Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Сергей Тарута: «Хочется создавать красоту»

Сергей Тарута: «За пять лет Партенит можно преобразить так, что его будут ставить в пример всем курортным территориям»

 

Известный украинский бизнесмен Сергей Тарута ни разу не давал интервью крымской прессе, хотя его имя часто упоминается в некоторых крымских проектах. «Крымский ТелеграфЪ» беседовал с председателем Совета директоров корпорации «Индустриальный союз Донбасса» о бизнесе, политике, философии, спорте и слухах.

 

«Я ничего преступного не делаю»

— Наступивший год Дракона, как сулят астрологи, будет достаточно агрессивным... Да и в политическом плане тяжелый — выборы в ВР Украины, говорят, будут «кровавыми». Не собираетесь баллотироваться?

— Не участвовал и не планирую. Бизнесмен должен заниматься бизнесом.

— А как же неприкосновенность?

— Я ничего преступного не делаю, поэтому нет никаких опасений, что будут проблемы. Я, кстати, никогда не был членом никакой партии и быть не собираюсь.

— Почему?

— Люди бизнеса должны быть беспартийными. Это неправильно, когда бизнесмен — член какой-то партии...

— Неужели вас не пытались «завербовать»?

— Соблазны были. Пока человек живет, его одолевают соблазны. И важно иметь и мудрость, и какую-то позицию, чтобы устоять перед ними. Я считаю, что депутатством государственного уровня должны заниматься только специалисты, которые посвящают свою жизнь этой деятельности.

— Но у нас не так — туда идут защитить свои бизнес-интересы...

— Вот поэтому я не стал. Нет желания. Безусловно, были предложения и возможности. Для людей бизнеса это не самая трудная задача — стать депутатом. Но так не должно быть — это противоестественно.

— Но если в масштабах страны вас редко в чем-то упрекают, то в Крыму, особенно в Партените шуму вы наделали. Я сейчас говорю о ЛОК «Айвазовский». Простите, но сказывается впечатление, что партенитцы вас молча ненавидят за активную деятельность...

— Не все. Тот, кто посещает «Айвазовку», гуляет по парку — меняет мнение. На самом деле мешаем только тем, кто пытается узаконить безобразия в этом прекрасном, уникальном уголке крымской земли.

— О каких безобразиях вы сейчас говорите?

— Самострои на тех участках, которые приобретаются под садово-огородную деятельность. Потом начинают застраивать гаражами и строениями ужаснейшей архитектуры без проектов и согласований с соответствующими

госорганами, выдающими разрешения на строительство. При этом эти самострои осуществляются в местах оползней и обводнений. Например, в уникальной оливковой роще парка в течение последнего года мы наблюдаем движение оползня, который может уничтожить эту жемчужину «Айвазовки». Разрушение склона происходит по вине кооператива «Рассвет», который в нарушение целевого использования этого участка начал беззаконную стройку и спровоцировал огромную проблему. То же происходит и с заповедными участками вокруг телевышки, где почему-то появляются дома, на которые никто не давал разрешения, и т. д. Поэтому мы выступаем против этого: против нерациональной для поселковой общины раздачи земли и неупорядоченной застройки прилегающей территории.

— Мы — это кто?

(Улыбается — Авт.) — Естественно, в первую очередь, власти Партенита, а мы, в свою очередь, только высказываем свои предложения и возражения.

— Но все эти самострои, как я понимаю, за пределами «Айвазовского» — вам-то какая разница?

— Как раз это и важно! Если мы хотим создать красоту, она не может быть локальной. Она должна быть и за пределами нашей территории. Для того чтобы была гармония с тем, что мы создаем, и тем, что должно быть вокруг. Мне хотелось бы, чтобы Партенит был городом-парком, а все строения органично вписывались в существующий ландшафт.

— Так как все-таки заставить людей навести порядок?

— Слава Богу, сейчас депкорпус «пропартенитский». До этого депутаты в основном занимались распродажей земель, которые можно было реализовать, и то нашумевшее дело являлось следствием этой политики.

— Вы о взятке голове Коневу в 2008 году? Говорят, однако, что вы приложили к этому руку ....

— Что касается меня — я лично взяток не давал, поэтому меня обвинять не стоит. Я всегда отстаивал такую позицию: нужно думать о поселке и его жителях. Хотя дыма без огня не бывает, и в целом были спекуляции вокруг этого, и кто-то использовал это в своих целях...

