Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Новый УПК — на свободу с чистой совестью?

Поможет ли Фемиде новый закон?

 

Порадует или огорчит участников судебного процесса новый уголовно-процессуальный кодекс

 

 

К радости арестантов, как ныне подследственных, так и отбывавших сроки ранее (и, как обычно, «ни за что»), буквально в самое ближайшее время ожидается вступление в законную силу нового Уголовно-процессуального кодекса. Старый, конечно, не устраивал ни подозреваемых, ни правоохранителей, ни потерпевших — одни утверждали, что он имеет явный обвинительный уклон, и об оправдании можно только мечтать. Другие жаловались на огромное число протоколов и справок, мешающих заниматься оперативной работой. Третьи же считали, что в старом УПК имелось слишком много лазеек, благодаря которым виновник мог уйти от ответственности. Поможет ли всем участникам процесса новое законодательство?

 

Когда срока огромные брели в этапы длинные...

Напомним, что пока еще наше правосудие работает (надо заметить, натужно и со сбоями) по закону, принятому еще в 1960 году. Многие правозащитники считают, что именно УПК создает проблему «перенаселения» наших следственных изоляторов, в которых в разные времена количество сидельцев вдвое, а то и втрое превышало норму. Значит, можно ожидать, что благодаря новшествам в законе большинство обвиняемых-подсудимых будут теперь ожидать решения своей участи на свободе, избавив от своего присутствия камеры. В первую очередь потому, что появились новые меры пресечения, не связанные с помещением подозреваемого в изолятор. Правда, эти «новшества» не такие уж и новые, за исключением разве что домашнего ареста: судя по иностранному опыту, этот вид ареста потребует таки немалых финансовых вложений. Он хоть и позволит определять место нахождения лица с помощью электронных специальных браслетов, закрепленных на руке, но, учитывая огромное количество граждан, ежегодно привлекающихся к уголовной ответственности, на эти самые спецсредства нужно еще деньги найти. И скупые гривны, сэкономленные на возможном содержании сидельца под стражей, тут не помогут.

Зато в новом законодательстве появились конкретные сроки проведения следствия: если преступления незначительной тяжести, они ограничиваются шестью месяцами, если более тяжкие — 12 месяцами. Соответственно, и подозреваемый не может содержаться под стражей более 12 месяцев. Впрочем, были определены сроки и в прежнем законодательстве, правда, не столь конкретные, но вполне поддавались «растяжению во времени» на несколько лет. Доходило до того, что суды, «расследуя» дела в течение четырех-пяти лет, «подгоняли» в конце концов сроки наказания, равные уже отсиженным обвиняемыми в СИЗО, и те отправлялись на свободу прямо из зала суда. Такие приговоры часто выносятся медлительными судами Севастополя.

Впрочем, теперь суд будет иметь возможность постоянно контролировать меру пресечения в виде содержания под стражей — каждые два месяца, а иногда и «по собственному желанию» судья имеет право проверить, целесообразно ли держать дальше гражданина под стражей. Будет ли оплачена такая «заинтересованность» судьи — вопрос открытый.

Уже сегодня суды практикуют такую меру, как залог, правда, не всегда успешно, но довольно дорого. Сумма залога за то, что подозреваемый или обвиняемый останется на свободе до суда (а иногда и после), зависит от самого нарушения: за небольшое или средней тяжести преступление — от 5365 до 21460 гривен, за тяжкое — от 21460 до 85840, а за особо тяжкое — от 85840 до 321900 гривен. После завершения судебного следствия деньги полностью возвращают обвиняемому. Если они ему в итоге понадобятся.

А вот в случае если подозреваемый, обвиняемый не явился к следователю, прокурору, в суд без уважительных причин или нарушил другие возложенные на него обязанности, залог обращается в доход государства.

Остается надеяться, что к убийцам, насильникам и маньякам такие меры пресечения, больше похожие на средневековые «отступные» (убил холопа — заплати в казну денежку), применяться не будут.

