Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Маленькая жизнь маленького государства

Как сто лет назад немцы помогли создать Крымское Краевое правительство

В 1918 году Крым пережил несколько смен власти. Еще только начиналась Гражданская война, еще трудно было даже предположить, чем закончится период тотальной смуты на территории развалившейся Российской Империи, и в Крыму в частности. И когда в конце весны полуостров оккупировали немцы, Крым стал важной картой в крупной политической игре. Но как разыгрывалась эта карта?..

Принципиальный вопрос

После октябрьского переворота 1917 года изначально власть в Крыму захватили большевики, пользовавшиеся поддержкой главной в ту пору силы на полуострове — матросов Черноморского флота, однако к 1 мая 1918 года Крым был оккупирован кайзеровскими войсками. Немцев привлекало уникальное геополитическое положение полуострова — своеобразного моста между Европой и Азией.

В повседневную жизнь края оккупанты особо не вмешивались; было уже не до этого — события на Западном фронте в ту пору были важнее, сил на полноценную диктатуру в Крыму у немцев уже не было — устроить «новый германский порядок» на полуострове в полной мере не удалось.

Вместе с тем главный приоритет был соблюден: при поддержке германского руководства пост премьер-министра Крымского Краевого правительства получил генерал-лейтенант Матвей Сулькевич, приступивший 5-6 июня к формированию своего кабинета. Он казался немцам исключительно удобной фигурой: царский генерал, литовский татарин по происхождению (это придавало правительству национальный характер), мусульманин, противник всякого рода революций. Немцы были убеждены, что Сулькевич сохранит в Крыму спокойствие и порядок и обеспечит для них режим наибольшего благоприятствования.

Нельзя не обратить внимание на то, что генерал Сулькевич относился к своей должности на редкость серьезно и стремился к отстаиванию интересов маленького полуострова на всех уровнях и во всех вопросах. И если в отношениях с Германией правила игры диктовали немцы, то в отношениях с Украиной всё было совсем иначе: Крым не считал себя продолжением Украины и в этом вопросе занял абсолютно принципиальную позицию.

Примечательно, что Крым (в первую очередь об этом приятно было думать самому Сулькевичу, выпрашивавшему у кайзера Вильгельма II ханский титул) в ту пору считал себя независимым государством, хотя местные политики и осознавали, что судьба полуострова — будет ли он в составе «державы» гетмана Скоропадского (правившего в то время в Киеве) или же будет самостоятельным — решается в Берлине. Это было действительно так. Сулькевич направил в столицу Германии дипломатическую миссию.

Понятное дело, что немцы более чем холодно встретили дипломатические инициативы нового государства, заявив о том, что «в связи с настоящим международным положением» не считают возможным объявить о признании государственной независимости Крыма.

Принадлежность флота и таможенная война

Особый интерес вызывают тогдашние отношения Крыма и Украины. И Центральная Рада, и правительство гетмана Скоропадского стремились к включению Крыма в состав Украины. Германии же было выгодно существование двух вассальных режимов на юге бывшей Российской Империи — Скоропадского и Сулькевича. Как следствие, Берлин запугивал Сулькевича угрозой превращения Крыма в часть Украины — так было легче держать Крым в узде; Скоропадского же успокаивали в том духе, что скоро все территориальные притязания Украины будут удовлетворены.

Принципиальным был вопрос о статусе Черноморского флота, во все времена игравшего определяющую роль в жизни полуострова. В те годы флот беспощадно разграбляли. Немецкие солдаты ежедневно отправляли из Крыма в Германию посылки с продовольствием, в Берлин отправлялись поезда, нагруженные обстановкой императорских дворцов и яхт, из Севастопольского порта вывозили разнообразное ценное имущество.

Ключи от магазинов, складов и мастерских порта хранились у немецких офицеров, забиравших из них материалы и инвентарь без всяких документов, «причем забор их носит характер, если так можно выразиться, чисто стихийный, не оправдываемый надобностью...» — можно прочитать в докладной записке на имя командующего Севастопольским портом. Немцы и австрийцы грабили всё, что только можно, именуя это «военной добычей».

Начальник всех портов Черноморского флота адмирал Покровский наивно вопрошал в одном из документов: что является «военной добычей» при настоящей обстановке, когда войска дружественных государств введены в страну по приглашению ее правительства?

