Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Константин Циркун: «Когда изменим психологию – избежим взяток»

Константин Циркун, глава налоговой службы Крыма: К сожалению, такие минуты на работе выпадают очень редко

 

Глава налоговой службы Крыма Константин Циркун рассказал о том, кто у нас «шестерит» на соседей, от кого он скроет адрес своей семьи, а также о том, как изменились инспектора за 10-15 лет, и когда налоговики перестанут брать взятки.

 

«Надеюсь, что Крым — конгломерат всего лучшего, что есть»

— Константин Валентинович, в органах налоговой Вы с 2008 года, расскажите, где и кем успели поработать до Крыма. В своей официальной биографии на сайте ГНС Вы этого не указываете.

— Да места мало, вот и не указываю (смеется — Авт.) До того, как я поступил на службу в налоговые органы, я 20 лет проработал в органах Государственной безопасности. В 2008 году поступило предложение возглавить налоговую милицию Волынской области. Проработал там полтора года, и мне была предложена руководством вышестоящая должность — председателя налоговой администрации Волынской области. В этом качестве я работал еще полгода. Потом меня перевели в Хмельницкую область, где я возглавил региональную налоговую администрацию. В конце прошлого года при реорганизации налоговой администрации в налоговую службу проходила ротация председателей и я был назначен на должность в Крым, предварительно пройдя согласование с Верховным Советом и с Советом министров автономии.

— А почему именно Крым?

— Это было решение руководителя.

— Вам здесь нравится?

— Безусловно, нравится.

— Говорят, что у нас, крымчан, особый менталитет. Вы согласны?

— До Волыни — это, кстати, одна из самых западных областей, я был в Донецке — на востоке страны. И меня там тоже спрашивали: есть разница в менталитете или нет. Мне кажется, что на востоке люди более прямые, они держат свое слово и имеют мужество отказать, если не смогут выполнить. Если брать Западную Украину — там характерно почитание старших, почитание традиций, почитание руководителя, но там реже услышишь напрямую ответ «нет». Если брать Крым, то здешние характерные особенности я еще не ощутил. Все-таки только три месяца...

— Срок небольшой...

— Да. Пока не могу сказать, но надеюсь, что Крым — конгломерат всего лучшего, что есть.

— Вы живете в Симферополе?

— Да, я снимаю жилье.

— Супругу и детей тоже, наверное, перевезли?

— Жена периодически приезжает и скоро сюда окончательно переедет. Дети — два сына-близнеца — взрослые, они работают в Киеве в Международной аудиторской компании. И они пока не планируют переезжать сюда, у них свои семьи.

— Первого мая истекает срок подачи деклараций. А Вы уже подали декларацию?

— Конечно, уже подал.

— Сколько ушло времени на заполнение?

— Несколько дней. Учитывая, что я всего три месяца в Крыму и приехал из другого региона, мне пришлось поднимать данные там, чтобы моя информация была объективной, правдивой и без ошибок.

— Обнародуете доходы?

— Я готов, за небольшим исключением: закрыть адреса проживания моей семьи.

— Ну, тогда пока расскажите хотя бы, какой имеется транспорт.

— У меня автомобиль КИА «Маджентис» и квадроцикл. У жены автомобиль «Инфинити» и тоже квадроцикл.

— А какой недвижимостью владеете?

— У нас квартира в Киеве, 76 квадратных метров, и земельный участок в Волынской области — 15 соток. И здесь, соответственно, снимаю жилье.

— Вам возмещают эти расходы по аренде?

— Нет, сам оплачиваю.

«Сами люди выявляют факты несправедливости»

— Константин Валентинович, раз уж заговорили о декларации, сколько крымских чиновников уже подали документы?

— По имеющимся данным на сегодняшний день в налоговые органы поступило 2979 деклараций от госслужащих.

— Скажите, что в такой декларации чиновник обязан указать конкретно, ну, помимо своей зарплаты.

— Указываются все виды доходов как декларанта, так и доходы членов его семьи. Кроме заработной платы, это материальная помощь, дивиденды, проценты, подарки, призы, выигрыши, алименты, наследство, страховые выплаты, доходы от отчуждения какого-либо имущества, ценных бумаг и др. При этом присутствуют графы об источниках доходов как в Украине, так и за ее пределами — последние у меня пустые (в этот момент листает свою декларацию — Авт.) Тут еще нужно обратить внимание: кто является членом семьи. Есть категории физических лиц, у которых, к примеру, не оформлены отношения, их брак официально не зарегистрирован, но они живут вместе, у них общее хозяйство — в таких случаях они указываются как члены семьи. И наоборот, если дети и родители живут отдельно, не ведут общее хозяйство, то обязательств указывать их в декларации нет. Поэтому в прошлогодней декларации у меня были указаны еще дети, два сына-близнеца, которым по 26 лет, а в декларации за 2011 год уже сыновей я не указывал, потому что они проживают отдельно. Уже более трех лет они работают на свой бюджет.

