Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Виктор Плакида: «Мне приходится заниматься политикой»

Виктор Плакида: «Мне приходится заниматься политикой»

Премьеру автономии Виктору Плакиде наша беседа не понравилась - он так и сказал в конце разговора: «Раньше я давал интервью и говорил свободно, а сейчас я себе такого не позволяю и уже обдумываю каждое слово»

Мне же наоборот, Виктор Плакида показался довольно занимательным собеседником - к пятидесятой минуте интервью, после казенных фраз и штампов в стиле советской прессы, Виктор Тарасович стал живым собеседником, говорящим очень откровенные вещи.

Хотя он мог ощущать определенный дискомфорт оттого, что говорили мы обо всем, кроме того, что касается его работы непосредственно - мы ни словом ни упомянули об экономике.«Работа нашего правительства достаточно своеобразна»
- Виктор Тарасович, как вы относитесь к журналистам? Вы иногда их достаточно жестко отбриваете…
- Отношусь одинаково ровно ко всем журналистам - с почтением. Это непростая и ответственная профессия. Сейчас на страницах газет политики тешат друг друга взаимными пинками - может, это кому¬нибудь из читателей и интересно, хотя я так не думаю. Как правило, в СМИ о хорошем принято говорить очень коротко и сжато, а вот критика достаточно емкая.
- Значит, вы читаете крымскую прессу. Тогда охарактеризуйте, пожалуйста, сами свой образ, который сложился в наших СМИ.
- (Смеется.) То есть сказать, что обо мне, как о представителе исполнительной власти Крыма, говорят либо сдержанно, либо никак, либо гадости? Да, можно сказать и так. Учитывая, что работа нашего правительства достаточно своеобразна - это первый эксперимент коалиционного правительства, когда к управлению пришел человек, не имеющий своей депутатской группы в Верховном Совете АРК, человек, который не может торговаться по тем или иным решениям и кадровым назначениям, то есть который зависит от мнения коалиции.
Я помню свой первый эфир на канале «Жиса», когда я сказал, что между мной и спикером нет противоречий и мы решаем одну задачу - для многих депутатов это было событием, на которое они очень эмоционально отреагировали: «Наконец¬то в Крыму это произошло!» А вот СМИ из¬за этого, наоборот, нечасто уделяют внимание моей скромной персоне. Наверное, журналистам были гораздо интереснее прежние времена, когда между Верховным Советом и Совмином был конфликт.
- Я бы так не сказала. Вы предвосхитили мой второй вопрос: раньше в Крыму между ветвями власти был конфликт, была драчка, и действительно, это было интересно журналистам. А сейчас вас считают подконтрольной спикеру Гриценко фигурой и называют чуть ли не его тенью. Насколько вы самостоятельны в своих решениях?
- (Пауза.) Начало работы на посту премьера было для меня абсолютно сложным, и Анатолий Гриценко и депутаты ВС АРК, которые принимали активное участие в формировании моей команды, переживали и хотели сделать так, чтобы процесс моей адаптации был максимально коротким. Поэтому действительно, первое время мы многие мероприятия с Анатолием Гриценко проводили сообща.
- Да вы и сейчас их вместе проводите. Вот зачем вам на заседании Совмина Анатолий Гриценко?
- Во­первых, так и раньше было, просто другие спикеры не считали нужными приходить в Совмин. Во­вторых, вскоре я набрался опыта, определился с форматом отношений с регионами, и мы прекратили эту практику.
Что касается нынешнего формата отношений со спикером - гораздо проще и оперативнее получать информацию из первых рук. А вот говорить о каком­то вмешательстве в ход решений Совмина, я считаю, совершенно необоснованно. Самостоятельность в принятии решений у меня абсолютная - в этом мне не только никто не мешает, но и помочь¬то не помогает.
- Вы с Анатолием Гриценко друзья, вы оба из Ленинского района: он вас сделал премьером, вытащив из неизвестности в публичную сферу, и теперь вы терпите всё. К примеру, есть такая история: как­то к эфиру Виктора Януковича на ГТРК «Крым» спешно облагораживали территорию, и Гриценко приказал привезти скамейки с вашей дачи и украсить ими дворик ГТРК. Это правда?
- Вам хочется позабавить читателями байками о том, как меня приняли за водителя Гриценко и куда¬то не пустили? Это абсолютная глупость, я считаю себя самодостаточным человеком. А то, что мне довелось работать в Ленинском районе, я считаю хорошей школой: я не крымчанин, я туда прибыл по собственному желанию и интересно отработал там 14 лет на стыке двух политических эпох. Я по первому и второму образованию энергетик - до прихода в Сов¬мин я завершил свою производственную карьеру в ранге директора крупного энергопредприятия и был этим доволен. А затем получил предложение перейти на работу сюда. Поэтому ваша фраза «вытащил из неизвестности» как­то не звучит.
- То есть вы не собирались идти в политику?
- Нет, конечно. Да, я понимал, что сложно решать производственные задачи, не имея контактов с властью, поэтому я дважды был депутатом гор­ и райсоветов. Но о политической карьере я не помышлял. Но после многих раздумий принял это предложение.
- Глупый вопрос, но все­таки: а почему?
- Любой человек амбициозен, тем более мужчина. Уметь повлиять на какие­то процессы - это интересно, и для меня это большая честь. И придумал для меня это Анатолий Гриценко - может быть, для меня бы никто в этой жизни подобного не сделал. Что же касается баечек про скамейки - этого не было: во¬первых, у меня нет в Симферополе дачи, у меня квартира, и оттуда скамеек никто не выносил.

