Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Олег Романько: «Оба раза оккупанты действовали по определённому шаблону»

Доктор исторических наук, профессор кафедры истории России КФУ им. Вернадского рассказал «КТ» о двух немецких оккупациях Крыма, изменивших судьбу полуострова

В ХХ столетии Крым пережил две немецкие оккупации: в 1918-м и в 1941–1944 годах. Чем-то они были похожи, как любые однотипные явления. Однако каждая из них имела свои особенности, связанные с планами, которые вынашивали военно-политические элиты кайзеровской Германии и нацистского Третьего рейха относительно административно-политического статуса полуострова и судьбы его жителей...

Генеральный округ «Крым», 1941 г.

«Немецкий Гибралтар»

— Каковы были главные цели немецких оккупаций Крыма?

— Первая оккупация проходила с апреля по ноябрь 1918 года. Оккупирующей стороной была Германская империя, которая захватила полуостров после заключения Брестского мира и, кстати, в нарушение достигнутых на нем договоренностей. Советская Россия активно протестовала, но правительство большевиков имело тогда весьма шаткое положение и протесты эти ни к чему не привели. Кроме того, провозглашенная тогда в Крыму Советская Социалистическая Республика Таврида имела неопределенный политический статус, трактовавшийся в диапазоне от автономной республики в составе Советской России до независимого государства. Фактически всё это указывало на ничейность полуострова. И наоборот, нацистская власть в Крыму в ноябре 1941 — мае 1944 гг. представляла собой типичную оккупацию территории другого государства со всеми вытекающими последствиями. Но и в 1918-м, и в 1941-44 гг. Германия занимала Крым по вполне понятным геополитическим причинам. А именно: как форпост на Черном море, так называемый «немецкий Гибралтар», и как мост на Кавказ с дальнейшей перспективой выхода на Ближний Восток и в Индию. В обоих случаях германские элиты хорошо понимали, зачем им нужен Крым, но так и не решили, что дальше с ним делать.

— Если сопоставить планы обоих периодов, то какие варианты судьбы полуострова можно выделить?

— Варианты следующие. Территория в составе Второго или Третьего рейха, часть территории государства немецких колонистов, которое должно было быть создано на Юге России, и часть (автономная или федеративная) украинского государства. У каждого из этих планов были свои сторонники и противники. Военное руководство кайзеровской Германии (в частности, генерал Людендорф) настаивало на германском характере Крыма. Дипломаты, наоборот, считали, что полуостров нужно присоединить к Украинской державе гетмана Скоропадского. С 1941 по 1944 год также шла подобная борьба мнений. Правда, большая часть нацистской военно-политической элиты видела Крым все-таки частью Третьего рейха. Украинским полуостров хотел сделать только нацистский идеолог Розенберг, и то с определенными оговорками. Единственное, в чем сходились и военные, и дипломаты кайзера Вильгельма II, и нацисты Гитлера, так это в том, что в Крыму надо всячески ограничивать турецкое влияние. Оба раза все планы остались на бумаге или в головах их авторов. Однако все они, в той или иной степени, наложили свой отпечаток на оккупационную реальность, которая существовала в Крыму в 1918-м или в 1941-44 годах.

— Каковы были административные структуры этих оккупаций? Проще говоря, как правили здесь немцы?

— Нацистская оккупация советской территории в годы Великой Отечественной войны имела в целом колониальный характер. В Крыму нацисты собирались первоначально создать гражданскую администрацию — так называемый Генеральный округ «Крым». Но из-за военно-политической обстановки здесь в конце концов установилась военная власть в лице Командующего войсками Вермахта в Крыму. Без его разрешения ничего не происходило, даже если это хотели сделать другие властные структуры нацистской Германии. Местные элементы, конечно, также участвовали в оккупационной администрации, особенно на низовом уровне. Однако это так называемое «местное самоуправление» было полностью коллаборационистским и тотально зависело от нацистов.

— Но и в 1918 году здесь были в основном военные...