— То есть Вы сами решаете, кого вписывать, а кого — нет.

— Нет, не я решаю, законодатель говорит о том, кто является членом семьи для декларанта. Согласно Закону «О борьбе с коррупцией» и Налоговому кодексу я обязан указывать членов семьи. Так вот в этом понимании членами семьи являются те, кто ведет общее хозяйство. Например: с тещей или свекровью, казалось бы, прямого родства нет, но если она проживает вместе и есть общее хозяйство, то она будет указана как член семьи.

— Как будете выявлять тех, кто не задекларировал доход?

— В первую очередь, это аналитический подход в выявлении таких фактов. Сравнивая данные различных информационных массивов, мы можем определить их несоответствие. Например: человек продал недвижимость или автомобили и не указал это в ­декларации. Или отчетность предприятий о выплатах заработной платы, на которых одновременно работал работник, не соответствует заявленной им сумме доходов. Как действенный способ — это и обращения граждан. У нас на сегодняшний день очень много писем, в которых налоговой службе рекомендуется обратить внимание на тех или иных граждан, которые официально не работают и, соответственно, не показывают свои доходы. Вместе с тем люди видят, что расходы этих граждан (дома, автомобили, дачи, яхты) значительно превышают тот образ жизни, который декларирует гражданин.

— То есть у нас уже, как в Европе, народ «шестерит»?

— Мне не нравится такой сленг. Несмотря на то, как Вы это называете, все мы, по сути, хотим жить в правовом государстве, независимо от нашего статуса, положения, должности, звания и так далее. А ведь уплата налогов, напомню, это все-таки конституционный долг каждого гражданина. Это первое. Второе — мы хотим жить в справедливом обществе. А люди выявляют факты несправедливости. Почему кто-то стремится выполнить свой долг, а кто-то хочет уклониться от этого. Несправедливо?

— А кто не подаст декларацию, того ждет наказание?

— За неподачу или несвоевременную подачу декларации предусмотрены штрафные санкции по Кодексу об административных правонарушениях: от трех до пяти необлагаемых минимумов доходов граждан — до 185 гривен.

— А если речь пойдет о высоких чиновниках, будете докапываться до правды или ваша политика будет мягче?

— Вы знаете, введя закон «О борьбе с коррупцией», законодатель предусмотрел обязательную подачу декларации лицами, выполняющими функции государства, и как бы двойную ответственность. Это ответственность госслужащего перед государством за правдивую информацию. Подача ложной информации влечет за собой различные санкции: от протокола о коррупционных действиях, который предусматривает автоматическое увольнение с работы, до финансовых санкций при подаче налоговой декларации в налоговую инспекцию.

«Хороший, стабильный коллектив у нас в Евпатории»

— Вы уже освоились в Крыму? Если смотреть в разрезе регионов: какая налоговая лучше работает?

— Вы знаете, спектр критериев работы налогового органа довольно широкий. По тем или иным критериям можно выделить те или иные инспекции. К примеру, хороший, стабильный коллектив у нас в Евпатории. То же можно сказать про Феодосию, Джанкой... ну, нет такого, что одна инспекция лучше, а другая — хуже. Ясно, что не могут одинаково все работать. Но нет инспекции, которая не выполняет свои задачи.

— Сколько сотрудников насчитывается в налоговой?

— 2435 человек на сегодняшний день, с учетом реорганизации и того сокращения, которые у нас прошли.

— Какой бюджет они ежегодно «проедают»?

— Если мы берем содержание, зарплату — они у нас, кстати, невысокие, материальную помощь и отпуск, то финансирование на одного сотрудника составляет в среднем 69 тысяч в год. Естественно, следующий вопрос возникнет: а сколько же мы даем на одного сотрудника? Да?

— Да, такой вопрос и последует.

— Логичный вопрос. Но не все, конечно, меряется у нас экономически, мы же не говорим, какая экономическая выгода сегодня от школы, от детского сада или от больницы. На сегодня, из расчета тех средств, которые мы мобилизуем, обеспечивая уплату в сводный бюджет, из расчета на одного сотрудника получается чуть больше 2,8 миллиона гривен в год. Ну, соотношение мы можем подсчитать — приблизительно 40-кратный экономический эффект. Но опять же, думаю, не в экономической эффективности следует оценивать деятельность сотрудника — нет. Это налогоплательщик платит налоги, а наша задача: как раз администрирование этих налогов и быть связующим звеном между налогоплательщиком и государством в виде налогового инспектора.

— Так, может быть, разогнать службу и сдавать отчеты и проплаты через банкоматы?

