Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Александр Мельник: «Я не тульский пряник, чтобы нравиться всем»

Александр Мельник с сыном Артемом

 

Депутат Верховного Совета Крыма Александр Мельник интервью дает крайне редко и от приглашений в эфир тоже, как правило, отказывается. После инцидента на сессии крымского парламента, активно обсуждаемого в СМИ и в соцсетях, у журналистского сообщества к Александру Иосифовичу возникло еще больше вопросов. Соответственно, с этой истории мы и начали разговор

 

«Инцидент с журналистом — это мне минус и большой урок»

— Александр Иосифович, после скандальной истории в крымском парламенте «чувырла» — это слово-паразит у журналистов.

— (С иронией) Да что вы все к этому слову из моего детства придираетесь?.. Кстати, если помните, Новосельцев в «Служебном романе» так выражался: «мымра», «чувырла».

— Тогда хоть бы поведали нам, что это за телефонный разговор такой важный в тот день был, что вы даже в коридор вышли, чего обычно никогда не делаете?

— Не хочу выносить его на суд общественности, но, разумеется, вышел не просто так. Это был долгий разговор, и я не хотел, чтобы его кто-либо слышал. Кто звонил — тоже говорить не буду. К тому же с утра мне всегда тяжело вставать, поэтому настроение было не очень хорошее.

Но я в тот же день принес свои извинения всем людям, которые увидели в интернете мое не совсем красивое поведение. Инцидент исчерпан. А с журналистом мы с тех пор больше не общались. В диалог с Ганиевым я вступил, только когда он меня во второй раз попросил разговаривать потише. Ведь это было сказано несколько раз. А после разговора с Чубаровым, когда я уже уходил, он вслед спросил: «Так что, вы мне угрожаете?» И ошибка была в том, что я взорвался и повел себя некрасиво.

— Да уж... вы впервые в жизни пуб­лично позволили себе такие высказывания.

— Говорю еще раз: это большой минус мне. И хороший урок. Сожалею, что так произошло.

— А знаете, что журналисты говорят? Чего, мол, удивляться — привычная лексика, он так всегда разговаривает.

— Это не так, но комментировать не буду.

— После этого высказались и Москаль, и депутат Аксенов...

— Мнение этих «высокоморальных» людей меня не интересует.

— А были оценочные звонки коллег из Верховной Рады Украины?

— Очень много. Какое-то невероятное количество. Особенно после того, как запись показали по ТВ — я как раз в это время был в Киеве. Такое впечатление, что об этом знал каждый таксист. То, что мне говорили, озвучивать не буду — не всем журналистам это понравится.

— Вас наверняка после этого приглашали объясниться на крымскотатарский канал АТР?

— Меня приглашали практически на все каналы, но я отказывался, потому что особого смысла в этом не видел. Вообще не совсем понимаю, чем вызван такой ажиотаж в медиа? В это же время в Одессе в баре расстреляли людей: погибли два человека и трое ранены. Но это событие почему-то никого не волновало — мой разговор с журналистом затмил все.

— После этой истории вы на какое-то время стали интернет-персонажем. Видели коллажи о себе?

— Нет. Мне это неинтересно.

— Кстати, а почему вас нет в соцсетях? Большинство ваших коллег уже там. Вот мне кажется, что многие проблемные ситуации у вас возникают как раз из-за этой вашей закрытости.

— Вы хотите, чтобы я открыл страничку в Фейсбуке и занялся душевным стриптизом?..

— Ваши коллеги вовсю используют свои страницы в Фейсбуке для самопиара. Или же отчета о депутатской деятельности.

— Ко мне каждый день приходит огромное количество народу, причем на протяжении недели, а не раз в месяц. И большинству из них я помогаю. Но пусть о моих добрых делах скажут люди в моем округе — там, где я вырос и где работал. И моя общественная деятельность округом не ограничивается. Естественно, я помогаю по мере своих сил и возможностей. В следующем году в округе хочу построить церковь.

— Скажут же, что грехи замаливаете.

— Да какая мне разница? Путь говорят что хотят. На мой взгляд, когда некоторые люди на различных сайтах вывешивают результаты своей депутатской деятельности, которые зачастую не соответствуют действительности, они в чем-то комплексуют или же пиарятся, чтобы продвинуться по служебной лестнице. Мне ни к чему рейтинги популярности или же высокая узнаваемость. Спросите у крымчан, кто им больше помогает: те, кто сидит в социальных сетях, или же те, кто об этом нигде не сообщает? Как говорит один мой друг, на конкурсах красоты самые красивые женщины обычно сидят в зале.

