Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Память улиц и площадей

После Победы улиц, названных в честь тех, кто стал символом стойкости, на карте крымской столицы стало в разы больше

На протяжении нескольких десятилетий топонимика крымской столицы обогащалась именами людей, чей подвиг в годы немецкой оккупации полуострова сыграл весомую роль в деле обретения долгожданной свободы от незваных гостей

Борьба идеологий

Всякие разговоры о так называемой «деидеологизации» общества беспочвенны. Хотя, конечно, идеология не должна быть давлением, она есть память. И любые посылы, лишающие народ исторической памяти, подобны попыткам уничтожить плодоносящий сад — деревья не выкорчевывают, но рубят ниже культурного привоя, в результате чего начинает множиться дичка, не ведающая собственной сортовой принадлежности.

Немецкие оккупационные власти хотели сотворить нечто подобное и с симферопольцами, когда 11 января 1941 года, то есть на 65-й день после захвата города, стали переименовывать улицы. Причем это была не просто декоммунизация (хотя, надо признать, улицы, названные в честь Ленина и Карла Маркса, получили новые названия прежде других). Это была попытка сделать так, чтоб русским духом и не пахло. Именно поэтому принцип возврата старых дореволюционных, то бишь аутентичных названий, поначалу провозглашенный захватчиками, ими же с легкостью был попран. Из более чем 70 переименованных улиц исторические названия вернули лишь 14. В период, когда главным было подавление аутентичной ментальности русских, вспоминать имена таких икон русскости, какими были Суворов, Долгоруков и Невский, никто не собирался. Даже название «Петропавловская» было слишком славянским, слишком напоминало о роли личности в истории, чтобы его возвращать, потому было проще придумать другое, безликое и «ни о чем» — ул. Колокольная.

После освобождения Симферополя и Великой Победы улицы, само собой, начали переименовывать заново. Так год за годом, десятилетие за десятилетием на карте города появлялись всё новые имена тех, что не сломились в самые трудные годы, тех, для кого слова «национальное самосознание» не были пустым звуком, они любили свою страну и помнили, в чем состоит их долг. И сегодня помнить о них и об увековеченных ими принципах — главная составляющая той единственно правильной идеологии, что должно исповедовать.

Иван Козлов и его книга

Боец невидимого фронта

В 1958 году улица, что проходит вблизи Симферопольского воинского кладбища и первоначально называлась Мало-Садовой, а после Ново-Садовой, получила имя Козлова. Увы, немало молодых симферопольцев сегодня путаются, в честь какого именно Козлова ее назвали. Что ж, фамилия действительно достаточно распространенная. С Крымом, к примеру, связана судьба художника Анатолия Александровича Козлова, участника Великой Отечественной. Пересеклась с событиями на полуострове и линия жизни Дмитрия Тимофеевича Козлова, руководившего в 1941-1942 гг. Керченско-Феодосийской десантной операцией, а затем образованным благодаря ей Крымским фронтом, потерпевшим катастрофу в мае 1942 года: в течение 12 дней Крымский фронт, обладавший превосходством в силах, потерял более 160 000 человек, 196 танков, более 4 500 орудий и минометов, 417 самолетов, после чего Керченский плацдарм был ликвидирован, а сам Козлов снят с должности командующего фронтом и разжалован в генерал-майоры.

Так в честь кого же названа улица? На самом деле ей присвоено имя Ивана Андреевича Козлова (1888-1957) — секретаря Симферопольского подпольного горкома партии в 1943-1944 гг. И, кстати, Иван Андреевич, наверняка, весьма лояльно посмотрел бы на тех, кто по сей день путается в столичной городской топонимике. Он сам этим грешил. Об этом рассказал Николай Луговой в своей книге «Опаленное детство». Мол, партизанское командование в Краснодаре не знало о произошедших в оккупированном Симферополе переименованиях улиц и, отправляя в Крым Ивана Андреевича с заданием возглавить подпольный горком партии, подготовило ему фальшивые документы. О неубедительности своего паспорта Козлов узнал только в Симферополе на явочной квартире. Луговой повествует:

«Услышав о жандармах, Андрей спокойно сказал:

— Не волнуйтесь. Документы у меня надежные. Представлюсь, как договорились: я ваш подручный, проживаю по адресу: Дворянская, 12. Так в паспорте и значится.

— Дворянская?! — глухо переспросил Бокун. — Но такой улицы в городе НЕТ! Дворянской она до революции называлась. Потом Советская, а теперь — Таврическая».

После Великой Отечественной войны И. А. Козлов жил в Симферополе. Он много вспоминал. Им, к примеру, созданы книги «В крымском подполье» и «В городе русской славы». Первая в 1948 г. была даже удостоена Сталинской премии. Сегодня оба этих литературных труда являются прекрасным стимулом, чтобы полюбопытствовать, как боролись за Победу на оккупированных территориях бойцы невидимого фронта.

Борец со стажем

О своем участии в партизанском и подпольном движении в Крыму рассказал в книгах «Дневник партизана» (Симферополь, 1963) и «Четыре времени года» (Москва, 1969) и Иван Гаврилович Генов. Штаб партизанского движения Крыма поручил работу по созданию подполья на полуострове в апреле 1942 года именно этому человеку, учитывая «настоятельную необходимость в усилении политической и агитационной работы среди населения и войск противника, проведения квалифицированной разведки в тылу врага и организации диверсий». Еще одна причина этого правильного выбора была в том, что Генов обладал нужным опытом — он уже испытал все «прелести» войны на полуострове в гражданскую. Во время оккупации Крыма немецкими войсками в 1918 году Иван Гаврилович в числе других убежденных коммунистов оказался в тюрьме (сидел он в Симферополе одновременно с Павлом Дыбенко). Тогда его освободили с помощью Симферопольского подпольного горкома партии и направили на нелегальную партийную работу в Карасубазарский (Белогорский) район. Во время Великой Отечественной Генов способствовал созданию подпольных патриотических групп, через связных передавал директивы штаба партизанского движения, в которых крымчанам предлагалось всякими мерами препятствовать уборке урожая, не допускать, чтобы «хлеб попадал в руки врага». Нужно было портить и ломать комбайны и жатки, сжигать нефтепродукты и посевы.

Симферопольский горком партии и горисполком приняли решение переименовать Славянскую улицу на Украинке в Железнодорожном районе города в улицу Генова в мае 1972 г. Тогда же в симферопольской средней школе № 37, расположенной на этой улице, был создан музей боевой славы, а на здании школы установлена мемориальная доска, посвященная И. Г. Генову.

Почему же зачастую присвоение симферопольским улицам имен героев Великой Отечественной войны происходило только спустя долгие годы или даже десятилетия после Победы? В случае с Козловым и Геновым ответ прост: улицы в их честь переименовали через год-другой после смерти героев. Конечно, бывали и иные причины. Но это уже совсем другая история.

Ефимия СКИДЕЛЬСКАЯ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 527 от 10 мая 2019 года

Еще статьи:
Просмотров: 303 |   Комментарии (0) Дата публикации: 16-05-2019

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Май 2019 (53)
Апрель 2019 (87)
Март 2019 (92)
Февраль 2019 (79)
Январь 2019 (46)
Декабрь 2018 (88)