— На данный момент рановато (улыбается — Авт.) С одной стороны, если закрыть инспекцию на замок, добросовестные налогоплательщики, которых, хотелось бы верить, большинство, все равно заплатят налоги. Но необходимо эти налоги администрировать, то есть предоставить определенный сервис для налогоплательщика. А во-вторых, к сожалению, еще приходится фискальными методами напоминать некоторым об их конституционном долге, приходится создавать честную, равную конкуренцию. Так что, рассуждая над вопросом, необходима государству эта служба или нет, я скажу: да, она необходима.

Константин Циркун, глава налоговой службы Крыма. В свободную минуту за руль квадроцикла — и на природу

 

«Здесь главное — не врать друг другу»

— Около месяца назад на телеканале ИТВ в своем интервью Вы сказали, что вдвое уменьшились проверки предприятий. Это касается также малого и среднего бизнеса?

— Безусловно. Мы перешли на принцип отбора предприятий для проверок только при наличии определенных рисков неправильной уплаты налогов. Это и уменьшило количество проверок, и повысило их результативность. На проверки малого бизнеса налоговая служба инициативно наложила мораторий. Однако мы не можем не реагировать на заявления граждан, учреждений, организаций. Например, на информацию об использовании труда неоформленных наемных работников. Поэтому, если говорить о внеплановых проверках предприятий малого и среднего бизнеса, то на сегодняшний день они проводятся. Только, подчеркиваю, что на фоне моратория о непроведении плановых проверок мы уделяем большое внимание адекватности выхода на эти проверки, наличию информации о возможных фактах нарушения налогового законодательства, чтобы каждый выход был обоснованный и аргументированный.

— Сколько продлится мораторий?

— Мораторий был введен в прошлом году и в этом году его продлили пока на первое полугодие.

— Это хорошо или плохо?

— В этом есть свои плюсы и минусы. Плюсы — если государство хочет поднять, поддержать средний и малый бизнес, безусловно, надо дать время для становления, адаптации к новому налоговому законодательству, для того чтобы они могли реализовать свои планы и замыслы. Есть другая сторона медали — к сожалению, те проверки внеплановые, которые мы проводим по поступающей к нам информации, говорят о том, что этот мораторий некоторые пытаются использовать для сокрытия реального объема оборотов.

— К нам в редакцию обращаются предприниматели из разных регионов Крыма и жалуются на необузданность сотрудников налоговой, которые замучили частыми проверками.

— Периодически к нам поступают такие жалобы, заявления, что, по мнению предпринимателя, безосновательно устроили проверку. Такая информация приходила и на мой блог. Мы не оставляем без внимания такие обращения. В любом случае мы проверяем аргументацию таких действий или же обращаем внимание руководителей подразделений на то, что принятие решения о проведении проверок было не совсем обосновано. Иногда доходит до курьезов: граждане пишут, что сварливого соседа, к примеру, Николая Петровича, надо бы проверить — за какие это деньги он дом построил или машину купил? Безусловно, это будет учтено в дальнейшем, но не будет основанием для назначения внеплановой проверки. При этом еще раз подчеркиваю, что позиция налоговой службы Украины, моя позиция — формировать и укреплять именно партнерские отношения с налогоплательщиками на основе взаимного доверия.

— Сотрудников налоговой, уж простите, но недолюбливают. Как вы думаете, почему?

— Ну, почему недолюбливают? Я бы так не сказал.

— Ну, скажем иначе, побаиваются.

— Зачем побаиваться добросовестному налогоплательщику налогового инспектора? Знаете, когда я общаюсь с руководителями предприятий по наболевшим проблемам, например, по взаимоотношениям с рисковыми контрагентами и как следствие — штрафными санкциями предприятию, то заходишь в аудиторию, которая настроена напряженно, а расстаемся очень довольные друг другом. Здесь главное — не врать друг другу. И не считать кого-то умнее или глупее. Слушать и слышать один другого. Я хочу, чтобы на данном этапе сервисная налоговая служба отличалась от той фискальной службы, которая была некогда создана. Я думаю, инспектор, который был 10 или 15 лет назад, и инспектор, который будет в этом и последующих годах, они должны отличаться. Я надеюсь на это.

— Давно известно, что СЭС проверяет рестораны, парикмахерские, кафе, бары и за взятки закрывает глаза на нарушения. Сотрудники налоговой тоже не славятся «чистоплотностью». Как Вы думаете, когда это взяточничество в государственных структурах наконец-то прекратится?