И еще. Теперь, для того, чтобы избрать лицу меру пресечения в виде содержания под стражей, стороне обвинения придется потрудиться — прокурору нужно еще доказать, что любая иная мера пресечения не обеспечит выполнения подозреваемым его обязательств. Правда, основания для применения ареста несколько расширены. Если раньше содержание под стражей не могло быть применено в случаях, когда за преступление не предусмотрено наказание в виде лишения свободы, то теперь рассматривается возможность его применения и там, где наказанием является штраф. Правда, его размер должен составлять не менее трех тысяч налогооблагаемых минимумов, а виновник — уклониться от уплаты залога или другой меры пресечения.

Попробуй докажи!

Среди немалого количества новшеств УПК теперь будет отсутствовать возможность отправки дела на дополнительное расследование. Хорошо это или плохо, сказать трудно. Среди героев публикаций «Крымского Телеграфа» есть, например, гражданин, ныне находящийся в СИЗО уже почти три года, получивший дважды (!) обвинительный приговор «из рук» Ялтинского горсуда. И дважды этот приговор был отменен Апелляционным судом Крыма, дело на сегодня уже второй раз отправлено на дополнительное расследование. В принципе, под таким решением суды, по сути, маскируют оправдательный приговор, когда в деле не имеется доказательств вины подсудимого, а выносить оправдательный приговор у нас как-то «не принято», хотя все сомнения в деле должны трактоваться в пользу обвиняемого.

С новым же УПК им придется принимать соломоново решение — или отпускать на свободу возможного преступника, если не удалось ничего «накопать», или искать доказательства вины уже в процессе судебного расследования. О том, что оправдывать пока у нас в стране подсудимых не принято, говорит тот факт, что наши суды выносят полпроцента оправданий среди всех приговоров. В то время как за рубежом эта цифра колеблется в пределах 30-40 процентов.

Из УПК исчезают понятия дознания и досудебного следствия — все расследование будет проводиться судом, и именно он будет решать, что из материалов, представленных сторонами обвинения и защиты, является доказательством, а что — нет.

Правда, многие склоняются к мысли, что, например, отмена стадии досудебного следствия создаст проблемы для потерпевших от преступлений. Сегодня преступления против личности расследуют правоохранители и, по закону, делают это бесплатно для потерпевших. Платить за «расследование» с перспективой вернуть деньги после приговора многие из пострадавших не смогут. Вот и получается, что отмена этапа досудебного следствия фактически облегчит жизнь следователям, но приведет к безнаказанности преступников, чью вину потерпевшие доказать не смогут.

В суд — под присягой

В новом кодексе предусматривается введение суда присяжных. Это касается уголовных преступлений, за совершение которых предусмотрен приговор к пожизненным срокам, то есть особо тяжких. Конечно, к введению института суда присяжных можно относиться по-разному. Но основная положительная черта — такой суд менее зависим от давления извне, чем избираемые судьи.

Правда, предусмотрен своеобразный состав суда присяжных — двое профессиональных судей и трое присяжных, а вовсе не с десяток человек, которым трудно договориться между собой. По мнению экспертов, в Украине должна быть применена более эффективная модель, по которой суды присяжных рассматривают только вопросы совершения факта преступления и наличия вины, вопросы же квалификации правонарушения и меры наказания должны быть компетенцией исключительно профессионального суда. При этом применение суда присяжных не должно ограничиваться только тяжкими уголовными преступлениями.

Впрочем, пугает, что присяжные имеют право принимать свои решения, не мотивируя их. А вот оправдательный вердикт суда присяжных является окончательным и обжалованию не подлежит. В этой правовой яме оказалось немало российских судов, в которых присяжные выносят оправдательные вердикты в отношении явных преступников, даже когда в качестве доказательств имеются видеозаписи с моментом совершения преступлений. А уж если суд, к примеру, проводится по месту жительства преступника, и присяжные в небольшом городке, хочешь не хочешь, связаны между собой и с преступниками хотя бы знакомством — тут уж обвинительного приговора можно и не ждать. К примеру, в той же Чечне суды присяжных повально оправдывают боевиков, на счету которых немало кровавых преступлений. Не перегнуть бы...

 

Ванда ЯЗВИЦКАЯ

Фото Архив «КТ»

Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 168 от 10 февраля 2012 год

 

Еще статьи:
Просмотров: 1788 |   Комментарии (0) Дата публикации: 13-02-2012

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (30)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)