Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Крымские хлопоты столичного вельможи

Старинный фонтан в имении

Имения Бороздина Саблы и Кучук-Ламбат были культурными оазисами

Влиятельнейший человек в империи, генерал-лейтенант, сенатор, гражданский губернатор Тавриды, близкий родственник Раевских и Давыдовых Андрей Бороздин стал одним из первых крупных застройщиков российского Крыма.

Мушкетер и милиционер

Само собой Андрей Михайлович Бороздин был человеком голубых кровей, из потомственных дворян. Таким от рождения прямой путь в армию, отстаивать честь свою и государства. И Андрей Михайлович не был исключением. В восьмилетнем возрасте его определили в лейб-гвардии Семёновский полк каптенармусом (унтер-офицерский чин. — Ред.), а по достижении совершеннолетия произвели в прапорщики. Будучи еще совсем зеленым юнцом, Бороздин уже понюхал пороху — в 1789 и 1791 годах участвовал в двух кампаниях против шведов. И в 31 год стал полковником.

В 1798 году Бороздин вышел из гвардии с производством в генерал-майоры и был назначен шефом Троицкого мушкетерского полка. Затем, в 1806-м, служил в киевской милиции, в Чигиринском повете, под командованием князя Александра Александровича Прозоровского. А после этого на «гражданку»...

Война и Крым

2 ноября 1807 года Высочайшим указом Андрей Михайлович Бороздин был назначен Таврическим гражданским губернатором. Правда, с началом Отечественной войны 1812 года Бороздин посчитал своим долгом просить у Государя вновь отправиться в армию. На что и получил соизволение. Однако был оставлен в уже полюбившемся ему Крыму по причине возникшей на полуострове чумы. Историки по сей день спорят, а была ли собственно эта самая чума, ведь «XIX век вошёл в историю чумных эпидемий как время относительного затишья после жестоких вспышек этой болезни в предыдущие столетия». С Севастополем всё по сей день остается неясно, там, скорее всего, за нее принимали холеру или какую-то другую инфекционную болезнь. А вот данные о том, что в августе 1812 года чума была занесена в Феодосию, а оттуда проникла в Симферополь, Керчь и Еникале, у исследователей сомнений не вызывают. Потому и заслуги Бороздина в деле борьбы за нераспространение опасной заразы за пределы полуострова кажутся весьма весомыми. К тому же Бороздин проявлял столь заметное усердие в сражениях за здоровый Крым по причинам весьма личным, он мог утратить слишком многое. Причем, как известно, терять то, что только что приобрел, тяжело вдвойне.

Часть имения сохранилась (современное село Каштановое)

Мастер компромиссов

На полуострове Бороздин приобрел сразу несколько имений: Саблы, близ Симферополя, Кучук-Ламбат, между Алуштой и Ялтой, и Карасан, в Партените. Из-за них он, собственно, и был отстранен от должности гражданского губернатора.

Гостивший у Бороздина доктор медицины, генерал-штаб-доктор Кавказской армии, действительный статский советник Эраст Степанович Андриевский писал: «Служа Таврическим губернатором, Бороздин занимался меньше своим губернаторством, чем своими дачами, потому его попросили выйти в отставку, чтобы не отвлекать его от любимых его занятий. Он устроил сначала Саблинское имение, но вскоре бросил его и занимался исключительно Кучук-Ламбатом. Он насадил здесь пропасть прекрасных растений, но уже не имел средств, чтобы воздвигнуть барские чертоги. Он исправил кое-как татарские дома и избы рабочих. Бороздин жил в доме ниже домика, занимаемого женой, где все было устроено как по струне...»

Но не только коллеги-военные бывали в имениях Бороздина. Андрей Михайлович слыл удивительно гостеприимным хозяином. Он часто устраивал роскошные балы. На дачах Бороздина в разное время бывали Пушкин, Жуковский и Грибоедов.