— Комментировать то, что в каком-то ведомстве якобы берут взятки, я не буду. Если есть такие факты, то руководители этих ведомств пусть комментируют. Я скажу за свое ведомство. На сегодняшний день у нас есть подразделение внутренней безопасности, которое как раз выявляет такие предпосылки или факты. Налогоплательщики сами могут сообщить о неправомерных действиях налоговиков на телефоны доверия или нового общегосударственного сервиса «Пульс налоговой». Естественно, в случае нарушений сотрудники привлекаются к ответственности. И даже к уголовной. Мы проводим кампанию очищения рядов налоговых органов. Но, возвращаясь к вопросу о том, когда прекратятся взятки, я бы сказал, что, на мой взгляд, основная причина этого, наверное, наш менталитет. То есть люди как-то привыкли давать взятки для того, чтобы что-либо «порешать», избежать каких-то санкций, ускорить решение какого-либо вопроса. Как следствие, вошло в привычку и получать взятки. Я думаю, когда мы поменяем вместе психологию налогового инспектора и налогоплательщика, тогда мы избежим взяток. Правовое поле можно изменить только обоюдными усилиями.

— Буквально несколько вопросов по курортному сезону. Скажите, как сотрудники налоговой думают обязывать граждан, сдающих жилье внаем, проявлять сознательность и отчислять процент от своего дохода в бюджет.

— Создание реестра лиц — это раз, безусловно, с сопоставлением той информации, которая будет в реестре. Выявление всевозможных фактов нелегального предоставления этих услуг — это два.

— В прошлом году в курортных регионах поговаривали о том, чтобы сотрудников налоговой замаскировать под отдыхающих: надеть на них майки и шорты и отправить снимать жилье. Т. е. выводить из тени мини-гостиницы и частные домовладения. Эта идея жива?

— Я не думаю, что это эффективный метод работы. Посчитайте, сколько времени уйдет на то, чтобы поселиться и выдать себя за туриста. И это только по одному койко-месту. Поэтому пока такие методы мы не предусматривали.

— Сколько планируете собрать от курортного сезона в крымский бюджет?

— С мая по сентябрь по госбюджету — более 1,4 миллиарда гривен, а по местным бюджетам — почти 1,8 миллиарда.

«Эти постулаты помогают в жизни принимать решения»

— У меня к Вам несколько личных вопросов. Вы и родились в Украине, но в годы учебы судьба вас забросила в Узбекистан. Не возникало желания остаться там работать?

— Узбекистан очень красивая, хорошая страна и там очень добродушные люди, но, безусловно, проведя четыре года в Узбекистане, очень скучал по нашей природе, лесам, людям. Тогда я для себя решил, что хочу работать и служить все-таки в Украине. Поэтому помыслов там остаться у меня не было.

— По первому образованию Вы танкист...

— После того, как закончил танковое командное военное училище, я два с половиной года был командиром учебного взвода в учебной дивизии в городе Николаеве. Готовил механиков-водителей. Как-то посчитал, что за период службы подготовил механиков-водителей на танковый полк. И правило номер один было: делай, как я.

— Выходит, Вы тогда впервые попробовали себя в роли управленца.

— Да, вы знаете, военное училище дает многие качества, которые необходимы в повседневной жизни. Например: командир, отдавая боевой приказ, принимает решение и должен за него отвечать. И вот эти постулаты, эти правила, они помогают и в жизни принимать решения и отвечать за них.

— Что легче в управлении — танк или легковое авто?

— По большому счету сложностей абсолютно никаких нет. Я не вижу принципиальных различий. Современные танки — они позволяют уверенно управлять ими, проходить любые преграды, притом на высоких скоростях.

— То есть кто умеет водить автомобиль, может смело пересесть на танк?

— Да, безусловно. Когда я был офицером-танкистом, ко мне в гости приезжал брат, в то время студент. Изучив определенные правила и буквально полчаса потренировавшись на тренажере, он уверенно водил танк. Потом ему, правда, в вузе никто не верил, что он танк водил. Но это было действительно так.

— В 1989 году Вы закончили высшие курсы военной контрразведки КГБ СССР и затем работали по профилю?

— Да, из Советской Армии я был откомандирован для прохождения дальнейшей службы в органы Государственной безопасности. Отдал контрразведке и защите экономики государства 20 лет. За этот период получил также и юридическое образование и экономическое.

— Есть ли в налоговой государственные тайны, которые простым «смертным» знать нельзя? Как опытный чекист можете ответить?

— Тут, наверное, не зависит, опытный или неопытный, чекист или не чекист. Я руководитель, и на сегодняшний день на основании нормативов я утверждаю перечень ведомостей, которые у нас относятся к секретным. В первую очередь, это информация и документы, которые касаются оперативной и оперативно-розыскной деятельности налоговой милиции, а также некоторые сведения по мобилизационной готовности. Именно руководитель обеспечивает систему защиты информации в своем ведомстве.

 

Беседовала Ирина ЗЮКИНА

Фото В. Зайцев, личный архив К. Циркуна

Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 177 от 13 апреля 2012 год

 

Еще статьи:
Просмотров: 3605 |   Комментарии (0) Дата публикации: 14-04-2012

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (24)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)