Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Очаг «Очакова»

Крейсер восстал 13 (26) ноября 1905 года, но через 2 дня мятеж был подавлен, а его руководители расстреляны

Началом строительства «Очакова» на стапеле севастопольского адмиралтейства принято считать 27 февраля 1901-го, официальной датой закладки – 13 августа. Осенью 1905 г. бронепалубный крейсер приступил к испытаниям машин и артиллерии. И буквально сразу попал в историю. А виной тому ставшие легендами и классиками персоналии, которые, волею судеб, липли к этому кораблю, как мухи на мёд.

Буревестник номер два

Так уж получилось, что в сентябре 1905 года в Севастополе оказался небезызвестный Александр Иванович Куприн. Историки утверждают, что такое «случайное стечение обстоятельств» выглядит чересчур уж подозрительно. Мол, Балаклава, где обосновался Куприн, была тем самым «местом, в коем можно было, с одной стороны, знать все, чем дышит по соседству база флота, а с другой – особо не попадаться на глаза». Власти перед Куприным заискивали, даже предложили ему огромный в 4 десятины (400 соток) участок земли на выгодных условиях. Чтоб и жил, и не бузил. Ведь он тот ещё «буревестник».

Куприн действительно был таковым. Правда, бури он предсказывал по образу и подобию флюгера – смотрел всегда туда, куда заставлял ветер. Но ветра-то, в особенности политические, бывают разные… И кто тут виноват, флюгер или ветер, не всегда разберёшь.

«Я верю: кончается сон и идёт пробуждение. Мы просыпаемся при свете огненной и кровавой зари…» – писал Куприн в рассказе «Сны» в революционном 1905 году. «Я не был проникнут боевым настроением и, по какому руслу пойдёт моя дальнейшая работа, заранее предвидеть не мог», – оправдывался он позже. Ладно бы говорил так исключительно о творчестве. Но нет же… Как результат, общественно-политический импрессионизм (здесь: действия, вызванные мимолётным впечатлением. – Ред.) Куприна выглядит, как минимум, безответственно. А ещё благодаря этой особенности Александра Ивановича, его могли использовать все кому не лень. Как, собственно, и произошло в Балаклаве. Он, приняв ту самую предложенную властями землю, вроде как собирался долго и счастливо жить в тихом раю и в то же время отчаянно пилил сук, на который едва уселся, призывая к «кровавой заре».

Виктория Миленко в книге «Куприн: Возмутитель спокойствия» пишет: «Газеты принесли телеграммы о начале забастовки в Москве, а затем и в Петербурге: остановились железные дороги и городской транспорт, закрылись почта, телеграф и магазины. В Севастополе внешне было спокойно, однако местные революционные организации готовились в любой момент вступить в игру. Они-то и пригласили Куприна почитать на благотворительном вечере что-нибудь из «Поединка». Назначили дату: 14 октября… Думаем, что дата была выбрана не случайная. На следующий день, 15 октября, был назначен армейский призыв. Его планировалось сорвать уже накануне, и Куприн с пацифистской пропагандой оказался как нельзя кстати».

Там, в здании Городского собрания, за кулисами, состоялась поистине историческая встреча. Е. М. Аспиз засвидетельствовал, что к Куприну подошёл некто в форме и стал хвалить «Поединок». Потом Куприн долго смотрел вслед своему случайному знакомцу и наконец изрёк: «Какой-то удивительный, чудесный офицер». А когда в скором времени писатель увидел в газетах портрет Петра Петровича Шмидта, считавшегося идейным вдохновителем революционных событий в Севастополе, то сразу же узнал в нём поклонника своего творчества, того «чудесного офицера» из-за кулис.

«Красный крейсер» горел два дня...

Король на час

«Вечером 13 ноября, – писала газета «Борьба», – был поднят вопрос о приглашении Шмидта (о нём «КТ» писал в № 468 от 16 февраля 2018 года и № 469 от 23 февраля 2018 года). Социал-демократы, исходя из того, что Шмидт, несомненно, искренний революционер, хотя и стоящий вне партии, знает военное дело, пользуется громадным авторитетом и популярностью среди матросов, высказались за его приглашение… В лице Шмидта матросы сразу почувствовали не только идейного руководителя, но и знающего технику дела вождя-организатора».

14 ноября, видимо сразу после мимолётной беседы с Куприным, Шмидт прибыл на борт крейсера «Очаков». В 10 часов утра 15 ноября на «Очакове» и 13 других кораблях, на мачтах флотской дивизии, взвились красные флаги. На «Очакове» был поднят сигнал: «Командую флотом, Шмидт». Так Шмидт стал «королём на час», вернее адмиралом на день.

Из столичных газет: «Севастополь. Спб. Командиру корпуса жандармов. Копия департаменту полиции. Сего 15 ноября, 3 ч. 20 м. дня, начался артиллерийский бой десяти мятежных судов и засевших в казармах матросов с оставшимися верными судами эскадры, полевой батареей, сухопутными войсками. В 5 ч. 30 м. бой окончен. Бунтовавшие суда сдались. Их предводитель отставной лейтенант Шмидт арестован… Ротмистр Васильев».

Из очерка А. И. Куприна «События в Севастополе», опубликованного в петербургской газете «Наша жизнь» 1 декабря 1905 года: «С Приморского бульвара открывается вид на узкую и длинную бухту, обнесённую каменным парапетом. Посредине бухты огромный костёр, от которого слепнут глаза и вода кажется чёрной, как чернила. Три четверти гигантского крейсера – сплошное пламя. Остаётся целым только кусочек корабельного носа… Мне приходилось в моей жизни видеть ужасные, потрясающие, отвратительные события. Но никогда, вероятно, до самой смерти, не забуду я этой чёрной воды и этого громадного пылающего здания, этого последнего слова техники, осуждённого вместе с сотнями человеческих жизней на смерть…»

В итоге многие революционеры действительно отправились прямиком в рай, а Куприн из своего «тихого рая» изгнан – после публично высказанной реакции на события был отдан приказ о немедленной высылке Куприна из Севастопольского градоначальства.

Последнее слово техники

Как уже говорилось, «Очаков» был совершенно новым бронепалубным крейсером. Последнее слово техники того времени. А теперь стоит послушать Шмидта. Из речи «красного адмирала» на суде 14 февраля 1906 года: «Когда я вступил на палубу “Очакова”, то, конечно, с полной ясностью понимал всю беспомощность этого крейсера, безбронного, с машиной, которая едва могла дать восемь узлов ходу, и без артиллерии; там имелось всего две рукоятки от шестидюймовых орудий, остальные орудия действовать не могли. Я понимал всю беспомощность крейсера, не способного даже уйти от опасности».

После такой явной клеветы «Очаков», горевший два дня, но не погибший, переметнулся на сторону белых. Стал называться «Кагул». А в ноябре 1919 года за отличные действия против частей Красной армии приказом по Добровольческой армии был переименован в честь белогвардейского генерал-лейтенанта Лавра Корнилова. 29 декабря 1920 года интернирован французскими властями. В 1933 году крейсер «Генерал Корнилов» разобрали на металл.

Ефимия СКИДЕЛЬСКАЯ
Фото Архив КТ
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 554 от 15 ноября 2019 года

Еще статьи:
Просмотров: 412 |   Комментарии (0) Дата публикации: 20-11-2019

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Декабрь 2019 (22)
Ноябрь 2019 (87)
Октябрь 2019 (88)
Сентябрь 2019 (87)
Август 2019 (88)
Июль 2019 (89)