— Кто же этот кто-то?

— На самом деле в докризисный год было много ажиотажа вокруг крымской земли, и многие небезосновательно считали, что она дает большую прибыль. Поэтому были огромные соблазны и много желающих среди бизнес-кругов получить что-то здесь. Сегодня можно лицезреть множество компаний, которые в то время приобрели землю, но не в состоянии сейчас ее развивать.

— Вы помогли Коневу вновь стать головой, или это его личная заслуга?

— Сегодня он член Партии регионов, и, как я понимаю, это их совместная победа.

— Но местные обвиняют вас в «захвате» практически всей территории Партенита с помощью «ручного» мэра.

— Здесь не все так. Если бы мэр Партенита был «ручной», то у нас не было бы иногда возникающих конфликтов. Хочу отметить, что в последнее время он занимает более конструктивную позицию.

— И какие у вас отношения?

— Нормальные, в чем-то конструктивные, в чем-то мы расходимся во мнениях, но главное, мы одинаково видим развитие поселка и делаем все, чтобы это осуществить.

— В прессе муссируются слухи о приобретении вами «Айвазовского», одни пишут, что купили этот объект у Ахметова, другие уверяют, что кто-то подсуетился в крымском правительстве, а третьи и вовсе связывают вас с экс-премьером Юлией Тимошенко.

— «Айвазовка» была куплена еще до появления на политическом Олимпе Украины госпожи Тимошенко. Ахметов никогда не имел к этому отношения. Скажу больше — он здесь никогда даже не был. Приобретали мы этот объект чуть больше десяти лет назад у Фонда госимущества, в соответствии с тем законодательством, которое существовало на тот момент. «Айвазовское» тогда пребывало в очень сложном финансовом положении — парка как такового не было, территория была крайне запущена.

— Кстати, поговаривают, что вам отдали «Айвазовский» при условии, что вы возьмете под свое «крыло» стоящий рядом отель «Европа», принадлежащий Тимошенко.

— Тимошенко никогда не имела к этому отношения. Там были другие собственники, которые в свое время и мне предлагали этот объект, но я решил сконцентрироваться на «Айвазовке». И приобрели отель хорошие знакомые — Орлов с партнерами, и за последние полтора года они много средств вложили для того, чтобы сделать хороший объект для отдыха. У них в планах весной этого года открытие, и сегодня они также являются заинтересованными участниками созидания Партенита.

— То есть Тимошенко там не при чем?

— Это нормальная экскурсоводческая байка для поднятия значимости перед посетителями. От частого повторения этой выдумки экскурсоводы сами в нее поверили.

«Я считаю, что одной из главных миссий любого состоятельного человека является созидание»

— Кстати, какие отношения у вас были с бывшими руководителями страны? Говорят, вы сошлись с Ющенко на почве коллекционирования?

— Я с Ющенко никогда не сходился. Просто в его стартовый период президентства у общества были большие ожидания реформирования закостенелого государства, и я, как и многие, ожидал от него бурную динамику развития страны. И на этой волне, в том числе и в отношении культурологических программ, у нас были определенные обсуждения реальных проектов. Но, к сожалению, все ожидания и обещания остались не реализованы.

— Обсуждения политического характера?

— Нет. Я всегда был далек от партийных кулуаров и любых политизированных структур.

Я сторонник прогосударственных интересов и, как я уже говорил, считаю, что руководитель крупной компании не может быть активным представителем какой-либо политической структуры. Бизнес должен стремиться к аполитичности!

— Но сейчас эти вещи связаны.

— Я думаю, в скором времени это изменится. От частого колебания партийного курса у бизнеса болит спина.

— Ну, неужели не пытались повлиять на ваш бизнес? Направить в угодное кому-то русло, отобрать, наконец?

— Попытки отобрать что-то сладкое всегда были и есть. На самом деле принадлежность к партии ставит даже в более зависимое положение. Если, например, твоя партия в фаворе — тебе хорошо, если партия будет в оппозиции — у тебя проблемы. На Западе бизнес-круги и политические боссы — понятия не идентичные. Там руководитель может быть членом партии, но не может быть активным участником политического процесса.

— Но это в Европе, а у нас...

— У нас, к сожалению, много того, чего не должно быть в цивилизованном обществе. Мы же говорим о векторе нашего движения, и мы осуждаем то, что сегодня есть, и мы хотим, чтобы многое изменилось. И этого хотят все: и представители бизнеса, и все слои населения.