Новые хозяева вели себя в Крыму бесцеремонно, пользуясь своей силой и безнаказанностью. Судьба Черноморского флота так и осталась висеть в воздухе. Немцы предложили Украине заплатить за флот, как за общероссийское имущество, порядка 200 миллионов рублей. Участь флота так и осталась нерешенной — чьим был флот во второй половине 1918 года: украинским, крымским или немецким — с правовой точки зрения ответить крайне сложно.

Скоропадский не единожды получал от своих подчиненных докладные записки такого плана: «Неясность положения Крыма, главным образом Севастополя, в высшей степени затрудняет решение очень многих существенных вопросов. По-видимому, вопрос о принадлежности флота и Крыма крайне трудно разрешить на месте, а потому не явится ли правильным решением послать в Берлин специальную миссию для решения столь коренных вопросов...»

А в июне 1918-го Украина развернула против Крыма настоящую таможенную войну. По распоряжению украинского правительства, все товары, направляемые в Крым, реквизировались. В результате закрытия границ Крым лишился украинского хлеба, а Украина — крымских фруктов. Продовольственная ситуация в Крыму заметно ухудшилась, даже в Симферополе и Севастополе были введены карточки на хлеб.

Населению Крыма было очевидно, что край прокормить сам себя не может, но правительство Сулькевича упорно стояло на позиции сохранения фактической независимости своего маленького государства и уделяло большое внимание вопросам, связанным с внешними атрибутами независимости.

Крым в 1918 году успел получить, например, свой герб (византийский орел с золотым восьмиконечным крестом на щите) и флаг (голубое полотнище с гербом в верхнем углу древка).

Столицей государства объявлялся Симферополь. В ранг государственного языка был возведен русский, но с правом пользования на официальном уровне татарским и немецким. Независимый Крым планировал начать выпуск и собственных денежных знаков. Был разработан закон о гражданстве Крыма.

Гражданином края, без различия по признаку вероисповедания и национальности, мог стать любой человек, родившийся на крымской земле, если он своим трудом содержал себя и свою семью.

Сулькевич ставил задачу создания собственных вооруженных сил, так и не реализованную на практике. Край стремился всячески подчеркивать свою обособленность от Украины, что в целом успешно удавалось осуществлять всё время владычества Сулькевича и Скоропадского. На время отсутствия в России признанной национальной власти Крым считал возможным считать себя независимым государством. Следует признать, что за время своего правления кабинет Сулькевича не сумел обрести в глазах народа признания и уважения. С симпатией к ставленнику немцев относились лишь крымские татары.

Второе правительство

Оппозиция видела в Сулькевиче виновника всех бед края. 17 октября в Ялте на квартире видного кадета Н. Н. Богданова кадетское руководство, предварительно заручившееся поддержкой немецкого командования, вынесло решение о необходимости отрешения кабинета Сулькевича от власти. 14-15 ноября кабинет Сулькевича сложил свои полномочия. Генералу Сулькевичу еще предстояло продолжить, как сказал о нем главнокомандующий Добровольческой армией генерал А. И. Деникин, свою «русофобскую деятельность» на посту военного министра Азербайджанской Демократической Республики (в 1920 году Сулькевич был расстрелян большевиками в бакинской тюрьме). Новое Краевое правительство возглавил Соломон Крым.

Заседания правительства проходили ежедневно, иногда дважды в день. Введенный председателем предельный час заседаний (11 часов вечера) соблюдался редко. Несмотря на изнурительную работу, поглощавшую всё время, министрам удавалось работать единодушно. Соломон Крым, несомненно, мог бы быть идеальным правителем своего маленького государства. Занимавший кресло министра юстиции Владимир Набоков, отец знаменитого писателя, также был одной из ключевых фигур кабинета.

На конец 1918 года в Крыму всё было, казалось бы, стабильно. Присутствовала внешняя (союзники) и внутренняя (добровольцы) вооруженная сила, которой, по мысли Деникина, предстояло развернуться в мощные вооруженные формирования, служившие гарантом стабильности в регионе. Отношения между союзниками и добровольцами еще не приняли конфликтного характера. Основным событиям на Крымском полуострове еще только предстояло произойти. Измученному крымскому обывателю еще предстояло увидеть большевизацию края, разложение союзных войск и их поспешную эвакуацию.

Сергей ФАДЕЕВ
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 502 от 26 октября 2018 года

Еще статьи:
Просмотров: 768 |   Комментарии (0) Дата публикации: 30-10-2018

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Май 2019 (46)
Апрель 2019 (87)
Март 2019 (92)
Февраль 2019 (79)
Январь 2019 (46)
Декабрь 2018 (88)