Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Насилие без... насилия

Отечественная юридическая казуистика рождает на свет удивительные приговоры судов

Преступники — люди в большинстве своем малоисправимые. Попав за решетку однажды, только процентов 10-15 из 100 на этом же и останавливаются. Остальным тюрьма становится родным домом, они «примеряют» на себя все новые статьи, используя данное законом право на досрочный выход на свободу. И суды дают им такое право не единожды, мало вникая в суть совершенных преступлений и порочные особенности личности злодеев. Вот и тянется череда преступлений, увеличивается количество потерпевших, чьи права суды почему-то не так уж и защищают.

Было бы желание...

Сорокачетырехлетний нижнегорец Николай К. за всю свою жизнь с праведным трудом знаком не был — периодически (вернее, почти беспрерывно) отбывал наказания за совершенные преступления. Правда, к нему благоволили то ли лично Фортуна, то ли судьи, выносившие приговоры за его злодеяния, — сроки всех четырех судимостей Николая были невелики. Суд почему-то все четыре раза был уверен, что этого времени ему будет достаточно, чтобы «исправиться». Мало того, дважды «заслуженный» и «засиженный» зек выходил на свободу условно-досрочно — то почти на год раньше окончания срока, то на четыре месяца. И оба раза тут же, через несколько дней, совершал новые преступления.

Первые три судимости получил Коля за бескорыстную любовь к чужому имуществу, то есть за кражи. А четвертую — за нанесение тяжких телесных повреждений собутыльнику.

Выйдя на свободу в очередной раз, он приехал домой, в одно из сел Нижнегорского района. Приехал 22 августа, а уже 28-го заработал себе новый срок, решив удовлетворить свое накопившееся за годы желание «пообщаться» с женщиной помимо воли этой самой женщины. В общем, во двор к соседке, назовем ее Верой, он в тот день приходил не раз — слонялся вокруг ее дома и во дворе часов с двух дня. Подогревал свое желание алкоголем и вновь возвращался. Но Вера желание Николая не разделяла, гнала его со двора, тем более что дома был ее десятилетний сын. Но ситуация сложилась не в пользу женщины — пока ее сын пошел на улицу погулять, дядя Коля, согласно материалам уголовного дела, «ударил ее кулаком в лицо, схватил за волосы и одежду, затащил в дом, где нанес несколько ударов по голове и телу». Пока гражданка Вера была в отключке, ее агрессивный ухажер закрыл дверь изнутри на ключ и набросился на женщину.

Сколько ни пытался мальчик ворваться в дом, ничего у него не получилось, пока пьяный Николай не получил свое. Но и после «акта» уходить он собрался не скоро, считая, что подавленная насилием женщина ничего не сможет с ним сделать. Сел и стал преспокойно есть арбуз хозяйки. Благо, мимо дома проходил сосед, которому заплаканная Вера не рассказала никаких подробностей (стыд-то какой!), а только попросила увести из дома пьяного Николая. Сосед довел насильника до магазина, куда тот опять отправился за очередной дозой алкоголя.

Ну не могут найти!

Но Коле, видно, понравилось, и ближе к ночи он вновь отправился «на дело», пытаясь ворваться в дом к Вере. Женщина не выдержала и позвонила своему близкому знакомому на мобильный, рассказала, что Николай ее изнасиловал днем, а сейчас опять рвется в квартиру, и попросила помощи. Тот охранял сады, и сам поехать на помощь не мог, но перезвонил товарищу и предложил ему с другом съездить к Вере и помочь ей избавиться от непрошеного гостя. Правда, «гостя» к моменту приезда мужчин уже не было, Вера плакала и ничего не рассказывала, они два часа ждали, что тот вернется, но он не появился.

А наутро приехал Верин друг, узнал у нее жуткие подробности и отправился разбираться к Коле — морду ему набил, но посчитал, что Вере нужно отправиться в больницу и написать заявление в милицию. В Нижнегорской ЦРБ был установлен диагноз: закрытая черепно-мозговая травма и сотрясение головного мозга.

Что удивительно, милиция, даже проведя следствие при наличии немалого количества свидетелей и вещественных доказательств, вовсе не торопилась «закрывать» рецидивиста за решетку — на свободе насильник пробыл практически до начала судебного заседания. Говорят, что на самом деле его объявили в розыск, но вот никак не могли найти — а в это время он в Первомайском районе познакомился с женщиной, с которой даже некоторое время жил, и ни от кого не прятался. О том, какое сокровище она приобрела в лице сожителя, узнала только через полгода, когда после празднования своего дня рождения Коля ее «немного» побил. Она его выгнала. Но он стал периодически посещать бывшую подругу, угрожая расправой, и даже запретил выходить из дома на работу. Не выдержав, женщина обратилась в милицию, где ей и сообщили, что Николай в розыске за совершенное преступление.

«Жалостливый» суд

На суде опытный подсудимый пошел в полный отказ — мол, никого не бил и не насиловал. Под тяжестью улик и свидетельских показаний признался в том, что таки бил, но от позорной статьи открещивался как мог — западло за такое сидеть. Суд, правда, отнесся к неубедительным заверениям Николая о том, что он «только поговорил» с Верой и ударил один раз «за дело», критически. И счел, что таки действия Николая правильно квалифицированы как изнасилование, то есть, согласно статье 152 УК, «половое сношение с применением физического насилия, угрозы его применения или с использованием беспомощного состояния потерпевшего». Но и тут к насильнику проявили незаслуженное снисхождение — мол, «суд считает необходимым исключить из обвинения излишне вмененный квалифицирующий признак — совершение изнасилования с угрозой применения физического насилия» (?!). Как можно совершить изнасилование, не применяя «физического насилия», суд не пояснил, а сослался на... слова потерпевшей о том, что «угроз в ее адрес К. до и во время изнасилования не высказывал»! Оно и понятно — занят же был. А черепно-мозговая травма и сотрясение мозга — это же не угрозы, а прямое насилие — значит, не считается.

Используя этот явный казус отечественной юриспруденции, суд назначил рецидивисту минимальное наказание по статье за изнасилование — три года лишения свободы, добавив к этому минимуму еще три месяца неотбытой части предыдущего наказания. Хочется заметить, что статья предусматривает до пяти лет лишения свободы, но суд оказался почему-то излишне жалостлив к неисправимому преступнику.

Да и сам злодей решил в очередной (третий!) раз повторить финт с условно-досрочным освобождением — но наблюдательная комиссия не согласилась выпустить его на свободу раньше срока. Он по сей день пишет жалобы в прокуратуру, считая такое решение комиссии чуть ли не пытками и ущемлением его «прав человека». О правах потерпевшей он как-то не задумывается.

 

Ванда ЯЗВИЦКАЯ

Фото Архив «КТ»

Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 180 от 11 мая 2012 год

 

Еще статьи:
Просмотров: 1604 |   Комментарии (0) Дата публикации: 18-05-2012

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (16)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)