Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Археология знания
Логин Пароль

Олег Русецкий: «Иногда, как собака: все понимаю, а сказать не могу…»

Олег Русецкий: «Иногда,  как собака: все понимаю,  а сказать не могу…»

Показания дает глава Рескомзема АР Крым Олег Русецкий

Осторожен в высказываниях и действиях — оно и понятно, если учесть, какую должность он занимает.И все-таки мы говорили о крымской земле и его взаимоотношениях с когда-то родной партией «Союз». 

«Процесс дерибана имеет место быть»
— Вопрос, типичный к крымскому чиновнику, который занимается землей: кабинет после ухода Голубева проверяли — на предмет видеокамер, «жучков»?
— Дабы не повторять ошибок предшественника, я поменялся кабинетом с директором Института по землеустройству, в здании которого находится Рескомзем. Но интерес к этому кабинету сохраняется — произошло два странных инцидента. В конце июня кто-то проник через окно — пытались взломать сейф, украли ноутбук и портфель с документами — там были мои личные архивы еще со времен Постоянной комиссии. Эти люди до сих пор не найдены — уголовное дело долго не возбуждали: сначала ссылались на то, что было очень много отпечатков пальцев, потом стали говорить, что их практически нет. А в октябре кто-то снова проник в кабинет, но ничего не тронули — так что я думаю, это было сделано или с целью что-то установить, или же снять информацию. Сегодня в кабинете ведется видеонаблюдение — чтобы потом никто не мог сказать, что здесь происходит что-то, выходящее за рамки действующего законодательства. Но этот отрезок времени не зафиксирован на камере — его стерли, перебив все пароли. 
— Я так понимаю, это довольно нервная должность?
— Я бы сказал, беспокойная: из-за земли войны происходят. 
— Большая часть нашего интервью будет посвящена земельным проблемам — как вы считаете, есть ли смысл беседовать на эту тему: правду вы все равно не скажете, отделаетесь общими фразами… 
— Однозначно есть. У меня свое видение ситуации. 
 
— Хорошо. Что с госактами на землю, о бесплатной выдаче которых Тимошенко доверительно вещала в ходе своей предвыборной кампании? 
 — Да, этот ход не первый раз и не только в Украине используется перед выборами. Затея неплохая сама по себе, а вот ее реализация, к сожалению, была некачественной.
 — То есть, она вас подставила с этими рекламными роликами — толпы людей осаждали кабинеты? 
 — Конечно. У нас сегодня лежат уже более сотни тысяч заявлений на получение госакта, а на руки выдано чуть больше 30 тысяч. Земресурсы Украины и Крыма не были к этому готовы — если госакты выдавать в таком темпе, то это будет некачественный продукт. 
— Когда будут вынесены в натуру границы Ялтинского горно-лесного заповедника? 
— Документы переданы в Кабмин — он должен принимать решение
 — Это не ответ. Вы же знаете, что они не будут вынесены до тех пор, пока каждый из заинтересованных лиц не получит там свой кусок земли.