«Снятие Баталина стало для меня самой большой неожиданностью»

— В этом году Украина пережила парламентские выборы. В Крыму была своя история с десяткой мажоритарщиков, ставшей в итоге девяткой.

— Десятку выбирала Партия регионов (напомню, что я не состою в ПР), с некоторыми я очень близко знаком и поддерживал их, а некоторые, конечно, попали туда абсолютно случайно. Но опять же это выбор партии.

— Как вы прокомментируете победу вашего коллеги Льва Миримского?

— Откровенно говоря, для меня было самой большой политической неожиданностью снятие Баталина. Я знал, что подобные разговоры ведутся, но и подумать не мог, что это все-таки произойдет. Баталин и Миримский были самыми сильными конкурентами в своем округе. За Баталиным стояла самая мощная политическая структура на Крымском полуострове: сеть агитаторов, медиа, админресурс. Баталин снялся, и, естественно, у Миримского конкурентов не осталось.

— А не потеряются ли крымчане в украинском парламенте?

— Не думаю. Во главе с политическим «динозавром» Дейчем крымские регионалы будут полезны Крыму. А те же Миримский и Куницын не такие уж и незаметные.

— За счет чего, по-вашему, в парламент удалось попасть партии «Свобода»?

— Когда-то мы с коллегами собирались узким кругом и делали свои политические прогнозы. И мои друзья мне не дадут соврать — я почти все предугадал: результаты и по Крыму, и по мажоритарным округам, и по партиям. Но никто не мог предсказать, что националисты наберут больше 11%. Это можно объяснить только одним — что в бюллетене убрали графу «против всех». И люди назло всем проголосовали абы за кого, лишь бы не за регионалов, оппозицию и коммунистов.

— Оцените результат новой силы — УДАРа.

— Это европейский проект, который занял нишу Тигипко с его «Трудовой Украиной», — сборная команда, в которой есть и личности, побывавшие в разных политических структурах: Наливайченко, Геращенко, Гурвиц, Куницын, Пинзеник. Так что это новая сила и не совсем новая.

— Как, по-вашему, будут вести себя в парламенте свободовцы?

— Для меня было глубоким потрясением, что националиста Кошулинского назначили вице-спикером, — человека, который 9 мая во Львове срывал награды с ветеранов... Логики в этом нет никакой. Свободовцы будут продолжать драться, толкаться, привлекая внимание и дестабилизируя ситуацию: спилили забор, выбили зубы охраннику — реакции никакой.

— А Миримского с назначением заместителем председателя комитета Верховной Рады по иностранным делам вы поздравили?

— Мы с ним говорили на эту тему, он сказал, что хотел в этом комитете работать. Видимо, его оценили — раз назначили.

Нардеп Украины Виталина Дзоз вручает Александру Мельнику знак «Заслуженный работник физической культуры и спорта Украины»

«Пусть меня воспринимают таким, какой я есть»

— Каким этот год был лично для вас?

— Тяжелым, но насыщенным. Особенно в спортивном плане — он принес много побед. Наша команда «КСХИ» выиграла в Еврокубке во Франции в мае этого года, мы подняли победный крымский флаг — чем вам не реклама полуострова? Мы также стали чемпионами Крыма, заняли второе место по Украине. А боксер Александр Усик стал олимпийским чемпионом.

— Кстати, вы всегда говорили, что он станет олимпийским чемпионом.

— Да, еще четыре года назад. И Саша оправдал надежды. Хотя он очень трудно шел к победе.

— Что особенно запомнилось на Олимпиаде?

— После первого раунда, когда побеждал Руссо, напряжение в зале было такое сильное, что, несмотря на то мы что сидели под мощным кондиционером, спина была просто мок­рая... Одним из руководителей АIBA является итальянец, и все видели, какие судейские скандалы возникали на Олимпиаде, когда сильно идущей Украине «отрывали голову» (с Александром Гвоздиком и Евгением Хит­ровым). А выше сидела ведущая — в прошлом боксер и чемпионка мира Алина Шатерникова, одетая в розовую кофточку, — так в перерыве она вскочила с места и прямо в наушниках стала боксировать с тенью. Такое чудовищное в зале было напряжение! Но во втором раунде Усик выровнял ситуацию, и всем стало понятно, что никуда золотая медаль от Крыма не денется.

— Были и другие победы.

— Мой младший сын Артем (ему девять лет) впервые в жизни выиграл турнир по большому теннису Крымской детско-юношеской спортивной школы. Заниматься теннисом его отвела жена. А старшего сына я отдавал в бокс, но он все-таки решил стать футболистом. Хотя у него и в боксе все хорошо получилось — он ушел в футбол непобежденным.

