Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Владимир Черкашин: «Когда говорят, что я «подстилка» Партии регионов, мне смешно становится»

Владимир Черкашин: «Когда говорят, что я «подстилка» Партии регионов, мне смешно становится»
Недавнее заседание Крымского координационного совета организаций российских соотечественников (среди многочисленных пророссийских организаций есть и такая) обернулось грандиозным скандалом: одни обвиняли других в фальсификации, другие отчаянно интриговали, а третьи просто дрались с вчерашними соратниками в коридоре. В итоге главой КСОРС избрали экс-депутата Верховного Совета Крыма Владимира Черкашина, неожиданно для него самого. 
«Многие ребята из Русской общины остались без работы и, соответственно, без зарплаты» 
– Мы сейчас будем воссоздавать скандальные события с ваших слов – мероприятие было закрытым для прессы. Почему? 
– Это вопрос не ко мне, а к организаторам. К Сергею Цекову, например, который был главой КСОРС до этой субботы. Да и сами угадайте, как говорится, с трех раз – почему вас там не хотели видеть? Потому что готовились фальсификации. Допустим, присутствующих там наших соотечественников можно держать за лохов и обманывать, а вот слишком любознательные журналисты могли бы помешать. Ведь его помощник Олег Слюсаренко вел себя, извините, как наперсточник, – 10 голосов по пять раз пересчитывал, как будто он неграмотный. Так что у них была заготовка, был обман. 
– Была произведена ротация в президиуме КСОРС. С чьей подачи? Это значилось в повестке дня? 
– Для меня этот вопрос был неожиданным. Я ведь даже не член президиума – я пришел на это заседание в качестве руководителя организации, входящей в реестр организаций соотечественников, – Крымского казачьего союза. Поэтому я и не предполагал, что стану председателем! Президиум избрали, дальше стали избирать председателя – предлагали разные кандидатуры.
– Какие? 
– Не помню я, честное слово. 
– Как ваша кандидатура нарисовалась?
– Голос из зала: «Черкашин!». Записали. Проголосовали. В итоге у Цекова получилось меньше, чем у меня, на один или два голоса. После этого Слюсаренко объявил перерыв. И после перерыва появились лишние мандаты, то есть активность голосовавших странным образом повысилась чуть ли не вдвое.  
– Что за мандаты? Покажите, пожалуйста.
– Да нет, вот такая карточка «делегат КСОРС» на розовой бумаге. (Показывает). Сами видите, что ее каждый запросто может себе напечатать. И такая карточка была у одной блондинки, которая сидела в зале рядом с Олегом Родивиловым, она и начала кричать: «Фальсификация! Подлог!». А эти пересчеты? «Еще раз поднимите карточки» – просил Слюсаренко, когда ему надо было, чтобы по определенному вопросу проголосовало меньше народу – вот он и пересчитывал по 5-10 раз. В итоге люди плевали и больше не поднимали руку. Так что здесь были свои фокусы. 
– Первой «Караул!» закричала Надежда Полякова? 
– Да, она сама журналистка, поэтому баба боевая – увидела эту даму, стала задавать вопросы, кто она, почему здесь находится. Хорошо, что хоть она заметила, потому что остальные сидели, как амебы, уставившись в президиум. 
– А что за драка бывших соратников по борьбе – Сергея Тюнина и Геннадия Басова?..  
– Вот этого не знаю, не видел.  
– Кстати, эксперты прогнозируют, что в Киеве, уже на аналогичной Всеукраинской конференции будет такой скандал. Почему?
– Откуда я знаю? Может, запахло деньгами. Я помню начало казачьего движения в Крыму (это конец девяностых) – кто-то запустил сплетню, что казакам будут деньги выдавать – так все дружно побежали в казачьи организации.  
– Скажите, а с чего вдруг возник такой повышенный интерес к КСОРС? Что это вообще за организация такая? Она какие-то гранты получает? Она имеет вес, влияние? 
– Сложно сказать. (Читает устав). «Общественная, неприбыльная, негосударственная организация». Насчет грантов не знаю, честное слово. Может быть. Лично я этими грантами никогда не пользовался. Видите ли, многие ребята из Русской общины остались без работы и, соответственно, без зарплаты – тот же Олег Слюсаренко и так далее. Может, поэтому они лоббировали какие-то интересы. Хотя опять же, я не знаю, какие интересы могли быть в КСОРС. Они хотели, чтобы председателем, как и раньше, остался Цеков. 