 — То, что интересы в заповеднике есть у многих, однозначно. Но то, что мы на заседание Совмина вынесли вопрос об утверждении техдокументации по установлению границ заповедника, было правильным шагом — это дает возможность хотя бы де-факто определить его границы. Мы сохранили его первоначальную площадь, а вот географию изменили — потому что в свое время местные советы напринимали решений, пораздавали землю и там уже стоят коттеджи.
— Значит, таким образом решили выкрутиться. Но Кабмину сейчас явно не до заповедника. 
 — Сейчас да, но хорошо, что мы зафиксировали границы и на них уже никто не сможет посягнуть. 
— То есть уже никто не сможет купить у продажного депутата местного совета кусок земли в заповеднике? 
— Совершенно верно. Тем более, что это все согласовано с ними же — то есть со смежными землепользователями — Форосским, Кореизским, Симеизским, Гурзуфским, Масссандровским поссоветами. 
 — Наверняка, когда они это подписывали, думали о том, сколько денег потеряют. 
— Да, они грустили. Ведь почему так долго принимались эти документы? Потому что мучительно проходила процедура согласования с местными советами. 
— Перейдем к классической теме — дерибан крымской земли: кто разрывает ее на куски — наши, крымские или киевские люди?  
— Это достаточно философский вопрос.
 — Даже риторический…
— Философия здесь тоже есть: если бы наше государство изначально думало об уникальных территориях и осознавало, что прибрежные территории должны принадлежать государству… 
 — Вы сейчас будете рассказывать о своем любимом «втором эшелоне»?
 — Совершенно верно. Берег моря должен находиться в общем пользовании, второй ряд должны занимать отели, и только третий — частная застройка. Но в свое время распаевали земли, отдали их крестьянам, в том числе и в двухкилометровой зоне у моря. А сегодня эту землю у бабушек перекупили — возник рынок. К примеру, в Сакском районе за 2003-2005 годы выделено более четырех тысяч участков под личные крестьянские хозяйства. Первичное накопление земли уже произошло. Можно ли этот процесс остановить? Думаю, что нет. Решения, которые принимают советы по выделению земельных участков, даже в судебных заседаниях выигрываются той стороной, которая этот земельный участок получила. Я не буду говорить о том, кто сегодня в суде имеет больше возможностей решить свой вопрос.
 — Тот, кто занесет больше денег.
— Вы это можете говорить, а я как глава Рескомзема — нет, но здесь мы думаем одинаково. Это проигрышные суды, и процесс дерибана имеет место быть. В конечном итоге придет время, когда первоначальное насыщение землей закончится. Но у тех, кто эту землю имеет, нет ресурсов для того, чтобы ее правильно освоить — должны прийти серьезные инвестиционные компании, которые вложат в эту землю миллиарды. 
— В общем, она уйдет на вторичный рынок.
— Да. И здесь надо будет им грамотно распорядиться. Этот рынок можно контролировать, к примеру, с помощью разработки генпланов застройки прибрежных территорий. 
— Неужели в этом государстве это возможно? Ведь Южный берег уже пропал — застроен как попало. 
 — Возможно. Для этого, во-первых, нужна политическая воля, во-вторых, руководитель-хозяйственник, а Виктор Федорович именно такой — который выстроит и централизует власть таким образом, чтобы к людям пришло понимание: есть царская земля, уникальные уголки, и есть возможность получить в собственность земельный участок каждому гражданину, но это не должно входить в противоречие с интересами государства. 
— А что решилось по горе Клементьева? Ходили слухи, что все отказались от своих участков, кроме одного человека, у которого их 20 — и говорят, что это бывший ялтинский прокурор Процик. 
 — По поводу Процика я действительно не знаю. Но ситуация разрешается — будут суды и отмена выданных госактов, часть граждан сами отозвали свои заявления, остальные свои решения РГА отменила. 
— Согласитесь, что Крым как курорт с каждым годом исчезает. 
 — Однозначно. Погрязает в мусоре, в мини-гостиницах и невозможности доступа на пляж.
 — А вы как чиновник не чувствуете в этом своей вины?
— Вы хотите, чтобы я посыпал голову пеплом? Да, действительно, чувствую, но, понимаете, руками реку не остановишь. Много чего чувствую — иногда, как собака: все понимаю, а сказать не могу… 