— Слушаешь вас и диву даешься — вы такой правильный, позитивный, я бы сказала, в каких-то моментах альтруист. Не может быть бизнесмен таким альтруистом! Как-то не верится...

— Ну, почему же?! (Улыбается — Авт.) Это неправильное представление о бизнесменах, в том числе и со стороны журналистской братии. Безусловно, все люди разные, и, поверьте, не все подвержены эрозии жадности и преследуют только цель набивания кармана. Я считаю, что одной из главных миссий любого, в том числе и состоятельного человека является созидание. Безусловно, все зависит от того, насколько позволяют возможности, но в той или иной мере все-таки можно оказывать влияние на улучшение качества жизни той среды, с которой ты соприкасаешься. Поэтому, что касается и «Айвазовского», и многих других направлений, которые мы развиваем, цель отнюдь не нажиться.

— А какова тогда ваша цель?

— Я могу сказать, что мы помогаем поселку в гораздо большем объеме, чем община откликается на наши интересы. Нам никаких специальных преференций не надо, мы ведем созидательный проект и хотим, чтобы красота была не только на территории «Айвазовского», но и за его пределами. Чтобы Партенит соответствовал духу курортного города. Чтобы человек, въезжая в Партенит, не видел все эти уродливые застройки и лавочки, торгующие в антисанитарных условиях, не имеющие никакого архитектурного вида и обезображивающие эту территорию, и создающие впечатление всеобщего базара, а не курортного места.

— Но это утопия, об этом говорят наши власти, вы теперь...

— На самом деле ничего утопического здесь нет. История знает, когда целые государства за десять лет меняли облик. То же самое Партенит — за пять лет его можно преобразить так, что можно будет ставить в пример всем курортным территориям.

— Многое зависит ведь не только от желания властей, но и от жителей. Как им объяснить все это?

— Я думаю, пример того, что мы сделаем, должен воодушевить людей, которые впоследствии будут стремиться к благоустройству всего поселка. И будут хотеть получать достойную заработную плату, а не сдавать жилье и не уходить на лето в какие-то нечеловеческие условия и обеспечивать какую-то свою минимальную потребность жизни на целый год. Это кривой шаблон, который дублируется из года в год. Поэтому я надеюсь, что здесь будут созданы рабочие места с помощью «Айвазовки», которая на сегодня обеспечивает поступления в поселковый бюджет больше 30%. Сегодня мы являемся значительным донором местного бюджета, и, естественно, у нас и требования соответствующие: чтобы местная власть думала о развитии поселка.

— То есть кто платит, тот и танцует?

— Мы не ставим условия, мы даем конструктивные предложения. Потому что мы стремимся к тому, чтобы урбанизировать в целом поселок в правильном курортном стиле, с хорошими архитектурными формами, с озеленением. В том числе предлагаем благоустроить пешеходную зону за пределами «Айвазовского», сделать центральную площадь по-курортному привлекательной, привести в порядок фасады торговых точек.

— А кто все это будет финансировать?

— Проект будет разрабатываться под эгидой поселкового совета, а мы будем в нем участвовать, в том числе и финансово. Спонсоров найти можно, к счастью, есть дельные хозяева отеля «Европа», которые тоже заинтересованы, чтобы в целом поднять стандарт этой территории. Я думаю, что эти идеи не безразличны будут и собственникам санатория «Карасан».

— Ну и все-гаки, жители Партенита сетуют на то, что в парке спилили много растений, что забор большой поставили. Многие боятся, что в конечном итоге вся эта территория станет частной.

— Период, когда они могли относиться к этому с опаской, уже давно прошел. Если мы не делаем это уже в течение десяти лет, значит у нас другая философия и подход к местным жителям. А высокий забор — это требования по обеспечению безопасности тех, кто сюда приезжает, а также требования отельного оператора, который должен обеспечить соответствующие стандарты безопасности. Забор не будет обезображивать территорию. В основном протест по забору высказывали те, кто обещал курортникам свободный доступ к пляжу и парку в целом.

— И доступность.

— А вот это все спекуляции. На самом деле у нас есть преференции для жителей, мы устраиваем для них бесплатные посещения, организовываем экскурсии для школьников и ветеранов. И кстати, в советское же время сюда мало кого пускали. Это же бывший санаторий президиума Верховного Совета СССР. Тогда доступности вообще никакой не было — и никого это не возмущало.

