Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

«Гипертрофированный» патриотизм

Писатель Петр Павленко был из тех, кто обосновался в Крыму в послевоенные годы, чтобы вновь построить «наш и новый» полуостров

Его прославляли и награждали высшими государственными наградами, потом забыли, объявив творчество слишком одиозным. Теперь вспоминают вновь...

Скрижаль памяти

В начале июля появилась информация, что в Симферополе установят мемориальную доску писателю Петру Павленко. Об этом вполне официально проинформировала пресс-служба Симферопольского городского совета. В сообщении говорится: «Депутатский корпус поддержал инициативу установить мемориальную доску известному советскому писателю и общественному деятелю, одному из руководителей крымской писательской организации Петру Андреевичу Павленко на фасаде здания по улице Павленко, 9». Как указано в документе, текст будет таков: «Петр Андреевич Павленко (11.07.1899-16.06.1951). А ещё на доске, конечно же, укажут, что улица как раз таки и названа в честь этого самого известного советского писателя и общественного деятеля, который к тому же был руководителем крымской писательской организации. Информация, бесспорно, ценная. Хотя слишком лаконичная. Ведь на самом деле Павленко был гораздо более интересным и неоднозначным персонажем крымской истории.

Улица Павленко в Симферополе

Основы идеологической мелиорации

Говорят, когда уже после завершения оккупации Крыма гитлеровцами в Крым приехал Сталин, он обратил внимание на крайне возмутительный факт — мол, полуостров явно засорен неправильно, не по-советски настроенными элементами. Это было подобно непаханому полю. Идеологическому. Следовало срочно выкорчевывать, выжигать, удобрять и засевать это полюшко. А для этого нужны были сеятели. Правильные. Такие как Павленко.

Пётр Андреевич изучил идеологическую мелиорацию, что называется, вдоль и поперёк. Он этим жил. В партию вступил еще в 1920-м, едва переступив 21-летний возрастной рубеж. Служил комиссаром в РККА. А после пошёл по пути наибольшего сопротивления — несколько лет провел на партийной работе в «горячих идеологических точках», в Азербайджане и Грузии. В 1924 году стал делегатом XIII партийного съезда от Закавказья. И в это же время начал печататься — сначала в красноармейской газете «Красный воин», затем в газете «Заря Востока». Писал о том, в чём знал толк, и так, как считал правильным — очерки и статьи Павленко посвящал партийным вопросам, разъяснял гениальную генеральную линию партии. Он не врал и не хотел выслужиться, это была его религия, его вера, его великое миссионерское послушание (во всех смыслах этого слова), он считал своим долгом сеять разумное, доброе, вечное и этим «разумным, добрым, вечным» мнил советскую идеологию.

Для того, чтобы посеять и взрастить добро, все средства хороши. По крайней мере, именно так считали правильные граждане Советской страны образца 20-30-х годов. Павленко постоянно расширял круг подответственных ему «посевных площадей», применял всё новые и всё более современные средства по улучшению «пахотных земель» — много работал в журналистике, писал повести и романы, пробовал свои силы в киноиндустрии (им написаны сценарии для фильмов «Александр Невский», «Яков Свердлов», «Клятва», «Падение Берлина»).

В начале тридцатых заслуги Павленко заметили и отметили. В 1934 году на I Всесоюзном съезде советских писателей его избрали членом Правления ССП, а с 1938 по 1941 год он был членом Президиума ССП. В 1938 году Пётр Андреевич получил орден Ленина, а в 1940 г. был награждён орденом Красной Звезды за участие в войне с белофиннами. Во время Великой Отечественной войны Павленко — специальный корреспондент газет «Правда» и «Красная звезда». В течение войны он написал «Русскую повесть», книгу рассказов «Пути отваги», текст к документальному фильму «Разгром немецких войск под Москвой», сценарий фильма «Клятва». В 1943 году был награждён орденом Красного Знамени. А после победы над фашистами его ждал Крым, в качестве очередной награды и как новое испытание на прочность.

Крымское счастье

Война ещё не закончилась, а в советских верхах уже сформировали основополагающие принципы послевоенного устройства Крыма. В сентябре 1944 года нарком госбезопасности Крыма В. Сергиенко заявил: «Учитывая особое, стратегически важное положение Крымского полуострова, не успокаиваться нам нужно, а как можно быстрее покончить с политическим беспорядком и серьезно заняться политико-массовой работой среди населения».

Тяжелая идеологическая артиллерия в лице Павленко прибыла в Крым в 1945-м. Пётр Андреевич создал Крымскую писательскую организацию и, само собой, возглавил её. Помимо того, он озадачился изданием альманаха «Крым». Вошёл в редколлегию журнала «Знамя». И написал роман «Счастье».

Главный герой «Счастья» Алексей Воропаев, четырежды раненный на фронте, потерял ногу, а в развороченной груди его открылся туберкулезный процесс. И полковника отправили в недавно освобожденный Крым на излечение. Однако кавалер шести орденов не стал отсиживаться в стороне и конкретно впрягся в восстановление народного хозяйства, в восстановление нашего и нового Крыма после оккупации. Об этом, собственно, и роман. Его, кстати, сейчас опять стали почитывать. Благо в Интернете есть полный текст этого произведения. Пишут, мол, читается легко, напоминает картины в стиле соцреализма — сделан на совесть и вдохновляет на свершения. А ещё уроков много можно извлечь из текста человека, который собственными глазами видел послевоенное преображение полуострова. Это, как сегодня, после долгих лет пребывания Крыма в составе Украины, должно вложиться и материально и морально, проявив правильный энтузиазм, и никогда и никому больше эту землю не отдавать.

Великий сеятель

Павленко умер за два года до смерти Сталина, в 1951 году. И его начали ругать. С особым пылом это делали во времена хрущёвской оттепели и с наступлением горбачёвской перестройки. Обзывали «придворным агиографом», обвиняли в «гипертрофированном патриотизме». Но может ли патриотизм быть гипертрофированным? Патриотизм ведь или есть, или его нет. Третьего не дано. Прилагательные тут неуместны.

К тому же Павленко, как человек не глупый, наверняка понимал, что ему не стать классиком на все времена. И ему об этом говорили, прямо и честно. Ещё в 1936 году Александр Фадеев написал своему приятелю Павленко: «Мы не мастера... Утешимся, Петя, что мы писатели „полезные“». Вот так...

Потому видится некий высший смысл в том, что о полезном Павленко сегодня вспоминают в «городе пользы», в Симферополе.

Ефимия СКИДЕЛЬСКАЯ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 536 от 12 июля 2019 года

Еще статьи:
Просмотров: 340 |   Комментарии (0) Дата публикации: 17-07-2019

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Август 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Август 2019 (57)
Июль 2019 (89)
Июнь 2019 (84)
Май 2019 (68)
Апрель 2019 (87)
Март 2019 (92)