Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Судьбы с Великим исходом

14 ноября в Крыму и Севастополе отмечается памятная дата – День исхода Русской армии

Отношение к событиям 98-летней давности далеко не однозначно. Даже несмотря на то, что принимать чью-то сторону – красных или белых – сегодня не обязательно. Главное, помнить и извлекать уроки на будущее. Ведь многие из тех, кто вынужденно покинул Родину в далёком 1920-м, не отрекались от России, всегда продолжали оставаться русскими и, более того, заставили весь мир узнать, что такое наш национальный дух.

Николай Туроверов: От войны к творчеству

Необычайную популярность в русском зарубежье обрел покинувший Крым в 1920-м и «причаливший» в Париже донской казак, поэт Николай Туроверов.

Его, выраженные в стихах чувства, вызванные Исходом, столь остры, что в пору слезу смахнуть: «Уходили мы из Крыма / Среди дыма и огня, / Я с кормы все мимо, мимо / В своего стрелял коня. / А он плыл, изнемогая, / За высокою кормой, / Все не веря, все не зная, / Что прощается со мной. / Сколько раз одной могилы / Ожидали мы в бою. / Конь все плыл, теряя силы, / Веря в преданность мою. / Мой денщик стрелял не мимо, / Покраснела чуть вода… / Уходящий берег Крыма / Я запомнил навсегда».

Всю российскую половину жизни он служил в армии: в 17 лет был зачислен в лейб-гвардии Атаманский полк, с которым прошел всю Первую мировую войну, потом, после возвращения на родной Дон, встал на сторону белого движения, воевал в Гражданскую, был четырежды ранен. Вторая половина жизни, эмигрантская, сложилась совершенно иначе. После Крыма лагерь на острове Лемнос, затем Сербия, работа лесорубом и мукомолом, и, наконец, Франция. Приехав в Париж, Николай Туроверов на первых порах по ночам разгружал вагоны, а днем… учился в Сорбонне (!). Получив образование, донской казак превратился в банковского служащего и, по совместительству, известного поэта, творчество которого высоко ценил сам Иван Бунин.

Александр Ханжонков: А может, вернемся?

Еще один донской казак, который, правда, прославился задолго до Исхода, Александр Ханжонков. О нем говорят: тот человек, что еще в 1911 году снял первый русский полнометражный фильм «Оборона Севастополя» – о событиях Крымской войны 1853-1856 гг. Авторами сценария и режиссёрами фильма были

А. А. Ханжонков и В. М. Гончаров, а главными героями стали доблестные защитники города русской воинской славы – адмиралы Нахимов и Корнилов. Примечательно, что кинофильм завершался документальными съёмками ещё оставшихся в живых участников Севастопольской эпопеи.

Ханжонков гордился своей страной, своим и общерусским наследием. Рассказывал знакомым, что его дедушка был знаком с самим Пушкиным, а отец стоял в почетном карауле при короновании государя императора Александра II.

Он тоже был военным, прошел две войны: русско-турецкую и русско-японскую. Но до творчества дорос еще до эмиграции. В 1905-м Ханжонков вышел в отставку «по болезни». Ему поставили диагноз «хронический полиартрит», сам же он считал себя «заболевшим кинематографом».

В 1917-20 гг. в Крыму Ханжонков занимался реализацией проекта «Ялтинский Голливуд». Но разгром армии Врангеля привел его в Константинополь. Правда, адаптироваться на чужбине Александр Алексеевич не смог и спустя три года вместе с семьей вернулся на родину. Жил в Ялте, занимался литературной работой, оставил воспоминания о первых годах русской промышленности. Они были изданы в 1937 году. Сам же бывший знаменитый «белый» режиссер тихо умер в собственной постели в возрасте 68 лет 26 сентября 1945 года, удостоившись в советских газетах лишь самых скромных некрологов. Похоронен в Ялте на Поликуровском кладбище. 26 августа 2011 года в Ялте в рамках XII Международного телекинофорума «Вместе» установили памятник Александру Ханжонкову на пересечении улиц Боткинской и Пушкинской.

Анастасия Бизертская: Мадам Африка

Арабский кинорежиссер Махмуд бен Махмуд, снявший о ее жизни документальный фильм, прозвал ее Анастасией Бизертской, кто-то именовал мадам Рюссо, и даже мадам Африка. Но сама она никогда не забывала, кто она и откуда.

Дочь русского офицера Анастасия Ширинская-Манштейн была еще ребенком, когда после крымского Русского исхода попала в далекую Африку в Бизерту. Волею судеб, в 1920 году здесь оказалось тридцать три русских корабля, пять с половиной тысяч русских – морских офицеров, нижних чинов, «сухопутчиков», казаков, кадетов, гражданских, многие вместе со своими семьями. «Африканский климат, чужой язык и образ жизни, поиски средств к существованию – все это обрушилось на нас, – вспоминала Ширинская-Манштейн. – Кем только не работали мои земляки! Моя мама, например, как и многие дамы, подрабатывала дома, вышивала, штопала белье, нанималась в богатые семьи прислугой или воспитателем».

Анастасия запомнила, как близ африканских берегов 29 октября 1924 года были спущены флаги на последних кораблях Российского Императорского флота – Франция, под чьим протекторатом находился Тунис, признала Советскую Россию. Эскадра исчезла, пошли «на иголки» или были распроданы корабли. Но она осталась. Превратилась в хранительницу истории и традиций Отечества, русского духа в тунисской Бизерте. И это не было маской для общественности, свой патриотизм она подкрепляла действиями – более 70 лет оставалась русской подданной, жила с паспортом беженки, наотрез отказываясь принять французское гражданство. Ее религией было «Россия возродится, стряхнув большевиков». В глубокой старости Анастасия Александровна приезжала в Россию – посетила родные места и получила паспорт РФ с двуглавым орлом.

Умерла Анастасия Ширинская-Манштейн в 2009 году, оставив потомкам книгу воспоминаний о русской общине Туниса «Бизерта. Последняя стоянка».

Моменты спорные и бесспорные

Стоит ли сегодня, в эпоху толерантности и терпимости, спорить об оценках того, что случилось почти сто лет назад? Спорить – нет. Дискутировать – конечно. А то, что тема Русского исхода деликатная и неоднозначная, доказали севастопольцы уже после воссоединения Крыма с Россией, когда идея создания Парка Русского исхода на мысе Хрустальный вызвала всплеск негодования. Коммунисты даже научно-практическую конференцию собирали, чтобы не допустить «крамолы». Мероприятия к дате Русского исхода, правда, в Севастополе проводят регулярно, из года в год. Скоро опять проведут. Крестный ход уже запланирован на 17 декабря. Память людская оказалась надежнее любых памятников, ее с постамента не сбить и не запретить. 

Ефимия СКИДЕЛЬСКАЯ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 503 от 2 ноября 2018 года

Еще статьи:
Просмотров: 637 |   Комментарии (0) Дата публикации: 4-11-2018

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Май 2019 (46)
Апрель 2019 (87)
Март 2019 (92)
Февраль 2019 (79)
Январь 2019 (46)
Декабрь 2018 (88)