Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Крымское «евангелие» от князя Владимира

Владимир Андреевич Оболенский

19 ноября исполняется 150 лет со дня рождения общественного деятеля, депутата Государственной думы I созыва от Таврической губернии Владимира Оболенского

Этот человек известен тем, что оставил потомкам подробные и эмоциональные воспоминания о полуострове того времени, когда власть здесь менялась, что называется, не по дням, а по часам.

Прочная связь

С полуостровом князь Оболенский имел тесную связь. Не раз уезжал отсюда, но снова возвращался. Словно земля эта была излишне эксцентричной, но всё равно очень любимой женщиной, без которой никак.

Оболенский принадлежал к тем представителям старой русской аристократии, которые выросли из монархии, но придерживались либеральных идей, желали, чтобы в России всё было по-другому, а потом, когда их желание сбылось, сделались «козлами отпущения», слишком умные, чтобы быть понятными и понятыми. Но Оболенский всё же не оставлял попыток достучаться до современников и донести правду до сознания следующих поколений. И всё потому, что понимал: в начале перемен в стране было слово, слово его и ему подобных, и это слово должно было стать последним, но не стало.

Новое понимание жизни

Владимир Оболенский родился в Санкт-Петербурге. Он был внуком героя эпохи наполеоновских войн Василия Петровича Оболенского. Отец умер, когда Володе едва исполнилось 6 лет, и опекуном мальчика стал Виктор Антонович Арцимович, активный участник великих реформ 1860-х годов. Этот факт не мог не сказаться на формировании общественно-политических взглядов Оболенского, мир он видел глазами своего опекуна. Уже во времена учёбы в университете Владимир стал активным участником либерального студенческого движения, дружил с будущим основателем РСДРП, убеждённым меньшевиком Александром Николаевичем Потресовым, будущим редактором первых марксистских журналов Петром Бернгардовичем Струве, будущим видным представителем «легального марксизма» Михаилом Ивановичем Туган-Барановским и будущим министром народного просвещения Временного правительства Сергеем Фёдоровичем Ольденбургом.

Общественная деятельность учёбе мешала, и, чтобы Владимир не остался недоучкой, его отправили в Берлинский университет.

В 1893 году Оболенский поступил в Министерство земледелия и государственных имуществ, где служил в отделе сельской экономики и сельскохозяйственной статистики и при этом не оставлял попыток помочь нуждающимся. Потом был земским статистиком в Смоленской губернии, позже в губернии Псковской, затем стал заведующим статистическим бюро Орловской губернской земской управы. И, наконец, в 1903 году его выбрали гласным Ялтинского уездного земства и Таврического губернского земского собрания. Так состоялась первая встреча Владимира Андреевича с Крымом. Правда, пребывание на полуострове в тот раз длилось недолго – в 1904 году Оболенский вступил в Союз освобождения (нелегальное политическое движение за введение в России политических свобод), за что решением Министерства внутренних дел был уволен от должности гласного губернского земства. Но вскоре он вернулся на полуостров, чтобы создать здесь новую «Жизнь Крыма».

Российская Государственная дума I созыва во время заседания

Правдорубец и самопиарщик

«Жизнь Крыма» – это газета, создателем и редактором которой стал Оболенский.

«В Симферополе до этого времени издавалось две маленьких газеты – «Крым» и «Салгир», главным образом занимавшихся культурой местных сплетен. Редактор-издатель «Крыма», не бездарный, но совершенно спившийся старик Балабуха не брезговал шантажом, за что его испитая физиономия не раз покрывалась синяками. Обе газеты совершенно зачахли от конкуренции издававшегося в Севастополе «Крымского Вестника» – газеты бойкой, имевшей талантливых сотрудников, но пошловатой и совершенно неопределенной в политическом отношении. Таким образом, местные жители, которые не выписывали столичных газет, а таких было множество, были лишены политического руководства в такой ответственный в русской жизни момент, когда приближался срок выборов в первый русский парламент», – вспоминает Владимир Андреевич. И из воспоминаний этих становится ясным, что сам он тоже очень даже метил в тот самый парламент. Это уже после другой революции, Октябрьской, активным противником которой он был, вернувшийся в Крым Оболенский станет в большей степени наблюдателем, чем участником, будет пытаться анализировать, кто прав, кто виноват, кто хорош, а кто плох, но так и не поймёт.

Этюд в красно-белых тонах

«Однажды утром дети, идущие в школы и гимназии, увидели висящих на фонарях Симферополя страшных мертвецов с высунутыми языками. Этого Симферополь еще не видывал за все время гражданской ­войны. Даже большевики творили свои кровавые дела без такого доказательства. Выяснилось, что это генерал Кутепов распорядился таким образом терроризировать симферопольских большевиков», – свидетельствует Оболенский.

И после этой фразы может показаться, что он очень даже не против красных. Но нет, Оболенский уже никому не верит. Просто натуралистично-саркастично рисует свой этюд в красно-белых тонах, отмечая, что такие, как он, люди без определённого окраса, тоже приобретают актуальный политический оттенок: «Чтобы управлять Крымом, им (большевикам. – Ред.) пришлось искать себе интеллигентных помощников. И тут свои услуги предложили им некоторые лидеры местных меньшевиков, которые и стали фактическими руководителями нескольких ведомств. Во главе комиссариата юстиции стал меньшевик Лейбман, комиссариатом финансов заведывал А. Г. Галлоп, народного просвещения – П. И. Новицкий, труда – Немченко. Трое из них в настоящее время уже вошли в коммунистическую партию, а один заявляет себя беспартийным, но занимает высокий пост в одном из центральных учреждений Советского правительства. В то время они еще называли себя меньшевиками, но присутствовали постоянно в высшем органе местной крымской власти и оказывали смягчающее влияние на всю внутреннюю политику большевиков. Вероятно, в значительной степени их влиянию мы были обязаны сравнительной мягкостью большевистского режима».

В этих словах сквозит утопическая надежда, что у них, у таких как Оболенский, что-то всё же может получиться, они ещё принесут пользу стране. И не суть, кто проложит путь к благоденствию – Деникин, Врангель или Ленин с его братом, «добродушным человеком, пьяницей и забулдыгой», – главное, что они, сторонники реформ, но не революций, умные и породистые, будут на подхвате. Однако вышло иначе.

В ноябре 1920 года Владимир Андреевич Оболенский с семьёй навсегда покинул Крым. Поселился в Париже. И засел за написание своих крымских «евангелий». Теперь пользу России он мог принести только так.

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив КТ
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 555 от 22 ноября 2019 года

Еще статьи:
Просмотров: 357 |   Комментарии (0) Дата публикации: 28-11-2019

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Декабрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Декабрь 2019 (22)
Ноябрь 2019 (87)
Октябрь 2019 (88)
Сентябрь 2019 (87)
Август 2019 (88)
Июль 2019 (89)