- Но даже эти байки подтверждают тезис о вашей несамостоятельности. Вам никогда не хотелось «выйти из тени», оторваться, стать полностью самостоятельным?
- Я читаю все газеты и знаю, чем объясняется редакционная политика тех или иных изданий. Но можно было бы, наверное, поискать какие­то более серьезные недостатки в моей работе и в моем образе, чем писать о моей якобы несамостоятельности.
- Может, просто у вас нет недостатков?
- Нет, думаю, им просто лень искать. Совмин в высших органах власти знают и уважают. И никто там меня ни с кем не путает, как это, к сожалению, пытаются подать некоторые крымские политики, утверждая, что у меня нет авторитета. Поверьте, авторитет есть, и моя задача - этот авторитет не уронить. К примеру, была у Гриценко идея вернуться к проблеме доступных пляжей - народ уже достали с платными парками, с платным посещением достопримечательностей. Тем более, это поможет Крыму сделать курортный сезон, не отпугнуть людей. Настоящий политик, наверное, бы сделал так: чуть¬чуть подправил его идею и выдал за свою. А я не вижу в этом смысла - дело¬то общее, и работа хорошая, и результат есть.
- Как красиво сказано.
- Стараемся.

«У меня жесткий стиль руководства»
- За время вашего пребывания в этом кресле газеты уже несколько раз увольняли вас и предсказывали ваших преемников. Последняя версия - это генерал Могилев. Так почему вы до сих пор в этом кресле?
- Частые перемены в составе властных структур категорически невыгодны стране. Можно обвинить меня в субъективизме, но на самом деле они ослабляют контрольные функции. Поэтому постоянные заявления, касающиеся моей смены, - это информационная война.
- Оппозиция старается?
- Да, взять эти разговоры в СМИ: сначала о неподготовленности автономии к отопительному сезону, потом к курортному, причем разговоры высоких людей - они совершенно необоснованны. А как себя чувствует обыватель, думая про зиму, холодную воду, курортный сезон, который правительство так и не подготовило? Ведь никто потом не скажет о результате? А почему же не сняли? Люди, которые принимали решения после декабрьской сессии, наверное, на что­то ориентировались.
- А что вы чувствовали, каждый раз читая в газетах очередную версию вашего смещения с должности?
- Никто мне не обещал 4¬летний срок пребывания на этой должности без каких­либо перемен.
- Но у вас уже есть программа действий на будущее без этого кресла?
- У меня есть программа действий на оставшийся период работы, и мне бы хотелось, чтобы концовка была позитивной - чтобы все наработанное было систематизировано и положено в основу деятельности следующей команды.
- А дальше? Зовут ли вас в блок Гриценко? Есть ли предложения от других политических партий?
- Нет еще блока Гриценко, когда будет - поговорим. Предложений от других партий я не получал.
- Вы такой мягкий, корректный и приятный. Но я знаю, что это только с виду - вы довольно жестко ведете себя с подчиненными.
- Да, у меня жесткий стиль руководства. Довольно частая смена премьеров и предыдущих составов правительства расслабила аппарат. И прогнозы насчет моей смены тоже негативно влияют на людей - дескать, не стоит адаптироваться и приспосабливаться. Я жестко требую исполнительности и быстроты действий. Что касается административного или денежного наказания, я этим не занимаюсь - я знаю, насколько малы оклады госслужащих.
- А матом на них можете накричать?
- Упаси Боже.
- То есть вы довольны своими министрами?
- Я доволен своей командой.
-
А как они вас за глаза называют?
- Не знаю. Никто не передавал. Я в этом плане малоинформированный, не люблю интриги.
- Анатолий Гриценко все любит делать сам, к примеру, читать письма. Но есть другой стиль руководства, когда все перепоручают подчиненным. А как действуете вы?
- Я понимаю, что идеальный стиль менеджера - организовать работу и не делать ее самому. Но чтобы ее организовать, нужно все перечитать, а это рутинная работа. Когда¬то меня подвигали ставить клише на некоторые письма, дескать, мы потом разберем, вам принесем, но я по совету Анатолия Павловича от этого отказался. Задача любого руководителя - быть максимально информированным, я для этого использую все рычаги.
- А вы трудоголик?
- Наверное, да. Я понимаю, что человек, который умеет организовать свой досуг, умеет организовать и работу.
- То есть отдыхать вы умеете?
- Стараюсь.