– Черт ногу сломит в ваших разборках. А обычному крымчанину от вашей организации ни холодно, ни жарко… 
– В наших? Да мне самому этот дурдом уже надоел. Третьи сутки телефон разрывается – по два раза на день на зарядку ставлю!  
– И весь этот цирк происходил на глазах представителей Генконсульства России, которые присутствовали в качестве гостей…
– Мне кажется, им было очень неловко все это наблюдать. 
– Информагентства пишут, что «на конференции царила обстановка ненависти и всеобщего недоверия», так?
– В конце концов действительно люди начали вставать и уходить – потому что происходящее было слишком циничным, и никого это не устроило. 
– Объясните, что за история с реестром? В конференции могли принимать участие только те организации, которые значились в реестре. Кто его составлял?
– Его составляли в Киеве. Чтобы попасть в реестр, надо просто собрать определенные документы: анкету, заявление, копию документов о регистрации, протокол общего собрания. Это обычная процедура, необходимая, чтобы не было неразберихи.
– Многие пророссийские организации остались за бортом – то есть не числятся в реестре. Почему?  
– Без понятия. Сейчас буду этим вопросом заниматься. Не вошедшие в реестр не могли находиться в зале, но, тем не менее, они там находились.  
– То есть на конференции царил полный хаос.
– Да. 
«Цеков оттолкнул от себя многие организации»
– Вы наверняка уже слышали мнение, что теперь КСОРС стал придатком Партии регионов. Да и вообще регионалы раскалывают русское движение Крыма и уже полностью подмяли его под себя. 
– Бред! Кстати, а вы знаете, что Цеков снова является членом Партии регионов, а? Весело, да? Я никогда не состоял ни в одной партии, поэтому когда сейчас говорят, что Черкашин чуть ли не «подстилка» Партии регионов, мне смешно становится.  
– Именно. Говорят, что вы «легли» под регионалов.  
– И под кого же? 
– Фамилии не озвучивают. Хорошо, все-таки регионалы прикладывают руку к расколу пророссийских организаций? 
– Нет, не думаю, у них своих проблем хватает. Зачем им влезать и разваливать русскую идею? Хорошо, скажем, развалят они ее и что? Это место займут украинские националисты Фомушкины и им подобные. Так что мне кажется, им по барабану, что у нас происходит.  
– Две основные проблемы пророссийских организаций Крыма, которые влекут за собой третью – раздробленность, огромное количество квазиорганизаций и, как следствие, потеря доверия к ним крымского сообщества. У нас нет ответа на вопрос, почему они все время собачатся? Деньги делят и власть? 
– Скажу откровенно – я никаких денег не видел. Вот приехали люди на конференцию с документами, а их не пустили. Так же, как и прессу. А почему их не внесли в реестр? Потому что, наверное, никто в этом не был заинтересован и не помог собрать пакет документов, провести ревизию.  
– Как тот же Сергей Цеков всегда определял, настоящая это организация или нет? Есть помещение, есть структура, есть команда, есть материально-техническая база – значит организация настоящая, а не псевдо.
– Помещение? База? Вот видите, как. Хорошо, что у Цекова все это есть. Но только вот скажите мне, на кого эти помещения записаны?..  
– Владимир Сергеевич, вы же понимаете, что ваша внутренняя грызня вызывает у экспертов усталость, а у людей – брезгливость. От вас отворачиваются люди, вы об этом не переживаете? 
– А какая грызня? Если бы один киндер-сюрприз не устроил этих наперсточных игр, то заседание прошло бы нормально.  
– Есть мнение, что пророссийское движение дискредитировало себя в глазах крымского сообщества. 
– Я скажу по-другому – может, те руководители организаций, которые занимались раскручиванием этого бренда, дискредитировали себя, а само движение – нет. 
– Почему русские организации не могут объединиться?
– Потому что этим вопросом никто не занимался. Последние 15 лет Цеков возглавлял Русскую общину и занимался только ею – вы понимаете, что я имею в виду. Он был бы более влиятельным, если бы он обращал внимание на другие организации, и результат на выборах был бы выше. 
– Почему же? Как раз они заявляли, что им удалось совершить невозможное - консолидировать русские силы. 
– И где эти силы?.. Шувайников и его 20 бабок? Цеков оттолкнул от себя многие организации. И начал собирать чуть ли не мусор – группки людей с печатями, громкими названиями, но по сути ничего из себя не представляющими.
«Неприятно, что мы из-за одного подлеца не можем достичь консенсуса»
– Вы пропали после того, как вам порвали пиджак в битве перед Верховным Советом в прошлом году во время сентябрьского «путча»… Куда вы исчезли? 
