе по Крыму» замечает, что на даче проф. Н. П. Коломийцева «Камыш-Бурун» в наличии имеются «36 комнат ценою от 20 до 100 р. в мес., пансион 45 руб.».

Многие современники восхищались этой постройкой, отмечая, что «красивая дача... стоит на самом берегу, прекрасно защищенная от морских волн громадной стеной». И только Александр Рубакин, все же не удержав толику желчи, обозначает место семейной трагедии как «причудливое сооружение».

Причуды судьбы

Характеристика «причудливое сооружение» справедливо применять к даче Коломийцева только в том случае, если имеются в виду причуды судьбы. Вот они действительно проявили себя во всей красе в том самый момент, когда в южнобережном пансионе поселился «непрактичный» Рубакин. Это был, пожалуй, самый интересный сюжет из тех, что были придуманы Николаем Александровичем. Приехав в гости к знакомому, интеллигентнейший Рубакин увел у не менее интеллигентного хозяина жену.

Людмила Александровна происходила из немецкого рода Бесселей, ее прадед был крупным математиком и астрономом. К тому же она была замечательной пианисткой. Сын Николая Александровича свидетельствует: «Она готовилась выступать в концертах, знала блестяще французский и немецкий языки, но вся ее жизнь сложилась так, что ей не пришлось никогда работать... Людмилой Александровной, которая впоследствии стала второй женой моего отца и прожила с ним всю жизнь, пережив его в Швейцарии только на несколько месяцев. Всю свою беззаветную преданность и любовь она отдала моему отцу, окружив его необычайно заботливым уходом».

Людмила Александровна так описывает свою первую встречу с Рубакиным: «Николай Александрович проводил меня в свою комнату в маленьком домике. Рабочая келья. Простой деревянный стол, покрытый темной клеенкой, по стенам простые некрашеные полки с книгами. Вся его фигура удивительно гармонировала с этой „рабочей кельей“. Широкоплечий, приземистый, как крепкий здоровый боровик, в косоворотке темно-гранатового цвета — от него веяло чем-то глубоко русским, здоровым и энергичным».

В июне 1902 года Рубакин получил разрешение уехать из Крыма. С новой женой и старой верой, верой в то, что лучшее для него и тем паче для социума еще впереди...

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 487 от 13 июля 2018 года

Еще статьи:
Просмотров: 513 |   Комментарии (0) Дата публикации: 13-07-2018

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Декабрь 2018 (41)
Ноябрь 2018 (85)
Октябрь 2018 (88)
Сентябрь 2018 (81)
Август 2018 (85)
Июль 2018 (84)