«Моя жена не хочет быть домохозяйкой»
- Насколько я знаю, сейчас у ваших детей и маму отняли - она стала представителем Госкомпредпринимательства в АРК.
- (Смеется.) Не все потеряно. У нас есть бабушка.
- У вас молодая жена. А как вы с ней познакомились?
- Мы познакомились в Харькове, когда я занимался диссертацией. Потом был период некоторого общения, который завершился браком.
- Обычно политики вашего возраста просто заводят любовницу, а жену не бросают. А вы решили все по-честному. Это вызывает уважение.
- Спасибо. На самом деле процесс был открытым, в том числе для моих взрослых детей. Хотя это всегда непросто, тем более, я вырос в такой семье, где не принято менять устои и женятся один раз. Но процесс завершился, у меня теперь большая дружная семья, четверо детей.
- А какие у вас отношения с бывшей женой?
- Человеческие. Это мать моих детей.
- Но вернемся к вашей нынешней жене - похоже, что она не хочет быть домохозяйкой?
- Похоже, что нет. Она попробовала - посидела с детьми, попыталась себя реализовать на прошлой работе - стало неинтересно.
- И за какие такие заслуги она занимает такую должность? Может потому что вы - премьер?
- Если человек хочет делать карьеру, не надо ему мешать. И даже помогать не надо. Она работала в коммерции, имеет опыт управления людьми. Не знаю, насколько я своим нынешним положением повлиял на то, что она получила это предложение. Думаю, что Александра Владимировна Кужель самостоятельно принимает решения.
- Виктор Тарасович, у вас есть враги?
- То есть я должен считать их таковыми? Таких людей нет. Если есть ошибки и недопонимание между людьми, то прощать их - удел сильных людей. Гораздо сложнее дружить.
- Некоторые ваши министры любят размещать свои фотки в «Одноклассниках». А у вас есть своя страничка?
- Нет. Я нашел своих одноклассников. Мы встречаемся по мере возможности, но чаще созваниваемся.
-
Психологи говорят, что эти сети нужны для того, чтобы люди сравнивали свои социальные достижения. Вы тоже сравнили?
- Один мой одноклассник - математик, живет в Нюрнберге, кто­то из однокурсников в Израиле, кто­то по окончании вуза уехал в Америку. Социальный статус важен, но хороший профессионал, который умеет материально защитить себя, находится на одной планке с публичными политиками, я так считаю.
- А как вы пережили кризис среднего возраста?
- У меня было много работы. И много увлечений. До переезда в Крым я занимался волейболом. Потом серфингом.
- И сейчас катаетесь на волнах?
- Последний раз это было года четыре назад.
- То бишь до премьерства.
- Сейчас большой теннис. Я начал им здесь заниматься и пытаюсь разобраться.
-
Вместе с подчиненным Евгением Михайловым?
- Да, «Динамо­Ситэк», там очень хорошие тренеры, которые знакомы с Шамилем Тарпищевым. Это отдельная тема. Мне посчастливилось побывать на кубке Кремля, и хотелось бы реализовать в Крыму один хороший инвестиционный проект - сделать теннисные корты на ЮБК, организовать соревнования.