– Да никуда я не исчезал. Я все это время был депутатом Верховного Совета, как и все остальные, возглавлял Крымский казачий союз и Международный союз казаков Тавриды. (Вздыхает). Да и чувствую себя неважно в последнее время: полгода провалялся в больницах – позвоночник… И эта нервотрепка еще… Мне неприятно, что КСОРС сегодня из-за одного подлеца не может достичь определенного консенсуса. 
– Кстати, а какие у вас отношения с Русской общиной с тех пор, как вы перешли в лагерь Гриценко в скандальном процессе раскола блока «За Януковича!»?  
– Во-первых, раскола никакого не было, была чистой воды проституция со стороны Русской общины, когда Сергей Павлович водил то вправо, то влево. Во-вторых, никуда я не переходил – я беспартийный, членом Русской общины никогда в жизни не был. Поэтому считаю, что никого не предавал. Я – атаман и прямой человек, нет у меня этой гибкости, и когда мне начали ставить условия, сказал: «Знаете, уважаемые, когда вы планировали устраивать эти перевороты, вы со мной не советовались. А сегодня, когда у вас стало не хватать голосов, вы ко мне пришли? Идите вы, куда хотите, а я как был в блоке «За Януковича!», так в нем и остаюсь». 
– То есть в вас говорила элементарная обида?
– Во мне говорила в первую очередь справедливость. Тех целей, которые они преследовали и ради которых затевали эту революцию, они не добились. Мало того в итоге все остались безработными. 
– Как вы оцениваете перемены, происходящие с Русской общиной в последние полтора года?
– Когда в общине появился господин Аксенов, туда же пришел всем известный господин Храмов – мы взбунтовались и сказали, что с этой категорией людей мы дальше двигаться не можем. И ушли. Тогда они начали подтягивать к себе людей и организации с казачьими названиями. Не хочу их перечислять. 
– То есть вы считаете себя главными и настоящими казаками в Крыму?
– Да мы не считаем себя главными. Мы считаем себя правильными казаками, потому что мы ходим в храм. 
– А кто «неправильные»? 
– Храмов – это вообще не казак! Откуда он взялся? Кто он такой? Кто стоит за Храмовым? Вот, скажем, проходит мероприятие, стоит Храмов, фотографируется, еще пара человек с ним рядом, а остальные пацаны стоят в джинсах и кроссовках и машут флагами, на которых написано «Община «Соболь». Ну, что это?..  
 – Так что происходит с Русской общиной?
– Это вопрос, думаю, не ко мне. Потому что связь с Русской общиной после сентябрьского переворота прошлого года у нас потеряна. Чем они занимаются, не знаю. Но мы все видели, что после того, как прошли все эти революционные события, Русская община понесла потери – как численно, так и информационно. 
– Вы говорите, община потеряла информационно, но на этих выборах они провели какую-то невероятно масштабную и, судя по всему, затратную кампанию – портреты их лидеров висели на каждом шагу.  
– Если бы у меня была хотя бы половина этих денег, я бы не стал обклеивать город своими портретами, а пустил бы эти деньги на что-то другое – на детей, на инвалидов. 
– Владимир Сергеевич, ну, давайте без пафоса! 
– Нет, действительно, мы ищем какие-то копейки, чтобы провести детские военно-спортивные игры!  
– Вы, кстати, почему не участвовали в парламентских выборах? Вас не взяли или вы сами отказались ?
– Мне никто ничего не предлагал, а я ни у кого ничего не просил. Я за эти четыре года понял, что к чему, и увидел бессмысленность своего времяпрепровождения на депутатской лавке. 
– Почему же? Были бы кнопкодавом, как и многие другие.
– Вот пусть они сидят и давят. А я не хочу (смеется). Если бы я в депутатские игры начал играть лет 10-15 назад и имел бы хорошую «кубышку», чтобы что-то лоббировать, а так – не вижу смысла. У меня есть свои убеждения – меня поломать невозможно: если я сказал нет, значит, нет.  
– Что вы теперь собираетесь делать? Вас не сковырнут на ближайшем заседании КСОРС? 
– Ой, вот за это я переживаю меньше всего. 
Юлия ВЕРБИЦКАЯ "Крымский ТелеграфЪ"
фото К.Михальчевский

материал опубликован в "КТ" № 109 от 26 ноября 2010 года 
Еще статьи:
Просмотров: 3376 |   Комментарии (0) Дата публикации: 27-11-2010

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (18)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)