Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Севастопольский беженец

Аркадий Аверченко

Как «король юмора» отправился за головокружительной карьерой в северную столицу, а после бежал от новой власти в Европу

В Волгограде есть улица Аверченко. Есть такая улица и в поселке Залари Иркутской области, на ней всего 9 домов, а индекс она имеет 666322. Аркадий Тимофеевич над подобной нумерологией наиронизировался бы всласть. Уж такой он был человек. Зато отсутствие топонимических и прочих мемориальных тотемов в родном городе могло его и огорчить. От обиды на подобное посмертное небрежение даже королевское чувство юмора не спасает…

Ради красного словца

Всё начиналась почти как в сказке. В 70-х годах XIX столетия в славный град Севастополь на чумацкой телеге прибыл добрый молодей Тимофей Петрович Аверченко. Осмотрев ещё не до конца восстановленные после Крымской войны улицы Тимофей Петрович решил, что местность эта вполне себе подходит для того, чтобы жить-поживать да добра наживать. Поселился он в Артиллерийской слободке, возле базара, на Ремесленной улице (сейчас на этом месте находится Комсомольский парк имени Марии Байды). Завёл полезные знакомства с богатыми севастопольскими купцами Стефаном Мачуком, Федором Таци, Константином Гавриловым. В 1874 году Тимофей Петрович женился на 17-летней Сусанне Павловне Софроновой, дочери отставного солдата с Полтавщины. Жили дружно, детей делали. Шли годы. Одна за одной родились у них шесть лапочек-дочек Люба, Маша, Надя, Оля, Нина и Лена и единственный сыночек Аркаша. Он появился на свет 15 (27) марта 1880 года и был крещен в Петропавловской церкви на улице Большой Морской (храм стоял приблизительно на месте Покровского собора). И тут сказочке наступил конец.

О дальнейших событиях в собственной жизни и жизни всего семейства Аркадий Аверченко расскажет в совсем другом стиле «Автобиографии», которую вполне при соответствующем желании можно было бы разобрать на модные ныне выступления в стиле Stand Up. Ради красного словца Аверченко не жалел даже собственного отца.

«Легенда о том, что я мальчик больной, хилый, который не может учиться, росла и укреплялась, и больше всего заботился об этом я сам. Отец мой, будучи по профессии купцом, не обращал на меня никакого внимания, так как по горло был занят хлопотами и планами, каким бы образом поскорее разориться? Это было мечтой его жизни, и нужно отдать ему полную справедливость - добрый старик достиг своих стремлений самым безукоризненным образом. Он это сделал при соучастии целой плеяды воров, которые обворовывали его магазин, покупателей, которые брали исключительно и планомерно в долг, и пожаров, испепелявших те из отцовских товаров, которые не были растащены ворами и покупателями. Воры, пожары и покупатели долгое время стояли стеной между мной и отцом…» - вот такие, отнюдь не сказочные воспоминания о родителе.

Аркадий Аверченко – крайний слева на фото

Город детства, город славы

Севастополь хоть и был для Аверченко городом детства, городом славы для него так и не стал. Ни при жизни, ни после смерти. В своих произведениях сатирик охотно рассказывает о том, что с ним случалось во времена детства и отрочества в родных краях, но по каким-то известным только ему и, наверное, психологам причинам по максимуму избегает слова «Севастополь». Нет этого слова в рассказе «О пароходных гудках», где Аверченко повествует о том, как в юности «зарабатывал себе пропитание тем, что служил младшим писцом в транспортной конторе по перевозке кладей». В «Автобиографии» слово это появляется, так сказать, под занавес, роняется небрежно, словно сквозь зубы: «Шестнадцати лет я расстался со своей сонной транспортной конторой и уехал из Севастополя (забыл сказать - это моя родина)».

Уже упомянутые психологи на этот счет проронили бы что-то вроде: «Склонны к иронии и сарказму, как правило, люди, чьё детство нельзя назвать эталоном счастливого и беззаботного существования». В отношении Аверченко этот диагноз является прямым попаданием в яблочко. Поскольку стать значимым в своих и чужих глазах он смог только окончательно обрубив корни, только превратившись в перекати-поле.

Перекати-поле

В Севастополь Аркадий Тимофеевич вернулся не потому, что этот город вдруг стал ему нужен. А по причине того, что в том месте, где он после долгих скитаний обосновался и где обрёл славу, не нужен стал он сам. Аверченко считал свою сатиру «беспартийной». Но большевикам его «злой язык» показался слишком уж длинным. Такие сильная власть должна вырывать или, как минимум, укорачивать. В августе 1918 года журнал «Новый сатирикон», редактором которого был Аверченко, прикрыли. И писатель бежал из Петрограда. Опять начались скитания. Словно в обратной перемотке мелькали кадры: Москва, Киев, Харьков, Ростов-на-Дону, Екатеринодар (ныне Краснодар), Новороссийск, Мелитополь… И вот на тебе, здравствуй, родной Севастополь! Произошло это то ли в феврале, то ли в апреле 1919 года.

Писатель поселился в доме № 30 по Нахимовскому проспекту. Пытался вернуть время вспять – агитировал народ за Добровольческую армию, сотрудничал с редакцией местной газеты «Юг». Но это, конечно, далеко не всё. Вместе с А. Каменским писатель заведовал литературной частью театра-кабаре «Дом Артиста», созданного в Севастополе в сентябре 1919 года. Писал пьесы. В тандеме со знаменитой писательницей Тэффи (Надеждой Лохвицкой) и популярной актрисой М. Марадудиной занимался концертной деятельностью. Пробовал себя в качестве актёра. Гастролировал по всему полуострову, побывав с концертами в Балаклаве, Евпатории и Симферополе. Издал сборник рассказов и фельетонов «Нечистая сила». Делал наблюдения и заметки, позволившие позже, в 1922 году, уже в эмиграции, издать книгу «Кипящий котел» о событиях Гражданской войны в Крыму.

Да, то был исторический период, напоминающий характер писателя-пересмешника - кипучий, неспокойный, не признающий авторитетов. То было время, которое тоже ради красного словца не жалело своих отцов. Правда, данный принцип внезапно приобрёл политический подтекст. И столь же внезапно Аверченко этот некогда столь любимый им принцип отвергнул. Корней он не имел, но внезапно ему захотелось за что-то зацепиться. Поздно. Ветер уже уносил его дальше.

15 ноября 1920 года Севастополь был взят Красной Армией. За несколько дней до этого Аверченко на одном из пароходов уплыл в Константинополь.

Аркадий Аверченко скончался в Праге 12 марта 1925 года, не дожив нескольких дней до своего 44-летия. Его прах покоится на Ольшанском кладбище...

Ефимия СКИДЕЛЬСКАЯ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 570 от 13 марта 2020 года

Еще статьи:
Просмотров: 330 |   Комментарии (1) Дата публикации: 19-03-2020

:: Комментарий #1 написал: Виктория Миленко   |   Сегодня, 21:23   |  



Группа: Гости
Публикаций: 0
Комментариев: 0
Здравствуйте! Обе фотографии взяты с моего сайта http://vika-milenko.narod.ru/index/zhenshhiny_averchenko/0-45.
Переданы мне правообладателями. Прошу оформить аннотации соответственно.  

Зарегистрирован: --   |   ICQ: --   |   ЦИТИРОВАТЬ    


:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Март 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Март 2020 (83)
Февраль 2020 (85)
Январь 2020 (71)
Декабрь 2019 (86)
Ноябрь 2019 (87)
Октябрь 2019 (88)