— Да, и в 1918 году оккупационные функции также были возложены на военных, а именно на группу армий «Киев», оккупация осуществлялась силами 52-го армейского корпуса под командованием генерала фон Коша. Тем не менее, с административной точки зрения первая оккупация Крыма была намного мягче. Фактически во внутреннюю жизнь региона вмешивались, только когда шла речь о военных или экономических нуждах Германии. В таких условиях в начале июня 1918 года в Крыму и появилось 1-е Краевое правительство во главе с царским генералом Сулькевичем, литовским татарином по происхождению. Следует отметить, что это правительство было своего рода уникальным явлением в истории Крыма, так как и в теории, и на практике пыталось брать курс на его полный суверенитет. В 1918 году у полуострова появились свой флаг и герб, судебная система, делались попытки создать вооруженные силы, открылся Таврический университет, было даже введено крымское гражданство. В Крыму возник авторитарный режим, который, конечно, зависел от немцев, но имел практически полную свободу внутри региона. Но невозможно представить такое развитие событий в 1941-44 гг.

Советские граждане в рядах германской армии, 1943 г.

Коллаборанты. С оружием и без

— Давайте поговорим о коллаборантах. Кто и почему содействовал немцам в том и другом случаях?

— В 1918-м отношение крымчан к оккупантам было намного лояльней, чем в 1941-44 гг. После четырех месяцев большевистского правления, после перманентного красного террора и экспроприаций не будет преувеличением сказать, что большая часть населения Крыма восприняла приход немцев как установление порядка. По многочисленным свидетельствам мемуаристов, на полуостров вернулась относительно нормальная жизнь, заработали железная дорога и почта. Немцы распорядились вернуть имущество, которое отобрали большевики, прежним владельцам. Это с одной стороны. С другой — было определенное разочарование, скорее не в немцах, а в себе. Наверное, лучше всех это смешанное чувство выразил в своих воспоминаниях генерал Врангель, который с зимы 1917 по весну 1918 года проживал в Крыму: «радость освобождения от унизительной власти хама и больное чувство обиды национальной гордости». Со временем почти все слои населения стали предъявлять претензии правительству Сулькевича. Ему начали ставить в вину и плохое экономическое положение, и игнорирование социальных проблем, и зависимость от немцев. Недовольство вылилось в забастовки и открытые требования о смене Сулькевича и его правительства на более «пророссийское». Разумеется, при нацистах не могло быть и речи о такой бурной политической жизни. Хотя, конечно, и в эту оккупацию были те, кто по целому ряду причин приветствовал немецкие войска и даже сотрудничал с оккупантами. Таких было примерно 15% от общего количества крымчан. Как известно, нападение Германии на Советский Союз вызвало среди населения не только прилив патриотических чувств. Как и в целом по стране, среди жителей Крыма нашлось определенное количество граждан, которые встали на путь открытого сотрудничества с оккупантами. Часть из них сделала это из желания поквитаться с советской властью за нанесенные обиды, часть — исходя из своих националистических убеждений. И началось создание органов так называемого «местного самоуправления». Их возглавляли старосты, начальники районов и бургомистры, которые подчинялись немецким комендантам. Старосты должны были обеспечивать покой и порядок, бороться с саботажем, диверсиями, неподчинением немецким властям, организовывать изъятие продукции для нужд Германии и удовлетворять потребности оккупационных войск. И оккупанты активно использовали в своей политике фактор полиэтничности Крыма. Поэтому зимой 1941 и в течение 1942 года здесь появились татарские (мусульманские), армянские, болгарские и украинские комитеты, созданные параллельно органам самоуправления. Через эти комитеты населявшие Крым народы могли отстаивать перед оккупационными властями свои культурные, религиозные и экономические интересы. На политическую активность был наложен строгий запрет. Деятельность всех комитетов находилась под полным контролем оккупантов, которые использовали их как инструмент пропагандистского влияния.

— Известно, что были и такие коллаборанты, кто брал в руки оружие для поддержки оккупационного режима. Как много их было?

— Нацистам удалось сформировать вспомогательную полицию, самооборону, подразделения так называемых «добровольных помощников Германской армии», а также множество других частей общей численностью до 50 тыс. человек разных национальностей. Воинские части из представителей местного населения поддерживали оккупационный порядок в городах и сельской местности, боролись с партизанами и Красной армией, несли охрану военных, государственных и хозяйственных учреждений. В качестве вспомогательного персонала они охраняли лагеря советских военнопленных и участвовали в карательных акциях немцев.

— Но и сопротивление было значительным, если говорить о периоде Великой Отечественной. А в 1918 году сильно боролись с оккупантами?