— Кстати, о парке. Складывается впечатление, что вы здесь знаете каждое дерево, понимаете, что где подрезать, что пересадить... Откуда такая любовь к «зеленому»?

— Вы понимаете, я фанат флоры. И здесь окружен растениями. Считаю, что главной духовной составляющей человека является природа. Любой человек, который стремится к саморазвитию, должен быть в гармонии с окружающим миром.

— Есть ли самое любимое место в парке?

— Наверное, самое любимое — это то, что мы еще не сделали. Появляются новые идеи, и ты представляешь, как оно должно быть. И уже живешь тем новым ожиданием. Живешь в будущем.

— Я слышала, что вы на территории «Айвазовского» собираетесь создать музей.

— Планируем построить галерею, в которой будут выставляться произведения искусства из коллекций. Частично из моей, частично из других.

«Мы надеемся, что к 2015 году в Партените появится объект премиум-класса»

— А какие, кстати, у вас отношения с крымской властью?

— Абсолютно нормальные. Они приветствуют те проекты, которые мы здесь осуществляем, более того, они также заинтересованы, чтобы на месте существующих корпусов были построены новые, чтобы в «Айвазовку» зашла серьезная западная гостиничная сеть. Мы ведем сегодня переговоры с Нуatt, и если все получится, это будет знаковое событие, и, безусловно, крымская власть заинтересована также дать сигнал о Крыме как о месте, куда заходят первоклассные мировые операторы.

— То есть вы прилагаете усилия и приводите сюда оператора, и для того, чтобы вам не мешали, вы позволяете власти ставить себе это в заслугу?

— Это не важно, поверьте, абсолютно. Я прежде всего заинтересован в повышении качества стандартов в предоставлении услуг. Свои собственные сетевые украинские операторы так и не родились, поэтому мы только можем надеяться на западных. Я считаю, что Нуatt — один из лидеров среди мировых брендов, и его приход будет для Крыма означать возможность нового развития и дополнительного привлечения отдыхающих. А моя ответственность все это проинвестировать.

— На какой стадии этот проект?

— Мы надеемся, что к 2015 году появится объект премиум-класса. Еще много предстоит сделать: это поиск архитекторов, дизайнерских компаний, подбор проектных организаций и реализация непосредственно самого проекта.

— Это также хорошо и для жителей Партенита, но главное, чтобы они это понимали.

— Количество работников будет увеличено, уровень зарплат будет повышен, как и стандарты на обслуживание. Зарплата является основным источником дохода местного бюджета. А куда будут использовать эти средства, это уже вопрос к жителям, которые должны выбирать соответствующую власть. Люди сами несут ответственность за тех, кого выбирают.

— Но наш народ не понимает, что имеет право требовать с тех, кого выбрал.

— Люди должны иметь гражданскую позицию во время выборов, делать правильный выбор. Выбрать тех, кто сможет изменить их жизнь на более качественную. Это касается не только Партенита, но и всех жителей государства.

— Как вы относитесь к политике, которая ведется в Крыму, — в основном у власти сейчас не крымчане, а люди из других регионов Украины.

— К сожалению, я не знаю всего руководства, хотя многие из них мои земляки. Сегодня у нас Донбасс вроде как кузница кадров, как Петербург для Москвы, например.

— Да, но эти люди временщики, которые не знают специфики Крыма.

— Иногда полезно, чтобы специалисты со стороны могли оценить накопившиеся проблемы и не только дать алгоритм их решения, но и сформировать команду, которая их реализует.

«Идея с Евро-2012, с точки зрения развития потенциала Украины, провалилась»

— Журнал «Корреспондент» этим летом отвел вам  54-е место по влиятельности в Украине. Вы довольны?

— Я не обращаю внимания на подобного рода рейтинги и отношусь к ним абсолютно безразлично.

— Быть такого не может...

— Мне все равно, скажем так. Это ничего не меняет. Во-первых, рейтинги не всегда объективны. Читаю аналитику и удивляюсь уровню некомпетентности их авторов. Особенно когда пишут о финансовом состоянии некоторых людей, а у них его нет.

— Может, вам не нравится  54-е место, а нужно  10-е,  5-е?

— Нет, от этого же больше денег не появляется. Человек, который не стремится во власть, для него такая внешняя оценка не имеет никакого значения.

