Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Археология знания
Логин Пароль

Пульс – пять микрорентген в час

Пульс – пять микрорентген в час

Огромные сорняки, пустые улицы города, черные окна. Все это в первое время вызывало неприятные ощущения. Но потом привыкаешь…»
 «Уважаемые товарищи, городской совет народных депутатов сообщает, что в связи с аварией на ЧАЭС в городе Припяти складывается неблагоприятная радиационная обстановка. Партийными и советскими органами, воинскими частями принимаются необходимые меры. Однако с целью обеспечения полной безопасности людей, и в первую очередь детей, возникает необходимость произвести временную эвакуацию в близлежащие к городу населенные пункты…».

С этого сообщения начался день 27 апреля 1986 года, до этого, 26 апреля в 1:24 на четвертом энергоблоке начался пожар. Это были первые шаги самой масштабной техногенной катастрофы за всю историю человечества…
И грянул гром…
Александр Скребков учился в Харьковском высшем училище тыла со своим братом-близнецом. Тогда еще он даже не догадывался, куда занесет его судьба. После окончания учебы братья хотели только одного – служить вместе. Единственная возможность осуществить их желание была часть 3031, находящаяся в Киеве. Позже часть перебазировали в Вышгород, и последним местом дислокации стало село Рассоха, в тридцатикилометровой зоне отчуждения возле Чернобыля. Со времени взрыва прошел год. Несмотря на то, что по сути Чернобыль вымер, все равно находились люди, которые остались там жить – в основном старики, которые не видели смысла в переезде, мол: «все равно недолго жить осталось».
Кстати, сейчас село Рассоха – кладбище техники, которую задействовали во время эвакуации и тушения пожара на ЧАЭС.
Основная задача военной части в зоне отчуждения – борьба с мародерами. Спустя год уровень радиации все еще был высок, но, тем не менее, любителей «навариться» на чужом горе было предостаточно.
Александр Скребков, подполковник запаса, работает в бригаде внутренних войск:
«В основном прорывы были в сторону Припяти. Там оставалось еще огромное количество ценных вещей в магазинах и квартирах. Ювелирные украшения, машины, техника…  Ведь людям пообещали, что через три дня они вернутся. Но вот прошло уже 25 лет, а никто так и не вернулся. За ночь можно было отловить не один «отряд» сомнительных личностей. Мы их сдавали в отделение милиции в ближайшем городе, а потом с ними разбирались уже правоохранительные органы».
По словам Александра, все вещи, которые изымались у мародеров, потом сбрасывали в могильники и заливали бетоном, ведь уровень радиации, которую накапливали такие «артефакты», был очень высок, а значит и вещи эти были потенциально опасны.
Один из друзей Александра был свидетелем, как «хоронили» личные вещи бывших жителей Припяти и товары из брошенных магазинов: в огромные ямы сваливалось все, что только можно. Машины, ковры, мебель, даже золотые изделия из ювелирных магазинов. Потом, чтобы все это спрессовать, туда сбрасывались БТРы и все изолировалось несколькими слоями песка, щебня и бетонных плит.
О том, сколько оттуда увезли, можно только догадываться. Директора одного из минских рынков расстреляли спустя пару лет после аварии за то, что он, прекрасно зная, что некоторые продукты были привезены из зоны отчуждения, давал разрешение на их реализацию.
«Станционный» смотритель
Полк, в котором служил Александр, насчитывал почти 2500 человек. При таком уровне радиации форму приходилось постоянно менять.
Александр Скребков:
 «Офицеры, прапорщики, «сверчки» меняли полностью одежду, вплоть до портянок, белья – раз в два месяца, те люди, которые работали в зоне отчуждения, почти раз в две недели».
Потом вся «старая» форма отправлялась на склады, где ждала своей дальнейшей судьбы. Склады были небольшие, но, тем не менее, когда все это радиоактивное обмундирование вывозили, приходилось задействовать пять-шесть «КамАЗов». Потом вещи снова-таки сваливали в глубокие ямы и изолировали по старой схеме: щебень, песок, бетонные плиты.
Возле такого могильника уровень радиации достигал пяти рентген в час, при том, что  сегодня нормой считается 8-12 микрорентген в час.
Кстати, фрукты-овощи в «зоне» росли, по словам Александра Скребкова, очень даже активно.
Александр:
«Клубника вырастала размером со среднее яблоко. Обычные сорняки, не могу вспомнить, как они называются, должны быть максимум сантиметров 50 высотой, но они вымахивали выше человеческого роста. Но сильнее всего запомнился лес возле станции. Он был неестественно рыжего цвета, настолько яркого, что когда в него заходишь, появлялось ощущение, что ты попал в какую-то сказку».
Смысла питаться столь не вызывающей доверия клубникой не было. Советский Союз тогда обеспечивал работников зоны отчуждения по высшему уровню. Тем, кто работал непосредственно на станции, в день полагалась бутылка «Кагора» и банка черной икры. При этом все ели в общих столовых. «Первое время, – говорит Александр, – было как-то дико есть в такой обстановке, но снова-таки, привык.
Отслужив в зоне год, Александр Скребков приехал в Симферополь. В Чернобыле год службы идет за два. После приезда его осмотрели врачи, уровень радиации в организме был очень высок, но спустя пару лет все нормализовалось.
Александр:
«Мы не делали ничего героического. Героями можно назвать ликвидаторов, но не нас. Задевает тот факт, что сейчас государство не думает о тех, кто пережил этот ад, и то, что многие, кто там даже не бывал, имеют статус ликвидатора, но я думаю, что скоро все встанет на свои места…»


Сергей СВЕТЛОВ Крымский ТелеграфЪ

фото С. Светлов

материал опубликован в КТ №111 от 19 декабря 2010 года

Еще статьи:
Просмотров: 2033 |   Комментарии (0) Дата публикации: 19-12-2010

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп

Праздники

   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (13)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)