Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Ужин для Жуковского

Чем потчевали великого русского поэта и учителя двух великих Александров в самом добром селе полуострова

Василий Андреевич поехал в Крым, чтобы почтить память своего погибшего ученика Александра Сергеевича Пушкина, а стал основателем крымского гастрономического туризма.

Зов крови

Жуковский интересовался Крымом. И ошибаются те исследователи, что настойчиво подчеркивают тягу поэта к местной экзотике. На самом деле, эта так называемая экзотика была у Василия Андреевича в крови — его матерью, как доподлинно известно, была турчанка Сальха.

6 джумада аль-ахира 1184 года от Хиджры (16 (27) сентября 1770) в Бендерской крепости произошло самое кровопролитное сражение русско-турецкой войны 1768–1774 гг. Взятие Бендер изменило многое в ходе войны, изменило оно и судьбу дивы из гарема паши. Тогда большинство турок предпочли расстрелять своих жен и детей, чтобы они не попали в руки русских. Сальха, на счастье или на беду, осталась жива, её подобрали и отослали в Россию «на воспитание» богатому помещику Афанасию Бунину. Красивую девушку «росту среднего, волосы на голове черные, лицом смугла, глаза карие» «воспитатель» обучил русскому языку, крестил в православную веру и одарил ребёнком, кареглазым, как мать.

После его, незаконнорождённого, наградив чужими фамилией и отчеством, сделали дворянином, а мать его стала экономкой в доме Бунина, на всю жизнь оставшись в услужении. Между сыном и матерью выросла классовая пропасть. Рос и воспитывался он отдельно от родительницы, но голос крови так и не смог заглушить. Потому в бытность свою наставником будущего государя-императора Александра II, когда уже имел средства и возможности, Василий Андреевич и устремился в Крым. Хотел воскресить в памяти то, что жило в нём на генном уровне, попробовать на вкус то, что при других обстоятельствах могло бы стать неизменной составляющей существования.

Возвращение к истокам

Село Доброе Симферопольского района Республики Крым в последний период существования Крымского ханства носило название Мамут-Султан. Расположено оно в долине реки Салгир, в 14 км к юго-востоку от Симферополя, у трассы Симферополь — Алушта — Ялта, в 33 км от побережья Черного моря.

Мамут-Султан впервые упоминается в Камеральном Описании Крыма 1784 года как деревня Магмут Султан Акмечеткаго каймаканства Салгирскаго кадылыка. После того, как (8) 19 апреля 1783 года Крым был присоединён к России, (8) 19 февраля 1784 года именным указом Екатерины II сенату на территории бывшего Крымского ханства была образована Таврическая область, и деревня была приписана к Симферопольскому уезду. После Павловских реформ, с 1796 по 1802 год, входила в Акмечетский уезд Новороссийской губернии. По новому административному делению, после создания 8 (20) октября 1802 года Таврической губернии, Мамут-Султан включили в состав Аргинской волости Симферопольского уезда. В «Ведомости о всех селениях, в Симферопольском уезде состоящих, с показанием, в которой волости сколько числом дворов и душ...» от 9 октября 1805 года были записаны 2 деревни: Ашага-Мамут-Султан, с 96 жителями в 19 дворах, и Юхары-Мамут-Султан — 226 жителей в 29 дворах, все — крымские татары. Однако, по предположению историков, на самом деле никаких двух деревень никогда не было — за отдельные деревни посчитали маале — кварталы-приходы одного селения. Такое предположение возникло, поскольку на военно-топографической карте генерал-майора Мухина 1817 года обозначен лишь один-единственный Мамут-Султан с 62 дворами. После реформы волостного деления 1829 года, согласно «Ведомости о казённых волостях Таврической губернии 1829 года», в составе преобразованной Аргинской волости, правда, опять-таки числились Ашага-Мамут-Султан и Юхары-Мамут-Султан. Но на карте 1842 года опять обозначена одна деревня Мамут-Султан с 54 дворами. В 1837-м Мамут-Султан почтил своим присутствием Жуковский.

Вкус Крыма

«Человек есть то, что он ест». В верности этой поговорки, а также в том, что в Крыму голос крови матери звучал для Жуковского как никогда явственно, убеждают нас путевые заметки поэта. Он не упоминает меню своих трапез во время следования от Перекопа до Симферополя (день, проведенный в Симферополе, он вообще оценил как потерянный), зато со всем тщанием перечисляет блюда крымско-татарской кухни, коими его потчевали в доме Мемет мурзы.

«4 <сентября>. Выезд в дождь. В Мамут-Султане останавливался у Мемет мурзы. Пил кофе. Ел пироги саурма берек. Курабье, пирожки из муки и меда. Каймак и кебан борит на сковороде (мед, масло)», — фиксирует в «Записках...» Жуковский.

Хочется разобраться, что же именно так порадовало высокого гостя. С кофе всё ясно. Единственно, на что следует обратить внимание — это то, что в соответствии с местными традициями кофе был подан не по завершении трапезы, а в самом её начале. Что касается берека (бёрека), то это несладкий пирожок из слоеного или пресного теста с начинкой из сыра, мяса или овощей. Такие пирожки подают как горячую закуску. А их рецепт сегодня считается национальным достоянием и гордостью турецкой кухни.

Упомянутое Жуковским курабье, или, как правильнее говорить, хурабие, играет в культуре крымских народов, в том числе и в культуре крымских татар, немаловажную роль. Известно, что готовили его ещё с XII века на все семейные и религиозные праздники. И по сей день ни одна традиционная крымско-татарская свадьба не обходится без традиционного угощения этим масляным печеньем. «Изюминкой» рецепта является то, что при приготовлении необходимо использовать топленое сливочное масло.

Под пирожками из муки и мёда, по всей видимости, подразумевается пахлава (бакълава). Хотя кажется странным, что Жуковский забыл название как раз этого, наверное, самого знаменитого блюда. О том, как родился рецепт лакомства, ходят легенды. Говорят, что повар, впервые решивший приготовить нечто особенное, раскатывая тесто, необычайно увлекся. В итоге у него получилось тесто, сквозь которое можно было прочесть книгу. Уникальные рецепты этого блюда передаются в семьях из поколения в поколение. А процесс приготовления пахлавы настолько зрелищен, что привлекает туристов едва ли не больше, чем поедание самого блюда. Жуковскому, к сожалению, заглянуть на кухню не дали. Иначе бы он непременно записал это яркое впечатление в свою книжечку.

Однако и без вторжения на женскую территорию ужин в Мамут-Султане стал событием номер один в путешествии Жуковского по Крыму (после вечера в Бахчисарайском дворце, явившегося данью Пушкину, разумеется). Так вкусно он больше нигде не ел. Конкурировать с этой трапезой мог разве что завтрак у караима, когда поэт вкушал кубете и варенье из лепестков роз.

Ефимия СКИДЕЛЬСКАЯ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 535 от 5 июля 2019 года

Еще статьи:
Просмотров: 284 |   Комментарии (0) Дата публикации: 10-07-2019

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Июль 2019 (45)
Июнь 2019 (84)
Май 2019 (68)
Апрель 2019 (87)
Март 2019 (92)
Февраль 2019 (79)