Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Испытано на себе: как я стал деревом в «Спящей красавице»

Испытано на себе: как я стал деревом в «Спящей красавице»

Корреспондент «КТ» отправился покорять театральные подмостки, «играть как Высоцкий» и срывать зрительские аплодисменты и овации, но вместо этого оказался в новогодней сказке… волшебным деревом.

И узнал секреты новогодней премьеры, которую планируют показать в Крымском академическом украинском музыкальном театре. 

«Будем играть, будем петь и танцевать!»
…Кабинет директора Украинского театра похож на каюту капитана. Стены «под дуб», узкие окошки-иллюминаторы, часы в виде штурвала. И грамоты. Много и разные. От президентов (тоже разных), Митрополита, милиции, пограничников, СБУ…
– У нас раньше журналисты никогда не становились актерами, – директор пожимает с сомнением плечами и тут же, не отрываясь, решает вопросы по телефону, читает и подписывает документы. – Ну, если хотите узнать, каково это быть актером – милости просим. Завтра к десяти на планерку. У нас, как и у всех, день начинается с «летучки». Без опозданий.
…На планерку я опоздал. Преднамеренно. Не хотелось, чтобы при мне, журналисте, разыгрывали показательный спектакль, как это делают во всех учреждениях, едва появится пресса. Но ошибся. Театр живет по другим законам и другой, своей, насыщенной жизнью. Обо мне просто забыли. Разбор «полетов» шел вовсю.
– Зрителя не должны волновать наши проблемы, – чеканит директор театра Владимир Загурский, восседая во главе «планерочного» стола. – Все должно быть идеально, четко. Как у Вирского. Проблемы со звуком решить и разобраться.
– А вы из театрального училища? – шепотом спрашивает меня случайная соседка, рядом с которой я уселся.
– Нет, я журналист, – отвечаю так же шепотом и верчу головой, стараясь углядеть красавиц-артисток, гибких девочек из балета и колдуний-гримерш. Но вместо них вижу обычных людей: симпатичных и не очень, лысоватых и с шевелюрами, толстых и худых. Никакого театрального лоска, никакой игры… Речь на планерке идет о насущном. О деньгах. Говорят, что вроде как запланированный бюджет на следующий год очень-очень скромный. Думают, что делать театру, если объявят эпидемию гриппа: отмена спектаклей может серьезно ударить по благосостоянию.
Испытано на себе: как я стал деревом в «Спящей красавице»
– Ну, ничего, будем играть, будем петь и танцевать, – подбадривает своих подчиненных Загурский. – Все обсудили. Вопросы есть?
– Были у нас горькие дни, когда из-за недостатка средств в бюджете театр на несколько месяцев перешел на сокращенную рабочую неделю, а значит, и на сокращение заработной платы, – рассказывают актеры. – А ничего, терпели: танцевали и пели, надеялись, что все плохое когда-нибудь да закончится. Дождались!
…На сцене в повседневной одежде играют актеры. Ни тебе света, ни эффектов. Но сказка смотрится: даже не отталкивают модные, «с потертостями» джинсы и свитера сказочных персонажей. Вот взбалмошная принцесса, вот ее отец и мать: королева на галантных шпильках и король – в свитере и без макияжа, но зато в средневековых сказочных черевиках… Пустой зал. Смотрю из-за кулис, под грохот перетаскиваемой аппаратуры и шелест новогодних елок. Игра, как это ни странно, зачаровывает. Хочется сесть прямо на колонку, упереться локтем в подбородок и смотреть. Приятно, как будто массаж делают.
Через несколько минут ко мне подходит сам (!) король, отыгравший свою роль на сцене.
– Игорь, – вежливо представляется и жмет руку. – Вы петь с нами будете?
– Не, – отвечаю, смущенный знакомством с «королевской особой». – Я, ваше величество, о вас писать буду. Журналист. И, по совместительству, дерево играть. Так мне сказали режиссеры.
Король смеется.
– Ну что ж, пишите, – позволяет он. – Всем суперталантливым поручают у нас деревья играть…
А на сцене снова завораживает причудливый хоровод актерской игры без масок, грима и эффектов. Только талант. Только мастерство. Смотреть и смотреть.
– Театр начинается не отсюда, – выводит меня из нирваны голос помощника режиссера Анны Маковой. – Пойдемте, я вам покажу.
«Не надо меня фотографировать!»
…Коридоры театра похожи на переплетения сложной схемы со своими жителями: этаж вверх, этаж вниз, музыканты со скрипками, красавицы-девочки из балета, гримерные, табличка «режиссер» на старенькой двери. Я бегу следом за провожатой, едва успевая хоть что-то увидеть. Скорости передвижения здесь бешеные. Как в столичной подземке: вроде бы полнейший хаос, а все перемещения и появления пассажиров расписаны и выверены до секунды. Так же и в коридорах театра. Каждый знает куда бежит: кто с костюмом, кто с трубой на плече, кто с головой какого-то чудища. Шутят на лету, улыбаются. Такой ритм затягивает, и я инстинктивно, чтобы не «выпадать», подстраиваюсь под скорость и поведение Анны. Так же деловито бегу и позитивно улыбаюсь встречным потокам, жму руку неизвестным мне людям, как будто мы старые приятели. Стоп. Пришли. Дверь – из-за нее слышен какой-то непрекращающийся грохот. Рывком на себя…
Испытано на себе: как я стал деревом в «Спящей красавице»
Пошивочный цех. Как пулеметы, строчат швейные машины. Яркие костюмы, иголки, ленты. Пахнет паром и тканью: на закроечном столе отпаривают жилетку «взбалмошной принцессы», еще двое мастеров разглядывают эскиз художника, остальные привычными, точными движениями пальцев строчат ткани разных цветов и размеров.– Не надо меня фотографировать, – машет руками начальник пошивочного цеха Галина Жадановская.
 – Вы коллектив фотографируйте – тут такие мастера, такие закройщицы и вышивальщицы, а художник! Ведь он создает не только костюмы, а готовые образы героев сказки.
Испытано на себе: как я стал деревом в «Спящей красавице»