«Вы хотите, чтобы я сказал, что Сулейманов тормоз?»
— Когда вас назначали на эту должность, официальная формулировка снятия Голубева была такова: «в связи с уходом на пенсию», да и он сам говорил, что будет заниматься пчеловодством, но все же ходили слухи, что его уговаривали уйти. Какие у вас с ним сейчас отношения? 
— Встречаясь в этом кабинете с Николаем Павловичем, я почувствовал, что пенсия на него влияет положительно: лечится, посвящает жизнь себе любимому и своим близким. А оказывалось ли на него давление, прокомментировать не могу — я пришел на освободившееся место не с улицы, и не из Хмельницкой области, а по решению парламента. 
— Вы перебежали к «регионалам» — получается, предали свою партию?
— Никуда я не перебегал, а остался стоять на месте. Почему я должен был делать то, что расходится с моими принципами? 
— Вы стали человеком Гриценко. Насколько сильно вы от него зависите? 
— Судьба этой должности всегда должна находиться в руках депутатов Верховного Совета Крыма — и это здорово. Мое назначение произошло до начала политического конфликта — как говорится, ничто не предвещало беды. Хотя еще в декабре 2008 года я на фракции говорил, что в поведении партии «Союз» нет здравого смысла: находясь во власти, критиковать ее и требовать дополнительных преференций — это, по меньшей мере, некорректно. 
— Почему же? Так делали многие оппозиционные коллеги «союзовцев»... 
— Поэтому я не в партии «Союз». Я всегда старался принимать понятные и взвешенные решения, без оскорблений, политического экстремизма и авантюризма. Партия «Союз» — это ведь не только ее лидер, это еще и хорошие люди, неплохие профессионалы, со многими из которых я поддерживаю отношения. А что касается лидера: ближайшее окружение подсказывает ему неправильные шаги. 
— Как вы оцениваете их политические перспективы? 
 — Если лидер будет продолжать выстраивать такую очень жесткую линию поведения по отношению к действующей власти, он ничего, кроме негатива, не получит: чем меньше грязи и персонифицированных оскорблений исходит от политика, тем лучше. Посмотрите на Тигипко. 
 — Вы говорите так стерильно, что не к чему придраться. С вами в «Союзе» наверняка работали политконсультанты? 
 — Работали во время предвыборной кампании 2006 года. И Дейла Карнеги я в юношестве читал и извлек оттуда три–четыре вещи, которые и так присущи мне по жизни. …Понимаете, партия не виновата в том, что делает ее лидер. Мне было комфортно с ними. Помню, перед выборами 2006 года мы прочесали все регионы: был жуткий холод, мы выдержали десятки выступлений (попробуй донеси до людей, что партия «Союз» — это уникальная, самая лучшая в мире партия). И в итоге был получен результат — не совсем тот, что прогнозировался, но мы зашли в парламент. А потом вдруг началось: дайте еще это, и вот это, и еще. Вот этого я не понял и подыгрывать этому не смог. Ведь пройдет время, я не буду чиновником, а буду ходить пешком по улице Пушкинской, и я хочу быть нормальным человеком — для меня это очень важно. 
 — В начале марта у вас с «Союзом» будет суд: у них нет шансов прекратить ваши депутатские полномочия? 
— Да, потому что это лежит вне плоскости законных решений.
— В каком-то интервью вы сказали, что не участвуете в политических играх. Неужели вы не считаете себя политиком? 
— В том-то и дело, что в играх участвовать не хочется, хочется участвовать в понятных, прогнозируемых решениях, которые принимают политики. 
 — То есть возврата в партию не будет? 
 — Второй раз писать заявление не буду. 
— Когда на должность главы профильной комиссии назначили «руховца» Сулейманова, все подумали, что начнется узаконивание самозахватов, но тема самозахватов в последнее время как-то стихла. Почему? 
— Уже насамозахватывались, хватит. Стихла, потому что власть решает эти проблемы. 
 — То есть все-таки узаконивает? 
— Нет. Выделяет землю, расширяет границы населенных пунктов. 
— Вы хотите сказать, что самозахватов в Крыму больше не будет? 
 — Того, что происходило в 2005-2006 годах, думаю, нет. 
— И еще — у коллег-журналистов сложилось мнение, что как глава комиссии Сулейманов не очень-то грамотный. 
 — Главное, чтобы он был обучаемым человеком. К тому же на новом месте человек должен сначала осмотреться, чтобы не наломать дров. …Вы хотите, чтобы я сказал, что он тормоз? Я этого говорить не буду. 
— Когда вы были министром АПК, у вас в кабинете висел портрет Шевченко. Вы что, его так сильно любите? И, кстати, почему он не висит в этом кабинете? 
— Сейчас здесь икона и фото дочурки. Портрета президента нет (улыбается). А портрет Шевченко повесил, потому что это символ Украины — хотел показать этим, что есть ценности гораздо выше, чем временные интересы человека или группы людей. 
— А хоть читали его? 
— В школе последний раз.  
— Скажите, сколько времени остается на то, чтобы чувствовать себя человеком, а не главой Рескомзема? 
— Практически ничего не остается. Сейчас дал себе послабление: прихожу на работу в 7.30 утра и ухожу в 9, а первые полгода был на работе с 7 до 10. Утром я занимаюсь спортом — другой возможности нет: поэтому мне надо встать в 5 часов и лечь не позже 11. 
 — Вас устраивает такая жизнь?
 — Не на 100% — я еще не реализовал то, что наметил сделать в комитете. 
 — Да я спрашиваю у человека, а не у главы Рескомзема.  
— Сейчас я не живу полноценной жизнью. 
— И что все это компенсирует?
— Очень люблю путешествовать: люблю полную отключку, если есть такая возможность: на свой день рождения всегда стараюсь оторвать от всего 10 дней и уехать — и живу от одного дня рождения до другого… 

 

Юлия ВЕРБИЦКАЯ "Крымский Телеграф"

фото М.Яблонский

 

материал опубликован в "КТ" № 70 от 26 февраля 2010 г

Еще статьи:
Просмотров: 4100 |   Комментарии (0) Дата публикации: 26-02-2010

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп

Праздники

   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (8)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)