Но не жажда общения толкала Бороздина на то, чтобы открыть свои дома для золотой молодежи России и всех мало-мальски значимых личностей того времени. Андрей Михайлович соблюдал собственную выгоду, помнил об интересах своих детей, хотел пристроить красавиц-дочерей максимально выгодно. Но на этот раз судьба с Бороздиным на компромисс не пошла.

Инвестиции в будущее

«Саблынская дача» была построена в трех километрах западнее старых деревень Ашага-Сабла, Орта-Сабла и Юхары-Сабла (то есть Нижняя, Средняя и Верхняя Сабла). Эти деревушки «с 58 дворами и 310 душами обоего пола и 3500 десятинами земли» в свое время по распоряжению Новороссийского генерал-губернатора князя Потемкина были отписаны адмиралу Мордвинову. Но тот был слишком уж негативно настроен по отношению к местному населению, крымским татарам, что и побудило его избавиться от крымской недвижимости, продав ее Бороздину, тогда еще губернатору.

Андрей Михайлович постарался изо всех сил. Его усилиями в Саблах появилась суконная фабрика, на которой производилось «до 15000 аршин сукна в год», а также кожевенный завод. Подумывал Бороздин и о строительстве фабрики химических продуктов. У проезжей дороги появился шинок, который пополнял мошну Бороздина на сумму 2000 руб. в год. В имении разводили шелковичных червей и овец, разбили виноградники и фруктовые сады. Селекционер-плодовод Лев Платонович Симиренко отмечал: «Саблынский питомник Бороздина был первым в Крыму рассадником, из которого все желающие в течение многих лет получали нужные им запасы плодовых деревьев».

Рассадник... Интересное слово, неоднозначное. Увы, к последующему глубокому сожалению Бороздина, его дача под Симферополем действительно стала рассадником, рассадником свободомыслия. Поначалу Андрей Михайлович и не подозревал, что под его кровом собираются те, кто в декабре 1825 года выйдут на Сенатскую площадь Санкт-Петербурга, а после войдут в историю, как декабристы.

Не потерять бы в декабре...

Дети часто делают не тот выбор, который был бы желателен их родителям. Так приключилось и в благородном семействе Бороздиных. Старшая дочь Андрея Михайловича Мария, слывшая первой красавицей Петербурга, влюбилась в рано овдовевшего отца четырех детей Иосифа Поджио. Младшая Катенька остановила свой выбор на его приятеле, подпоручике Владимире Лихачёве. И тот, и другой спустя лишь несколько месяцев после роскошных свадеб были арестованы по делу декабристов. Бороздин же изо всех сил пытался «отмыться» и «отмыть» своих дочерей от подозрения в участии в «гнусном заговоре против государя-императора».

Бороздин победил в борьбе за души дочерей, они не стали декабристками, не отправились в Сибирь за мужьями и впоследствии обе вторично вышли замуж. Однако Саблынской дачей пришлось пожертвовать.

В 1826 году Бороздин был вынужден продать имение Саблы камер-юнкеру Завадовскому с переводом лежавшего на нём долга в 150 тысяч рублей. Эти деньги Андрей Михайлович взял в Государственном взаимном банке под залог дачи и 338 крепостных крестьян почти сразу после подавления восстания декабристов. Однако Завадовский оказался несостоятельным землевладельцем, что привело к тому, что 18 мая 1826 года по Указу Сената Саблынскую дачу выставили в продажу на публичных торгах.

Андрей Михайлович Бороздин скончался в декабре 1838 года в Симферополе. Его похоронили в семейном склепе в имении Кучук-Ламбат.

Ефимия СКИДЕЛЬСКАЯ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 502 от 26 октября 2018 года

Еще статьи:
Просмотров: 709 |   Комментарии (0) Дата публикации: 1-11-2018

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Май 2019 (49)
Апрель 2019 (87)
Март 2019 (92)
Февраль 2019 (79)
Январь 2019 (46)
Декабрь 2018 (88)