Она показывает эскизы, где прорисованы до мельчайших деталей костюмы каждого героя новогодней сказки: принцесса, король, королева, звездочет. Это на бумаге. А стоит повернуть голову – и вот они – на вешалках – настоящие, костюмы, которые ничем не отличаются от тех, что нарисовал художник. Сказка, да и сам театр, похоже, начинается здесь.

– Все своими руками, – улыбаются мастера, когда я разглядываю средневековые костюмы, с причудливыми деталями, названия которых даже не упомнишь. – Здесь выдумка нужна, терпение, фантазия. И любить надо ту вещь, которую делаешь. Представлять, как она будет выглядеть на актере… Видеть!
– Посмотрели? – спрашивает моя провожатая Анна Макова. – Пойдемте.

– Увидел, – говорю я и снова включаюсь в гонку по коридорам. Цель – декоративный цех.
…Просторный зал, в два этажа высотой. На огромном полотне, разложенном прямо на полу, передвигается небольшая фигурка художника. Плавные мазки кистью – и появляются новая арка и решетчатое окно дворца, с боевыми и дозорными башнями, высокими шпилями.
– Смелее, если что – поправим, – улыбается исполнительница декораций Лариса Захаренко и передает мне кисть. Вытираю обувь и, боясь наследить, залажу прямо на огромный холст… Странные ощущения. Вы когда-нибудь, пусть в детстве, хотели нарисовать дом размером с настоящий? Я – хотел. Моя мечта сбылась спустя двадцать лет – смелей и смелей вырисовываю дверь сказочного замка, на фоне которого мне предстоит стать живым деревом со страшными руками-ветками… Правда, ажиотаж и вдохновение пропадают минут через пять: стоять на коленях, выводя кисточкой элементы замка хоть и приятно, но неудобно. Спина затекает. И кровь приливает к голове.
– Привыкла уже, – пожимает плечами Лариса на мой вопрос, тяжело ли ей так работать изо дня в день. – И интересно ведь это.
Так говорят и в бутафорском цехе, где из простой бумаги делают…позолоченные рамы, а из проволоки буквально на глазах корреспондента «КТ» соорудили королевскую шляпу. А еще… ручки того самого, сказочного, живого дерева. Его-то и предстоит мне играть, впервые появившись на сцене перед многочисленной детской и взрослой публикой.
– Дерево – это, конечно, не Гамлет, – утешаю себя, насмотревшись на «свои» «ручки-ветки» в бутафорском цеху. – Зато оно живое. А еще может скрипеть и двигаться… Да и вообще прикольно это – деревом стать. Не по жизни, конечно, а так, на несколько часов. На сцене…
В уголках бутафорского цеха чего только нет: и портреты генсеков, и суперновый какой-то необычный клей, и голова льва, и шляпы любых конфигураций и моделей…
– Ну что – на сцену? – спрашивает Анна, и мы снова вырываемся в коридоры, ведущие в магические цеха и волшебные гримерки.
Продолжение читайте в  номере «КТ» № 114 от 14 января 2011 года.
Кирилл ЖЕЛЕЗНОВ  "Крымский ТелеграфЪ"
фото К.Михальчевский
материал опубликован в "КТ" № 112 от 17 декабря 2010 г. 


Еще статьи:
Просмотров: 3039 |   Комментарии (0) Дата публикации: 17-12-2010

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (25)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)