Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Дикая Анна

Любовь к Крыму известная поэтесса Ахматова унаследовала от отца, который был уроженцем Севастополя

В одной из автобиографических заметок, относящихся к началу 1960-х годов, Ахматова указала: «предки — греки, всего вернее — морские разбойники». Это она о своих крымских родственниках...

Откуда гены растут

С Крымом у семьи Горенко была дальняя связь. Дед Анны по отцовской линии Антон Андреевич Горенко в 14 лет стал юнгой Черноморского артиллерийского училища, а в 20 был уже унтер-офицером 2-го учебного морского экипажа в Севастополе. К 1851 году он дослужился до поручика. И во время Крымской войны, как указано в его формулярном списке, участвовал в обороне Севастополя, «находился в действительном сражении 5 октября 1854 г. на Николаевской батарее при отражении атаки соединенного неприятельского флота». В 1855 г. его наградили орденом Святой Анны 3-й степени, в 1858 — орденом Св. Владимира 4-й степени. Антон Андреевич приобрёл потомственное дворянство и был внесён во вторую часть родословной книги дворян Таврической губернии. Женат он был на дочери поручика Ивана Воронина — Ирине (1818-1898), родившей ему девятерых детей. Известно, что эта самая Ирина Ивановна Воронина гречанкой не была. Так откуда тогда растут ноги ахматовских легенд о предках — морских разбойниках? Исследователи утверждают, что гречанкой могла быть не бабушка, а прабабушка Ахматовой, имя которой в историю, увы, не вошло.

Отца Анны тоже можно назвать своего рода «морским разбойником». Благодаря генетической памяти, в нём вечно сражались правильность отца и бунтарский дух более далёких предков. Андрей Антонович Горенко родился в Севастополе 13 января 1848 г., был вторым ребенком в семье и старшим из сыновей. Когда ему исполнилось десять лет, отец отдал его кадетом в Черноморскую штурманскую роту, 14-ти лет от роду он был переведен в юнкера, а в 1868 г., двадцатилетним, произведен в кондукторы корпуса инженер-механиков Черноморского флота. Потом получил первый офицерский чин. И в 1875 г. в чине мичмана назначен штатным преподавателем Морского училища в Петербурге. То бишь поначалу всё было хорошо, так, как должно. Но потом словно кто-то потянул его за язык. 7 января 1881 г. на заседании IV отделения Императорского технического общества Андрей Антонович выступил с резкой критикой деятельности Российского общества пароходства и торговли. Дальше больше. На него даже было заведено дело о политической неблагонадежности. И всё из-за того, что, как выяснилось, он убеждал молодых людей вступать в фиктивные браки, таким способом освобождая девушек «из болота удушливой атмосферы родительского дома». Об этой своей позиции он вспомнит не единожды, глядя на своего третьего ребёнка от второго брака. Анна стала своеобразным зеркалом истинных стремлений своего отца. «Я научила женщин говорить / Но, боже, как их замолчать заставить!» — напишет Анна Ахматова в 1957 году.

Вольному воля

В Крым Анна Ахматова, вернее тогда ещё Анна Горенко, попала в силу весьма трагических обстоятельств. Её первый, незапланированный вояж на юг случился в 1896-м. Тогда, после смерти от туберкулёза мозга младшенькой доченьки Иринки (Рики), перепуганные родители отправили своих старших, одиннадцатилетнюю Инну и семилетнюю Анну, от греха подальше, из холодного и сырого петербургского климата в теплый Крым к тёте Маше Горенко. В Севастополе, на Екатерининской, жили родные тётки девочек по отцу и еще одна дальняя родственница, гречанка по национальности. Именно с ней Аня регулярно будет ходить в Греческую церковь у базара, а также в Свято-Георгиевский монастырь на Фиолент, что над Балаклавой.

В Севастополе Анну прозвали «дикой девочкой». Об этом она упомянет в своих воспоминаниях, которые биографы великой поэтессы характеризуют как «скупые и неравномерные». В одном из вариантов автобиографических заметок Ахматова о своем крымском детстве рассказала следующее: «Каждое лето я проводила под Севастополем, на берегу Стрелецкой бухты, и там подружилась с морем. Самое сильное впечатление этих лет — древний Херсонес, около которого мы жили». В другом варианте этих заметок поведала еще некоторые подробности — как она бросалась с лодки в открытое море, купалась во время шторма, загорала до того, что с нее сходила кожа, и всем этим шокировала провинциальных севастопольских барышень. Есть и стихотворные воспоминания Ахматовой о крымских впечатлениях, они, в частности, прозвучали в поэме «У моря»: «За версту от земли на плоском камне, / Ко мне приплывала зелёная рыба, / Ко мне прилетала белая чайка, / А я была дерзкой, злой и веселой / И вовсе не знала, что это — счастье».

Парк им. А. Ахматовой

Другая сторона медали

К сожалению, о том, что такое счастье, узнаёшь, только когда случается беда. Беда постучала в двери семьи Горенко в 1905-м, когда из семьи ушёл отец. Видимо, он посчитал свою миссию оконченной — его супруга была освобождена окончательно и бесповоротно. И, кстати, многие знавшие семейство Горенко сочли этот крах семейной гармонии вполне закономерным. Вспоминали потом: «Андрей Антонович жил в свое удовольствие, не считая, тратил женины деньги, не обделял вниманием ни одной хорошенькой молодой женщины. Инна Эразмовна переживала из-за равнодушия мужа и к ней, и к детям». Даже взрослой Анне Ахматовой нередко доводилось слышать, что её отец был слишком уж шикарен для матери. В подобном ключе высказалась, к примеру, Валентина Срезневская в присутствии Лидии Чуковской: «...Да уж, твоя мама совсем ничего не умела в жизни... вечно падающее пенсне, и ничего, ну ровно ничего не умела... А твой отец! Красивый, высокий, стройный, одет всегда с иголочки, цилиндр слегка набок, как носили при Наполеоне III...»

Отец, понятно, ушёл не куда-то, а к другой женщине, к некоей Елена Ивановне, вдове умершего двумя годами ранее «одного из образованнейших и благороднейших представителей блестящей плеяды педагогов 60-х годов, человека честных, твердых и глубоких убеждений» Александра Николаевича Страннолюбского. Жена, видимо, этих твёрдых убеждений мужа-педагога не переняла.

И дети вольнолюбивого красавца Андрея Антоновича вынуждены были осознать, что у всего в жизни, даже у Крыма, две стороны. О том периоде жизни Анна Ахматова вспоминала с горечью: «В 1905 г. мои родители расстались, и мама с детьми уехала на юг. Мы целый год прожили в Евпатории, где я дома проходила курс предпоследнего класса гимназии, тосковала по Царскому Селу и писала великое множество стихов. Отзвуки революции Пятого года глухо доходили до отрезанной от мира Евпатории». И, если раньше напротив рассказов о жизни на полуострове она оставила пометку «свобода», то теперь её примечание звучит не иначе как «бедность»...

Ефимия СКИДЕЛЬСКАЯ
Фото Архив «КТ», krymania.ru
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 537 от 19 июля 2019 года

Еще статьи:
Просмотров: 531 |   Комментарии (0) Дата публикации: 25-07-2019

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Декабрь 2019 (44)
Ноябрь 2019 (87)
Октябрь 2019 (88)
Сентябрь 2019 (87)
Август 2019 (88)
Июль 2019 (89)