Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Голодный гений

3 октября (по старому стилю) 145 лет назад родился русский писатель, номинант на Нобелевскую премию по литературе Иван Шмелев

Шмелев мечтал о Крыме. Но, как известно, желания наши сбываются не так, как мы мыслим, а исходя из высшей целесообразности, которой руководствуются где-то там. Литератор жаждал жизни по схеме «построить дом — купить лошадь — наслаждаться крымской природой», а получил тяготы гражданской войны, голод и путевку в бессмертие.

Бойтесь своих желаний

В большинстве жизнеописаний Шмелева указано, что первый раз он побывал в Крыму в 1907 году, гостил на даче своего редактора Дмитрия Тихомирова (педагога и издателя детского журнала), в Профессорском Уголке Алушты. Однако известный русский писатель Сергей Сергеев-Ценский в своих воспоминаниях, написанных в начале 50-х годов и опубликованных в журнале "Отечественные архивы«, указывает совсем другую дату. Предварительно описав, кто такой Шмелев, каковы были его материальное положение и место в литературных кругах того времени, Сергеев-Ценский пишет: «Он (Шмелев) получил даже возможность приехать в 1909 г. в Алушту, где поселился у Тихомирова, имевшего в Алуште большую дачу с пансионом для курортников, свой виноградник и основательный винный подвал». А в качестве доказательств своей хорошей памяти с некоторой желчью описывает пороки тогдашнего курортного бомонда, само собой не обойдя вниманием и Шмелева. «Зная за ним способность проигрываться на бегах, я наблюдал его с не меньшим интересом, чем способного выпить сколько угодно Куприна. Пить любил, впрочем, и Шмелев, но у него это было как бы приправа к обыкновенным писательским разговорам, и не нужно было напрягать воображение, чтобы представить, что точно так же за бутылкой вина или за полудюжиной пива велись им студенческие разговоры. Разговаривать (а не действовать) было его страстью, причем разговаривать, впадая то и дело в пафос, делая сильные жесты, вскакивая с места, повышая голос до крика... Багаж знаний его был невелик; круг наблюдений узок; в какой-либо степени новатором в литературе он быть не мог, лидером, как писатель-общественник, тоже, но в кильватерной колонне за лидером он мог идти, не портя строя... Никаких материалов для своих произведений он не искал...» Да, наверное, Сергей Николаевич вполне мог оказаться прав. Его оценка стала бы вполне оправданной, если бы материалы для произведений сами не нашли Шмелева, если бы его литературный талант не закалился в горниле боли, через которую ему очень скоро предстояло пройти...

Дом в Алуште, где жил Иван Шмелев

Не дано предугадать

Ещё раз он приехал сюда летом 1917 года, на этот раз с женой и твердым желанием «пустить здесь корни». Звал он в Алушту и сына. «Здравствуй, Серега! Получил ли известие, что мы в Крыму, в Алуште, у Ценского. Пиши: Алушта, Таврическая губерния, почтовый ящик № 100, С. Н. Сергееву-Ценскому — для меня», — писал Иван Сергеевич в действующую армию 21 июня 1917 года.

И неделей позже: «У Ценского хорошо. Сегодня снимали абрикосы и груши... Жарко! 25 в тени! Ценский очень мил и очень одинок. Жаль его: связался с хозяйством, фермой и не пишет... Без тебя мне и в Крыму тошно...»

Интересно, что Сергеев-Ценский оценивает то время совершенно иначе. Более того, вообще отрицает, что принимал Шмелева у себя. Мол, захаживать захаживал, но изредка и ненадолго. «В 17-м году, после Октябрьской революции он уже оказался в Алуште, на даче Тихомирова, совершенно убитый...» — сообщает Сергей Николаевич. И добавляет с сарказмом: «Слабый и телом, и духом, Шмелев очень надоедал тогда мне, занимавшемуся уже не писательством, а физическим трудом на своем участке земли, бесконечными жалобами на свою бедность...»

