Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Широкий резонанс и тихий приговор

Широкий резонанс и тихий приговор

Кто же «благодаря» генералу Москалю оказался на скамье подсудимых – преступники или попавшие под генеральскую «раздачу» невиновные?
Это одно из бытовых происшествий, которые, к сожалению, случаются достаточно часто не только в Крыму – убийство двух бомжей имело довольно широкий общественный резонанс. И вовсе не потому, что сограждане прониклись сочувствием к погибшим, а по причине того, что покинувший (слава Богу) не так давно Крым генерал Москаль решил сделать это дело резонансным – нужно же на чем-то прославиться.

Вот и «прославился», правда, настолько абсурдно, что стыдно просто за всю крымскую милицию. А вот о судьбе непосредственных участников этого уголовного дела почему-то никто не вспоминает, кроме суда, который в июле сего года вынес приговор четверым парням – по 15 лет лишения свободы. А с инициатора процесса –  генерала Москаля – как с гуся вода. И то правда, какое ему сейчас дело до Крыма и до крымчан.
От «скинхедов» до «джихада»
Напомним: как только 30 сентября 2009 г. в районе улицы Лексина были обнаружены трупы двух лиц без определенного места жительства, руководство крымской милиции устами своего Центра общественных связей поспешило сообщить, что бездомные были убиты представителями радикального движения «скинхеды», которых поймали буквально через день. Видать, очень уж плохо в главке и милицейских головах с аналитикой, если скинхедами они «сделали»…двух крымских татар.
Но ведь начальство потребовало сделать процесс резонансным – значит нужно как-то выкручиваться. И тогда правоохранители-исполнители решили пойти от обратного: если двое подозреваемых никак не вписывались в рамки мифического «скинхедства», тогда милиционеры сгребли остальных двух славян под гребенку «джихада». Мол, четверо молодых людей: Евгений Косов, Исмет Кадыров, Пулад Таиров, Александр Должанский — являются… членами общины исламских радикалов и готовились к ведению джихада в Крыму. У них дома якобы обнаружили оружие и агитки.
Это странное несоответствие сразу же заметила пресса, и не только крымская, а вот правоохранители вовсю развивали инсинуации «на заданную тему». Да еще и масла в костер межнациональной розни подлил лично Геннадий Москаль, обратившись тогда в Министерство юстиции по поводу того, что возникла необходимость в «нейтрализации негативной деятельности партии, целью которой является распространение исламской веры в мире путем джихада, создание единого халифата, в состав которого должен войти Крым». И причем здесь компания молодых людей разных национальностей? Неужели она и является той самой партией, которая так угрожает хрупкому крымскому межнациональному равновесию «джихадом», началом которого милиция почему-то сочла убийство бомжей, еще и неизвестно тогда, кем совершенное?
Правда, как выяснилось, в заявление правоохранителей вкралась «досадная опечатка»: просто на тот момент в ведомственной газете ГУ МВД Украины в Крыму по неизвестным по сей день причинам потерялась часть статьи, рассказывающей о задержании группы из трех человек, у которых как раз и изъяли «литературу экстремистского толка» и оружие.
Удивляет еще и то, что расследование столь «резонансного» преступления было поручено аж…старшему лейтенанту милиции.
«Беззаконные» признания
Когда по поводу скинхедов-радикалов не высказался только ленивый, адвокат одного из задержанных собрал пресс-конференцию и рассказал, что следствие ведется в «прикладном порядке» – из ребят просто выбивают «явку с повинной». По словам защитника, основанием для задержания послужил тот факт, что все они живут в районе, где было совершено убийство, и в тот вечер не находились дома. Оказалось, что молодые люди возле гостиницы «Спортивная» были остановлены милиционерами в штатском. Повод для разборок был весьма подходящим — распитие алкогольных напитков (пива) в общественном месте. Для более пристального «знакомства» парней отвезли в Железнодорожный РОВД Симферополя, где, разделив по одному, начали допрос по указанному нарушению – так рассказывал очевидец задержания, старший брат Евгения Косова — Дмитрий. «Я оставался в коридоре возле двери. Крики брата перешли в невыносимые вопли, я не выдержал, открыл дверь и увидел двух сотрудников милиции в штатском. Один из них стоял возле Жени с занесенным стулом, а брат сидел на другом стуле и пытался закрыться руками». Подобные заявления поступали и от остальных «подозреваемых»: они жаловались на избиения, угрозы со стороны милиционеров, проводивших допрос. Как следствие – доблестным операм Железнодорожного райотдела милиции поначалу все же удалось выбить из своих подопечных «явки с повинной». Правда, и с их получением происходили некие странности: во-первых, эти «собственноручно» написанные задержанными документы изобиловали юридическими терминами, которых молодые люди просто не могли знать, а, во-вторых, уже во время судебного заседания опрошенные там опера давали по поводу получения явок какие-то маловразумительные пояснения. Один, к примеру, говорил, что «…почему не зарегистрировал явку с повинной и не указал свою фамилию как лицо, принявшее ее, – пояснить не может». Почти так же свидетельствовал и другой правоохранитель – не смог объяснить причину, по которой на принятой им явке с повинной отсутствует его подпись.  
В результате коллегия судей сочла, что данные подсудимыми заявления о явке с повинной не могут являться доказательствами по делу – они были оформлены в нарушение УПК, не подписаны должностными лицами, которыми были приняты.