— При всей авторитарности своего режима, правительство Сулькевича практически не проводило репрессивную политику, и с апреля по ноябрь 1918 года Крым действительно представлял собой оазис спокойствия. На его территории вполне себе легально действовал весь спектр политических партий, кроме большевиков, левых эсеров и анархистов, которые считались террористами. Правда, и особой активности они не проявляли. Понятно, что через двадцать три года ситуация являлась зеркально противоположной. В результате нацистской оккупации было расстреляно и замучено почти 140 тыс. крымчан, а 86 тыс. угнано на работы в Германию. Был на это и ответ. Через партизанские отряды и подпольные организации прошло примерно 14 тыс. жителей полуострова и других регионов СССР. Также следует обратить внимание на тот факт, что к середине 1943 года большая часть крымчан фактически помогала или сочувствовала партизанам. Те же, кто сотрудничал с немцами, оказались изгоями.

— Похоже, что метод регулирования немцами национальных отношений в Крыму представлял собой попытку опереться первоначально на ту или иную этническую группу...

— Оба раза они действовали по определенному шаблону с небольшими вариациями. В 1918 году такими этническими группами были местные немцы и крымские татары. Однако и те, и другие, по мнению военно-политического руководства Германии, оказались неспособными стать такой опорой. Во-первых, из-за своей малочисленности. Во-вторых, из-за явной ориентации на другие государства (протурецкие симпатии крымско-татарского национального движения были общеизвестны). В 1941-44 гг. нацисты в целом проводили такую же политику. Но в августе 1941 года советская власть депортировала крымских немцев, и нацисты попытались сделать крымских татар опорой своего режима. Они стали получать льготы и привилегии, которых не было у других этносов. При этом большинство крымского населения — русские — подвергались явной дискриминации. В 1943 году нацисты отошли от этой политики и попытались привлечь на свою сторону уже русских, признаком чего стало создание на полуострове так называемой Русской освободительной армии. Однако в обоих случаях оккупанты были вынуждены в конце концов перейти к опоре на многонациональные организации. В 1918 году такой организацией стало 1-е Краевое правительство. Наверное, помня этот опыт, нацисты в январе 1944 года попытались создать его аналог — русско-украинско-татарское Земельное правительство, правда со значительно более ограниченными полномочиями. Разумеется, из этого ничего не вышло.

Немецкие офицеры в оккупированном Крыму, лето 1918 г.

Некоторые черты

— Итак, обе немецкие оккупации имели некоторые сходные черты. В частности, в том, почему полуостров был нужен и Второму, и Третьему рейху...

— Конечно. Речь об определенной преемственности германской «восточной политики», не менявшейся с конца XIX века. В случае с Крымом эта политика повторялась практически до запятой. Это с одной стороны. С другой стороны, те, кто проводил эту политику, были уже по большей части другими. В целом некоторые оккупанты образца 1941–1944 годов пытались вести себя как кайзеровские офицеры. Однако они находились в явном меньшинстве, а реальная власть на полуострове принадлежала уже новой, нацистской генерации. Именно эти люди повинны в тех человеческих и материальных потерях, которые понес Крым за период оккупации. В 1918 году немцы выступали неким гарантом стабильности и порядка, многие крымчане запомнили это, что в 1941 году сыграет с ними злую шутку (например, с еврейским населением). Сравнение первой и второй оккупаций показывает и то, как изменилось крымское общество за межвоенный период. В 1918 году многие из крымчан реагировали на оккупантов вполне нормально, не видя в кайзеровских солдатах угрозу для своего физического существования. Скорее наоборот — видя защиту от бесчинств большевиков. В 1941–1944 годах нацисты тоже пытались изображать из себя «освободителей от сталинского рабства». Тем не менее, на этот раз им поверило гораздо меньше крымчан, и особенно познакомившись с повседневностью оккупационного режима. Отсюда — значительное движение сопротивления и неприятие, в целом, коллаборационизма. Кроме того, после двадцати трех лет советской власти большинство жителей считали ее своей властью, а СССР — своим государством. Этого, конечно, не было в 1918 году, когда население полуострова вообще не понимало, в каком государстве оно живет.

Дмитрий СМИРНОВ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 504 от 9 ноября 2018 года

Еще статьи:
Просмотров: 642 |   Комментарии (1) Дата публикации: 12-11-2018

:: Комментарий #1 написал: Вася   |   13 ноября 2018 13:16   |  



Группа: Гости
Публикаций: 0
Комментариев: 0
Смело.

Зарегистрирован: --   |   ICQ: --   |   ЦИТИРОВАТЬ    


:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Январь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Январь 2019 (11)
Декабрь 2018 (88)
Ноябрь 2018 (85)
Октябрь 2018 (88)
Сентябрь 2018 (81)
Август 2018 (85)