- Как еще переживали личностный кризис?
- Работал над диссертацией.
-
А вы помните момент защиты? У меня были ярчайшие, эйфорические ощущения…
- Помню, это здорово. Может, так Богу было угодно, чтобы я этот непростой период жизни заполнил работой. Результаты моего исследования работают и сегодня.
- Интересно, а зачем Анатолий Гриценко пишет кандидатскую?
- Во­первых, он ее уже написал и уже защитил. Другой мой коллега недавно защитился - он много лет занимался агрономией, потом пытался обобщать свой опыт - молодец, что довел до конца начатое. Я понимаю, что к людям, которые защищают научные работы, будучи полностью занятыми, есть некая доля иронии. Но для человека, который хорошо информирован и является специалистом в какой либо области, защититься - это дело чести.

«Регионалы не должны повторять ошибок своих оппонентов»

- Поговорим о конфликте в крымском отделении Партии регионов. Грустно за этим наблюдать. Кто, на ваш взгляд, победит?
- После тех процессов и публичных покаяний, которые проходили в «Нашей Украине», регионалам можно было бы сделать выводы и не повторять ошибок политиков­оппонентов. Но, к сожалению, выводы сделаны не были. Сегодня Партия регионов почувствовала некий запас прочности для того, чтобы попытаться выяснить свои отношения публично, но это является рискованным делом и большой политической ошибкой. Чем скорее они это поймут, тем более успешным будет процесс подготовки к выборам.
- Похожи, что оппоненты намерены стоять насмерть…
- Если цель - сменить сегодняшнюю крымскую власть, как и в попытке декабрьского переворота в ВС АРК, понятно, но это удел отдельных руководителей. Но если это команда, я думаю, не следует забывать, что Крым расположен к уставным положениям ПР (русский язык, дружба с Россией) и нельзя расшатывать электорат. Это ошибка, и за нее придется расплачиваться.
- Как вы считаете, чего не хватает крымским политикам?
- Исходные данные для них достаточно интересны - автономия, конституционные полномочия АРК, устойчивая крымская идентичность (очень колоритная и многонациональная - эмоциональность, юг, активная заполитизированность). Для крымского политика это абсолютно идеальная среда. Причем направление понятно - не надо ничего придумывать: есть 300¬летний период жизни в Российской империи, нужно это взять и понять, чего хочет крымчанин.
Но политикам Крыма не хватает ощущения ответственности. Надо понимать, что когда ссорятся двое, всегда появляется третья сила.

беседовала

 

Юлия ВЕРБИЦКАЯ " Крымский Телеграф"

 

материал опубликован в "КТ" № 39 от 18 июля 2009 г 

 

Еще статьи:
Просмотров: 4363 |   Комментарии (0) Дата публикации: 20-07-2009

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (25)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)