То, о чем Шмелев так мечтал, наконец-то сбылось — он приобрел в Крыму недвижимость. За что удостоился посмертных насмешек от Сергеева-Ценского: «Деньги, на которые он приобрел себе дачку, он выпросил у Токмаковой, владелицы одного из алуштинских винных подвалов. Просто бухнулся ей в ноги с воплями: „Вот я, старый писатель, доведенный до нищеты, не имеющий угла...“ и так далее. И так далее. Токмакова дала ему керенки, поскольку они ей, уезжавшей тогда за границу, вообще были не нужны, и Шмелев сделался дачевладельцем Крыма, и даже мания величия к нему вернулась было в первые дни обладания дачей, но вскоре мания преследования вновь вступила в свои права...» Но то была не мания преследования, а предчувствие большой беды.

Восход Солнца мертвых

О пребывании в Алуште Иван Шмелев рассказал в своей знаменитой книге «Солнце мертвых», впервые напечатанной в альманахе, выпущенном русскими писателями-эмигрантами в Париже. Ее называли реквиемом, поэмой в прозе, одной из самых трагических книг за всю историю человечества. «Читайте, если у вас хватит смелости», — советовал великий Томас Манн. Он был прав. Да, вероятно, тяжелее всего видеть красоту там, где смерть, видеть смерть там, где красота, невыносимо быть эстетом на костях. А в Крыму солнце иногда светит так ярко, что можно увидеть дно самой глубокой пропасти, пропасти отчаянья. Шмелев это осознал, когда голодал, когда потерял сына. Шмелев натренировал свое перо, когда писал облеченным властью людям свои, похожие на крик боли письма. «Отбирают последнее достояние, — сообщал он 12 марта 1921 г. в письме, адресованном советскому наркому просвещения Анатолию Луначарскому. — Требуют одеяло, утварь, припасы. Я отдаю последнее, у меня ничего своего, все от добрых людей — и то берут. Я болен, я не могу работать. Я имел только 1/4 фунта хлеба на себя и жену. Если бы не малый запас муки, я умер бы с голоду. Я не знаю, что будет дальше. Последнюю рубаху я выменяю на кусок хлеба. Но скоро у меня отнимут и последнее. У меня остаётся только крик в груди, слёзы немые и горькое сознание неправды». Наверное, тогда он чувствовал себя таким же неуместным в своей непрактичности, как павлин, описанный им в «Солнце мертвых»: «Бродяга-павлин, теперь никому не нужный. Он ночует на перильцах балкона: так не достать собакам».

Когда весной 1922-го он возвратился в Москву, поэт И. А. Белоусов, друг писателя, вспоминал: «...я едва узнал его при встрече: вместо живого, подвижного и всегда бодрого, я встретил согнутого, седого, с отросшей бородой, разбитого человека...» И это при том, что Шмелев еще не знал, что его единственного сына расстреляли как белогвардейца в Феодосии. Так, оставаясь в неведении, он с супругой и перебрался за границу по приглашению И. А. Бунина.

Сильнее жизни

В апреле 2000 года внучатый племянник Шмелева Ив Жантийом-Кутырин передал Российскому фонду культуры архив Ивана Шмелева. Памятник-бюст писателя был открыт 29 мая 2000 г. в старом столичном районе Замоскворечья, где прошло его детство. А в мае 2001 года по благословению Святейшего Патриарха прах Шмелева и его жены был перенесен в Россию, в некрополь Донского монастыря в Москве, где сохранилось семейное захоронение Шмелевых. А в Алуште находится единственный в России музей, повествующий о самобытном русском писателе, одном из ярких представителей русского зарубежья, о его жизни и творчестве. Дом-музей Ивана Шмелева расположен рядом с домом-музеем академика архитектуры Бекетова, в доме, также принадлежавшем в прошлом семье Бекетовых, по адресу: Профессорский уголок,

ул. Набережная, 2.

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив «КТ», esaulov.net
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 499 от 5 октября 2018 года

Еще статьи:
Просмотров: 479 |   Комментарии (0) Дата публикации: 11-10-2018

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Декабрь 2018 (30)
Ноябрь 2018 (85)
Октябрь 2018 (88)
Сентябрь 2018 (81)
Август 2018 (85)
Июль 2018 (84)