Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Топограф, попавший в легенду

Ивану Бларамбергу было уготовано поверить в сказку в тот момент, когда он уже и не надеялся на личное счастье

Уравновешенный и практичный немец не ожидал, что на Крымском полуострове ощутит себя героем древнегреческих мифов Парисом, который во что бы то ни стало должен заполучить прекрасную Елену...

Пути неисповедимые

Шёл 1840 год. Конец августа. После окончания очередной командировки в Персию Иван Фёдорович Бларамберг прибыл в Тифлис, где наконец-то получил четырёхмесячный отпуск, Использовать его он решил с толком — отправился в Крым. Но в те времена с логистикой действительно были проблемы, причём такие, что сегодня и представить нельзя. Три недели понадобилось путешественнику, чтобы добраться до Керченского пролива — через Большой Кавказский хребет во Владикавказ, затем по Кабардинской равнине через Ставрополь на Кубань. Ему очень хотелось посетить Южный берег, интересовал его и Бахчисарай, а в Балаклаву влекли обязательства. В Тифлисе он пообещал одной знакомой даме передать письма её родственникам, что обосновались в собственном имении на правом берегу реки Чёрной.

Почти нереальная реальность

Адресатами писем, что вёз в Крым Бларамберг, были некие Мавромихали.

По-гречески «мавро» означает «чёрный». Одна из сохранившихся легенд гласит, что некий рыбак Михалис, столь смуглый, что назывался Мавромихалисом (черным Михаилом), поймал однажды неводом морскую нимфу и влюбился в нее. Когда у них родился сын, морская нимфа, вручая его Мавромихалису, с гордостью сказала: «Ни он, ни его потомство не будут знать страха воды. Всякий, в ком течет хотя бы капля нашей с тобой крови, всегда будет спасен мною из пучины...»

Легенда эта даёт возможность проследить воистину мистическую связь между Мавромихали и тем родовым имением, что основал на крымской реке Чёрной ещё один почти мифический персонаж Стефан, то ли Ксантович, то ли Георгиевич (в большинстве источников отчество не приводится).

Мавромихали командовал борцами против османского владычества на греческих землях. Борцы эти известны под именем «спартанских легионеров» в горной области Мани (Майна) на полуострове Пелопоннес. В античной мифологии полуостров Мани упоминался как место, в которое можно попасть, но из которого невозможно выбраться. Это был вход в античное царство теней. Мавромихали с этого полуострова выбрался, чтобы восславить жизнь на другом полуострове. Он стал российским полковником, командующим греческими военными формированиями в Крыму, георгиевским кавалером, сподвижником Потёмкина и Суворова. Он же был тем человеком, что положил начало переселению греков с Архипелага на полуостров. За особые заслуги его причислили к российскому дворянству и вознаградили имениями в Чоргуне, Бурлюке, Керменчике и Лаках.

Елена Прекрасная

Стефан Мавромихали умер 24 февраля 1801 года, за 39 лет до описываемых событий. Похоронили «легенду» в Балаклавском Георгиевском монастыре.

Теперь в главном имении семьи Мавромихали при деревне Чоргун, что на речке Чёрной, жил его единственный сын Павел Стефанович с супругой Ксенией Мануйловной (в девичестве Дмитриева). И было у них шесть дочерей: Мария Павловна, Екатерина Павловна, Елизавета Павловна, Анна Павловна, Александра Павловна и Елена Павловна. В эту, самую младшую Бларамберг и влюбился, сразу и навсегда...

Позже Иван Фёдорович вспоминал: «Она была среднего роста, с удивительно красивыми темными глазами, свежим цветом лица, пышными темно-каштановыми волосами, обладающая живым характером, она была создана для того, чтобы вызывать страсть. Ей было тогда 24 года. Её окружало много поклонников, но она еще не сделала выбора. Я был тот счастливец, которому она отдала своё сердце и руку, и через два дня после моего приезда между нами царило уже полное согласие». Неделю длились их романтические свидания, а затем последовала помолвка. После чего прекрасная Елена и её сорокалетний избранник принялись в соответствии с традициями своего времени наносить визиты соседним помещикам, приглашая их на свадьбу, которая должна была состояться 29 сентября.

Обретённый и потерянный рай

Венчание по греческому обряду состоялось в скромной церквушке, расположенной в имении полковника Квицкого. Потом они вернулись в поместье Мавромихали. И Бларамбергу показалось, что он ещё при жизни смог войти в рай. «Я любовался могучими, столетними ореховыми деревьями, в тени которых стоял дом, — писал позже Иван Фёдорович. — Многочисленные яблони сгибались под тяжестью плодов. Почти под каждой было по 50-70 подпорок, чтобы не обломились ветки...»

А на следующий день молодые отправились в свадебное путешествие, туда, куда Бларамберг планировал попасть изначально, ещё в далёком Тифлисе, в те, сейчас кажущиеся бесконечно далёкими дни, когда он ещё был убеждённым холостяком, на Южный берег Крыма. Они останавливались в Мшатке, в имении графа Гурьева. Посещали дворец графа Воронцова в Алупке. Заглянули на виллу камергера Нарышкина. Красотой южнобережных имений Бларамберг восхищался, но их хозяевам не завидовал, справедливо полагая, что «владеть имениями на Южном берегу Крыма могут позволить себе только богатые люди» (постулат весьма актуальный и сегодня).

После завершения этого «медового вояжа» дела позвали Бларамберга прочь из Крыма. Утешали его два обстоятельства: во-первых, с ним была его прекрасная Елена и, во-вторых, вскоре он собирался вновь вернуться на полуостров (а как могло быть иначе, ведь именно здесь он обрёл своё счастье?)...

Однако, как известно, человек предполагает, а Бог располагает. Снова побывать на Южном берегу Крыма Ивану Фёдоровичу довелось только в 1860 году. «Что касается Чоргуна, — с горечью констатирует Бларамберг, — то во время войны 1854 — 1856 гг. он был полностью разрушен. От прекрасного имения осталась лишь голая земля, обильно пропитанная кровью, так как здесь 4/16 августа 1855 г. произошло сражение; дома и сады были сровнены с землей. После воцарения мира его императорское величество предоставил нам средства, чтобы отстроить и восстановить имение. Однако столетние ореховые деревья и тысячи фруктовых деревьев, как и большая часть дубовой рощи, вырубленной для лагерных костров, погибли. Деревья пришлось сажать заново. И пройдет еще много десятилетий, прежде чем имение примет прежний облик...»

Воспоминания Бларамберга были изданы в 1872-1875 годах в Берлине на немецком языке (на русском их опубликовали только в 1978-м). Писал их Иван Фёдорович в Чоргуне, на реке Чёрной. Здесь он и умер 8 декабря 1878 года. В браке с Еленой у него было четверо детей.

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив КТ
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 542 от 23 августа 2019 года

Еще статьи:
Просмотров: 548 |   Комментарии (0) Дата публикации: 29-08-2019

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Декабрь 2019 (35)
Ноябрь 2019 (87)
Октябрь 2019 (88)
Сентябрь 2019 (87)
Август 2019 (88)
Июль 2019 (89)