Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Демон 8 Марта

Такое прозвище получила Александра Домонтович, больше известная под фамилией Коллонтай, первая в мировой истории женщина-дипломат

Её жизнь началась в марте и в марте же и закончилась. Дворянка по происхождению, она всю жизнь хотела возвысить угнетаемых. И поставить знак равенства между общественным и личным. Она разочаровывала мужчин своей самостоятельностью и независимостью мышления. Однако и ей однажды пришлось разочароваться в любовных отношениях. И случилось это в Крыму.

Трудоустройство Эроса

Александра Коллонтай всегда боролась против буржуазных ценностей. И на словах и на деле. И в теории и на практике. Её имя, к примеру, связывают с таким скандальным документом, как Декрет Владимирского совдепа «О раскрепощении женщин». «С 1 марта 1918 года в городе Владимире отменяется частное „право“ на владение женщинами. Всякая девица, достигшая 18-летнего возраста, объявляется собственностью республики и обязана быть заранее зарегистрированной в „Бюро свободной любви“ при „Комитете бдительности“ и имеет право выбирать среди других мужчин от 19 до 50 лет временного сожителя — товарища», — провозглашала эта чрезвычайно официальная бумага.

Но это лишь цветочки. Александра Михайловна вовсе не являлась провинциальным чиновником-самодуром. Она претендовала на звание идеологического гуру, желая самого Эроса заставить поработать на пользу Советов. Так, в одной из своих работ Коллонтай писала: «Буржуазная мораль требовала: все для любимого человека. Мораль пролетарская предписывает: всё для коллектива! Эрос займет достойное место среди членов трудового единения. Пора научить женщину брать любовь не как основу жизни, а лишь как способ выявить свое истинное я».

Эта фраза высказана совершенно искренне. Никакой демагогии, популизма или высокопарности. Ведь прежде, чем предложить эту схему другим, Коллонтай, как порядочная женщина, испытала ее на себе — Эрос уже много лет служил ей помощником в практическом постижении того самого теоретически обозначенного истинного «я».

Коллективный интим

Свою личную жизнь Александра Домонтович начала с эдакой «шведской семьи». Папа, высокопоставленный генерал Михаил Домонтович, понятно, был не рад. Ему, участнику Русско-турецкой войны 1877-1878 гг., бывшему Тырновскому губернатору, были совершенно непонятны причины, по которым его дочь отвергла двух завидных женихов, адъютанта императора Александра III — Владимира Тутомлина и генеральского сына Ивана Драгомирова (после отказа Александры он пустил себе пулю в сердце), и вышла замуж за бедного офицера Владимира Коллонтая. Само собой, не утешило отца и то, что Владимир стал не единственной отдушиной в жизни Александры — в их семейном гнёздышке поселился ещё один офицер Александр Саткевич.

«Я уверяла обоих, что их обоих люблю — сразу двух», — вспоминала Коллонтай о своём любовном треугольнике, который, правда, очень быстро превратился в бермудский. Случилось это, когда Александра, начавшая тяготиться l’amour trois, сбежала из этой «аномальной зоны», бросив обоих своих мужчин и маленького сынишку Мишу. «Больше я к прежней жизни не вернусь... у меня другие задачи...» — написала она в своем дневнике, уезжая изучать экономику в Швейцарию.

Первая среди умных

Историки говорят, что она была настроена слишком революционно даже для своего переломного времени. Коллонтай войдёт в историю, как один из самых ярких борцов за права женщин. Благодаря именно ей в Советской России появятся оплачиваемый декретный отпуск, бесплатные роддома, детсады и санатории. Получив должность Наркома общественного призрения в первом составе Совета народных комиссаров, Коллонтай стала первой женщиной-министром в мире, опередив на несколько десятилетий Голду Меир и Маргарет Тэтчер. А затем, когда в 1922 году ее, благодаря личным и очень прочным связям с социалистическими движениями в Европе, назначили послом в Норвегии, осталась в памяти потомков, как первая в мире женщина-дипломат.

Но все эти «борец», «министр» и «дипломат» были лишь довеском к основной и, как окажется в дальнейшем, роковой гендерной привязке. Ведь гендерная принадлежность обязывала Александру Михайловну к активным действиям куда больше, чем громкие должности. И к мужчинам её тянуло с не меньшей силой, чем в политику.

Любимчик Пашка

Знакомство Александры Коллонтай с Павлом Дыбенко, который был на 17 лет моложе её, состоялось весной 1917 года, тогда Александра Михайловна получила партийное задание заняться революционной агитацией на кораблях Балтийского флота.

«Он стоял, — записала Коллонтай в своем дневнике, — рассеянно оглядываясь вокруг и поигрывая неразлучным огромным револьвером синей стали». Моряк поздоровался и сообщил ей о том, что она первая женщина, ступившая на палубу этого военного корабля. Потом представился: «Рядовой матрос Павел Дыбенко, председатель Центробалта». Может, искра, пробежавшая тогда между ними, и не разгорелась бы, но уже во время самого пропагандистского выступления Коллонтай кто-то сбросил стапели, по которым она поднималась. И женщина упала прямо в объятья Дыбенко. И ещё до того, как начался их страстный роман, Коллонтай в предчувствии новых любовных страстей записала на страницах дневника: «Неужели опять?!»

«Павлуша, — отмечала в дневнике Коллонтай, — вернул мне утраченную веру в то, что есть разница между мужской похотью и любовью. В нем, в его отношении, в его страстно нежной ласке нет ни одного ранящего, оскорбляющего женщину штриха... Есть часы долгих ласк, поцелуев без обязательного финала».

В 1918 году Коллонтай сама сделала любимому Павлу предложение. А потом в их жизни случился Крым.

Ничего личного

В апреле 1919-го две бригады под командованием Дыбенко, нарушив приказ командующего Украинским фронтом о приоритетности защиты Донбасса, прорвались через Перекоп в Крым и быстро захватили весь полуостров, кроме района Керчи.

Летом 1919 года Александра Коллонтай приехала в Крым к мужу. И очень скоро на страницах своего дневника оставила запись: «Лучше бы не приезжала». И это касалось не крымского самоуправства Дыбенко, которое так не понравилось Ленину. Это было личное — во внутреннем кармане френча дорогого и, к слову, молодого супруга Александра Михайловна обнаружила любовные письма, не свои. Одно начиналось «Дорогая Нина, любимая моя голубка...», другое заканчивалось словами «твоя, неизменно твоя Нина». Жизнь бумерангом возвращала Александре Михайловне всё ею содеянное. А она не хотела с этим мириться. Личный демон бунтовал. Она снова отказалась от треугольника. Правда, на этот раз не от скуки и не из принципа, а из простой и старой как мир бабской ревности. Ей было очень обидно, тем паче что разлучницей оказалась её личная секретарша 19 лет от роду. Что может быть банальней и пошлее? Мужу тогда она написала: «Павел! Не жди меня и забудь. Воюй за наше светлое коммунистическое будущее, за счастье пролетариев всех стран». Что ж, ей было свойственно превращать личное в общественное.

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 519 от 8 марта 2019 года

Еще статьи:
Просмотров: 571 |   Комментарии (0) Дата публикации: 8-03-2019

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Май 2019 (50)
Апрель 2019 (87)
Март 2019 (92)
Февраль 2019 (79)
Январь 2019 (46)
Декабрь 2018 (88)