— А человек, который в бизнесе, для него же имеет какое-то значение?

— Рейтинг должен быть для политиков и должен нести ответственность перед электоратом. Я знаю ежегодные прецеденты, когда люди платили за то, чтобы быть или не быть в этих списках.

— Насколько я знаю, вы любите спорт и активно спонсируете определенные проекты и команды. Как оценивается восьмое место «Металлурга» в первой каденции?

— Частично разочарование, но к этому отношусь философски.

— Как вы реагируете на проигрыш? Штрафуете, ругаете, может, пинаете?

— Нет, я активно не участвую в воспитательном процессе. Доверяю это главному тренеру.

— А вы сами-то на игры ездите? 3 марта встреча «Таврия» — «Металлург». Приедете в гости?

— Скорее нет. Смотрю игры, когда они проходят в Донецке.

— Кстати, о тренере. Вас с Крымом и в футбольной сфере можно связать. Новый тренер Владимир Пятенко — воспитанник «Таврии», керчанин.

— Это совпадение. Это не было главным аргументом при назначении главного тренера (Смеется — Авт.)

— Как оцениваете игроков, среди которых, кстати, тоже есть крымчане?

— Хотелось бы, чтобы от того проекта, в который мы вкладываем деньги, результаты были больше. Но нет амбиций, чтобы быть первыми, потому что, в моем понимании, другие виды спорта, при гораздо меньших затратах, могли бы дать больший эффект.

— Какие виды спорта, например?

— Сегодня любой вид спорта, если он не коммерческий, страдает. И у нас много спортсменов, которые могли бы прославить Украину в гораздо большей степени, как, скажем, Яна Клочкова.

— Крымчанка, кстати.

— Я бы сказал, харьковчанка с крымскими корнями. У нее ведь тоже были проблемы с условиями тренировок, и наш спортивный клуб помогает тем бриллиантам, которые еще не засверкали на спортивном Олимпе.

— И много у вас таких бриллиантов?

— Много. В том числе и Яна Клочкова, Володя Смирнов — многократный чемпион Олимпийских игр, чемпион мира по плаванию. У нас вообще очень титулованный клуб стал за относительно короткое время. Мы помогали тем, кто может усилить национальные сборные, или самостоятельным спортсменам, которые в состоянии получить самые высокие награды на чемпионатах мира и Олимпийских играх. Это и стрельба, и тяжелая атлетика, и велоспорт. Сегодня, например, сборная Украины по велоспорту, это, в основном, спортсмены, которых мы воспитали. Поэтому другие виды спорта считаю незаслуженно обиженными и также достойными внимания, поскольку не все должны жить футболом.

— Но согласитесь, что иметь футбольный клуб более престижно.

— С одной стороны, это борьба амбиций, а с другой, вовлекаясь в суть самого дела, которым ты занимаешься, ты являешься уже его частью. Например, Ярославский, достаточно влиятельный бизнесмен в Харькове, сначала отпирался и не хотел покупать футбольный клуб, а сейчас говорит, что без футбола жить не может.

— А как же Евро-2012?

— Вообще это уникальный случай, когда все финансируется из бюджета. И маленькие доли инвестиций со стороны частного бизнеса в виде гостиниц — это нонсенс. Инвестиции эти были бы независимо от того, будет чемпионат Европы или нет. Например, Ярославский строил бы для себя стадион, понимая, что в Донецке он уже есть, а амбиции у него большие, поэтому и ему тоже надо. Было бы Евро или нет, он бы все равно занимался бы аэропортом, было бы Евро или нет, он все равно построил бы гостиницу. Поэтому Евро здесь абсолютно не при чем.

— У нас опять же не все, как у людей, получается.

— Да, потенциал для развития Украины дает, но эти деньги можно было вложить с гораздо большей эффективностью. Например, нужен ли каждому жителю страны Олимпийский стадион в Киеве? И каждый ответит: не нужен. Поэтому я считаю, что идея с Евро, с точки зрения развития потенциала Украины, малосостоятельна. Исключением будет являться, пожалуй, построенная транспортная инфраструктура аэропортов и дорог.

 

 

Беседовала Мария ВОЛКОНСКАЯ

Фото Архив «КТ»

Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 166 от 27 января 2012 года

 

Еще статьи:
Просмотров: 4516 |   Комментарии (0) Дата публикации: 28-01-2012

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (30)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)