Кроме того, в деле были и другие «несподиванки», которые очень мешали правоохранителям проводить следствие.  К примеру, милиционер-свидетель, который вел видеозапись на месте воспроизведения обстоятельств дела, пояснил, что запись (которая должна вестись беспрерывно) прерывалась всего-то два раза. Первый – когда милиционер почему-то назвал неправильно дату, а второй – когда следственному действию мешали родственники подозреваемого и… «другие лица». 
В суде появились и другие неожиданные факты: на заявления защитников о том, что на одежде обвиняемых не обнаружено следов крови убитых, суд отреагировал так: мол, из материалов дела следует, что они «замывали одежду от крови водой из-под колонки», у них «имелось достаточно времени принять меры к сокрытию следов преступления, имеющихся на одежде». Мало того, даже приглашенный в суд эксперт-иммунолог сделала заявление, что «если одежда замывалась водой, то установить видовую принадлежность крови крайне трудно», а если стиралась порошком – то вообще невозможно. Ну, полный аут – долой книжки по криминалистике и сериалы про экспертов-криминалистов – все врут! Вот только, помнится, когда те же криминалисты недавно устанавливали личность погибшего депутата Папунова по остаткам сгоревшей крови, им это каким-то образом удалось. В полном соответствии со здравым смыслом и учебниками.
Поразителен и один из предлогов якобы затеянной парнями из вполне благополучных семей драки с бомжами – как утверждал один из свидетелей, обвиняемый сказал, что бомжей побили, потому что на этой территории бутылки собирает отец его друга (!), а они ему мешают. 
Никому не нужное признание
Видя, что следствие заходит в такой тупик, откуда выйти может только с обвинительным приговором, родственники парней решили сами предпринять розыскные действия – ездили по району, опрашивали знакомых и незнакомых граждан, могущих хоть что-то знать об этой истории. В результате в предполагаемом месте убийства была обнаружена куртка, принадлежавшая, скорее всего, настоящему преступнику. А потом вышли на гражданина, который …признался в совершенном преступлении. Будучи от природы то ли слишком сентиментальным, то ли не слишком умным – в школе закончил только начальные классы, от несчастной любви несколько раз резал вены, он по сути вел аналогичный погибшим, которых хорошо знал, образ жизни.
Естественно, адвокат одного из обвиняемых представил суду Дениса К. с его версией происшедшего, подтвержденной и несколькими свидетелями. Как рассказал К., осенью 2009 года (точной даты он не помнит, что и неудивительно) он вместе со своим племянником Славиком, неоднократно попадавшим в поле зрения милиции, приехал в гости к двум сестрам, Лене и Юле. Пили спиртное в районе домов по улице Лексина. Славик куда-то отходил, потом вернулся и предложил избить бомжей, которые постоянно «сдавали» его милиции. Они вместе пришли на детскую площадку, где были двое мужчин и женщина, сидевшая на корточках. Они их сначала били кулаками по лицу, потом Славик взял камень…
Били бомжей минут 10-15, когда отходили, они были еще живы. Потом вернулись в компанию, где рассказали о драке собутыльникам, тем более что все видели на их одежде кровь. Когда наутро от Юли он узнал о смерти двух бомжей, и о том, что одного из них отправили в больницу, то даже не предполагал, что именно они их убили.
Впрочем, сестра Юли Лена подтвердила, что помогала Денису смывать кровь, откуда – она не спрашивала. Подтвердила, что ей известно, что 30 сентября он приходил к ее сестре и признался, что совершил убийство бомжей – отомстил за племянника Славика. Причем она даже не предполагала, что по факту их убийства ведется следствие. Правда, некоторые из свидетелей, поскольку указанное нами судебное заседание происходило спустя несколько месяцев после происшествия, не могли точно утверждать, что все рассказанное ими имело место именно 29 сентября, суд только это обстоятельство и взял за основу. После чего в судебном заседании был сделан вывод, что рассказ Дениса К. противоречит материалам уголовного дела, «объективность которых не может быть оспорена и не вызывает сомнений». А на Дениса, мол, оказывают психологическое давление «неустановленные (даже в суде) лица». В общем, никакого дорасследования суду не понадобилось, чтобы обвинить в убийствах четверых парней, даже при наличии серьезных и подозрительных несоответствий в уголовном деле, которые всегда трактуются в пользу обвиняемых. В итоге Апелляционный суд вынес им приговор – 15 лет лишения свободы.
Правда, есть еще и последняя инстанция, в которую была подана кассация – Верховный суд Украины, которому под силу отменить этот вердикт, да захочет ли он проверять сомнительные факты?
Поражает еще один факт – в приговоре суда потерпевшим был признан и давно заброшенный убитой 16-летний сын. Конечно, пережить смерть матери, какой бы она ни была, крайне трудно. Но вот суд почему-то указал, что погибшая гражданка без определенного места жительства «принимала непосредственное участие в жизни и воспитании (!) ребенка, его материальном (!) обеспечении». Не иначе как такое же, как и осужденная четверка – в убийстве.
 

 

 Ядвига БОЛТОВСКАЯ Крымский ТелеграфЪ

фото: Архив КТ

материал опубликован в КТ № 105 от 29 октября 2010

Еще статьи:
Просмотров: 2946 |   Комментарии (0) Дата публикации: 29-10-2010

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (30)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)