Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Треугольники и зигзаги судьбы

Валерий Брюсов, Нина Петровская и Андрей Белый

Как женщина, парижанин и полуостров сблизили Валерия Брюсова и Андрея Белого

Эти два поэта не зря стали столь известными символистами. Символизм — это не только про их творчество. Символизм — это выбор, стиль жизней, настолько взаимодополняющих, что казались спаянными воедино. Действие одного заставляло действовать другого. Сообщающиеся сосуды. Или, скорее, шестерёнки — гармонично прилаженные части единого механизма, движущегося во имя слишком великой и оттого почти непостижимой цели транзитом через Крым в вечность.

Параллели пересекаются

Вглядитесь в портреты этих двух людей. В них есть очевидное сходство, дарованное родством душ. Только вот волосы по голове и лицу расположились совершенно по-разному, словно природную растительность хотели разделить на них двоих по-честному, но получилось как-то не очень. С обстоятельствами судеб, как и с волосами — найди отличия, словно имелась в виду одна и та же личность, но из параллельных вселенных, которые внезапно проникли друг в друга. Склонность к естествознанию и математике заставила Брюсова и Белого ставить эксперименты на людях и чувствах, искать формулу гармонии слов, приводить любовь к общему знаменателю и пытаться решить уравнение смерти, где неизвестным числом оказался Коктебель.

Общий знаменатель

Роман молодого поэта-символиста Андрея Белого и поэтессы Нины Петровской начался в 1904 году. Поначалу всё было как у всех. Но разве могло быть «как у всех» у двух творческих личностей, двух поэтов, людей явно не от мира сего, особенно если рядом маячил ещё и третий поэт? Любить и быть любимыми — фи, как просто и пошло. Куда интереснее и целесообразнее казалось выстраивать своё чувство в соответствии с эстетикой Серебряного века, поигрывая в декаданс. Вот тут-то и оказалось, что, начав игру, они не договорились о правилах и плохо распределили роли. В итоге Белый бежал, чтобы «её слишком земная любовь не пятнала его чистых риз». Такова была, так сказать, официальная причина разрыва. На самом же деле он уже придумал, как именно желает запятнать свои ризы. С помощью треугольника. Объектом его новой страсти стала жена Александра Блока, Любовь Дмитриевна Менделеева. Только вот Белый не учёл, что не он один любит треугольники.

В игру внезапно вступил Брюсов, причем могло показаться, что «играл» он на стороне Петровской. На самом деле всё было не так просто. Валерий Яковлевич утешал незадачливую пассию Белого в постели, при этом активно поддерживая в ней страсть к бывшему возлюбленному. Видимо, эксперимент этот был следствием детской страсти Брюсова к чтению, когда он запоем читал литературу по естествознанию вперемешку с французскими бульварными романами.

Кстати, герой одного из таких романов говаривал что-то вроде: «выигравшему в любви достается смерть». Если это так, то в играх декаденствующих поэтов чуть не победил Белый. Весной 1905 года в малой аудитории Политехнического музея Борис Николаевич (настоящее имя Андрея Белого. — Ред.) читал лекцию. В антракте Нина Петровская подошла к нему и выстрелила из браунинга в упор. Пистолет, к счастью, дал осечку. Оружие было подарком Брюсова.

Мистер Икс, мистер Игрек и знак равенства

Макс Волошин, по прозвищу Парижанин, тоже любил играть в игры. Чего стоила, к примеру, история с Черубиной (об этом «КТ» писал в № 475 от 13 апреля 2018 года). А ещё Волошин любил коллекционировать людей. В этом ему очень помогало наличие дома в Коктебеле, где перебывали все его мало-мальски значимые современники.

Белый впервые увидел Волошина на званом ужине у Брюсова. И ему, никогда не сравнивавшему себя с Валерием Яковлевичем, вдруг захотелось сравнений: «Волошин был необходим эти годы Москве: без него, округлителя острых углов, я не знаю, чем кончилось бы заострение мнений: меж „нами“ и нашими злопыхающими осмеятелями; в демонстрации от символизма он был — точно плакат с начертанием „ангела мира“; Валерий же Брюсов был скорее плакатом с начертанием „дьявола“; Брюсов — „углил“; Волошин — „круглил“; Брюсов действовал голосом, сухо гортанным, как клекот стервятника; „Макс“ же Волошин, рыжавый и розовый, голосом влажным, как розовым маслом, мастил наши уши...»

Слова эти, как заключение некоего договора, оказание своеобразной чести быть третьей стороной Бело-Брюсовского излюбленного треугольника, на этот раз, правда, не любовного.

Само собой, Брюсов и Белый в дальнейшем бывали у Макса в Коктебеле. Макс их волшебным образом уравнивал друг с другом, потому как контрастировал с обоими. И еще он показывал им, что неизбежное может быть не только символичным, но и вполне реальным. Поэтому логично, наверное, что именно из Коктебеля оба поэта отправились в последний путь. Пребывание на юге, правда, было лишь косвенной причиной смерти и того и другого, но тем не менее...

Вот что о смерти Валерия Брюсова пишет Марина Куропаткина в книге «Тайны смертей русских поэтов»: «Последней вспышкой творческой активности Брюсова стала его поездка в Крым летом 1924 года. К тому времени его здоровье было окончательно подорвано моральными терзаниями, лишениями и злоупотреблением морфием. В Крыму Валерий Брюсов с неохотой осмотрел немногие достопримечательности, в глубине души пытаясь обрести то необыкновенное состояние души, при котором поэта посещает вдохновение. Убедившись в невозможности этого, поникший, с потухшими глазами, поэт посетил своего старого друга Волошина... В гостях у Волошина Брюсов опять встретился с Андреем Белым и провел с ним много времени... Однажды, в роковой для Брюсова день, он, Андрей Белый и еще несколько гостей Волошина отправились на экскурсию в горы и попали под сильный дождь. Согласно одной из версий, Брюсов снял с себя пиджак и отдал его одной из женщин, чтобы защитить от дождя, а сам простудился. По другой версии, о которой до настоящего времени было мало известно, Брюсов и Белый отделились от своих товарищей и отправились на уединенную прогулку, во время которой некоторое время сидели или лежали на холодной земле и промокли под дождем. Вернувшись в дом, Брюсов заболел. У него поднялась температура и начался кашель. Белый, которому поход в горы не повредил, не отходил от друга ни на минуту. Он давал мечущемуся в жару Брюсову лекарство, обтирал его холодной губкой и развлекал смешными историями».

Тогда болезнь отступила. И Брюсов с Белым вернулись в Москву. И болезнь тоже вернулась. И на этот раз ослабленный организм не выдержал. Поэта не стало 9 октября 1924 года.

Белый последовал за своим визави спустя 10 лет. Он умер 8 января 1934 года от инсульта, ставшего следствием солнечного удара, который случился с ним всё в том же Коктебеле.

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 534 от 28 июня 2019 года

Еще статьи:
Просмотров: 474 |   Комментарии (0) Дата публикации: 4-07-2019

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Октябрь 2019 (45)
Сентябрь 2019 (87)
Август 2019 (88)
Июль 2019 (89)
Июнь 2019 (84)
Май 2019 (68)