— В этом году не стало знаменитого футбольного тренера Анатолия Заяева...

— То, что он сделал для футбола как тренер, не сделал никто. Именно при нем «Таврия» единственный раз стала чемпионом. Те, кто был на похоронах, видели отношение людей к нему — его любили и уважали, несмот­ря на то что у Анатолия Николаевича был очень тяжелый характер.

Александр Мельник с вице-президентом корпорации ТЭС Сергеем Беймом

— Этот год начался с ареста вашего бизнес-партнера Сергея Бейма.

— Действительно, это произошло в январе, я на тот момент был в отъезде. Человек снес две опорные стенки в арендуемом помещении — для того, чтобы никого не задавило: стены находились в аварийном состоянии. Естественно, сразу нашлись доброхоты, которые возбудили уголовное дело на него и его отца. Хотя Сергей Бейм просто является учредителем этой фирмы, а его отец, Геннадий Бейм, даже и не был, но задержали обоих. Уголовное дело, по которому был внесен рекордный для Украины залог — около десяти миллионов гривен, — до сих пор находится в суде. А фирма «ТЭС-Терминал» выкупила у Фонда имущества весь комплекс помещений, так что никакой ущерб нанесен не был. Естественно, в деле присутствовала не только уголовная составляющая.

— Произошли ли, по-вашему, какие-то изменения в крымском политикуме?

— Как таковых трансформаций не произошло: продолжились процессы, которые происходили на протяжении последних трех лет. Линия — та же. Пару негодяев уволили с работы: Секлецова, например.

— Как за этот год изменился Симферополь, который вы лю­бите?

— Дороги отремонтировали. Но не думаю, что это заслуга мэрии. Это произошло благодаря большим государственным субвенциям — во времена Бабенко о таких субвенциях даже мечтать не приходилось. А вот мусора меньше не стало: с «Чистым городом» одни скандалы — не думаю, что они полностью выполняют свои функциональные обязанности.

— Любопытно, а что после инцидента на сессии вам сказали крымские коллеги-депутаты?

— Вы лучше у них спросите — не хочу, чтобы после этого интервью журналисты еще и на моих коллег набросились. Со мной такая история первый раз в жизни произошла — и я сделал выводы. Не буду расшифровывать какие.

— Но извините, журналисты были на работе, как и вы.

— Нет вопросов. Что вы хотите, чтобы я сделал? Выстрелил себе в висок? Ради вас я этого делать не буду. Расскажу вам такую историю. Однажды мы на двадцатиметровом корабле плыли в открытом океане — от острова к острову. Волнение — полбалла. И вокруг нас было какое-то невероятное количество дельфинов. Я такого никогда в жизни не видел. Это было потрясающее зрелище — как они резвились и прыгали! Меня просто влекло туда, я поддался эмоциям и прыгнул, а глубина — километр! Корабль остановился не сразу, и мне пришлось до него проплыть метров двести-триста. Сначала была эйфория — очень теплая вода, дельфины, настроение... Но дельфины быстро уплыли, и я остался один. Сразу же мысли полезли в голову, что сейчас всплывет акула и откусит мне ногу или руку. Я даже оборачиваться стал — думаю, вот-вот, сейчас должна быть акула, которая на меня нападет. Я просто физически ее присутствие чувствовал. А последние десять метров были самыми сложными: думаю, Господи, на фига я это сделал? Только бы доплыть! Никогда в жизни больше не буду поддаваться эмоциям и совершать необдуманных поступков — страх был чудовищный: один плывешь в пучине... Когда же я наконец подплыл к поручням, то буквально взлетел на корабль. Потом отдышался, обернулся и увидел, что никаких акул нет — подумал: тьфу, ну что за мысли в голову лезут дурацкие, ведь ничего страшного-то и не было...

Так что пусть меня воспринимают таким, какой я есть. А эта история уже всем надоела — не будем к ней возвращаться.

— Что вы можете сказать о сегодняшнем Крыме?

— Крым — это самый прекрасный уголок на земле, самый родной и красивый. И я хочу, чтобы крымчане не забывали, что они крымчане.

— Может, под Новый год раскроете свои политические планы и амбиции?

— Амбиций особых нет. Работать чиновником не хочу — у меня зарплата больше, чем у всех членов президиума Верховного Совета Крыма, вместе взятых. В самопиаре не нуждаюсь — это удел других: низкие и подлые люди всегда врут. Потому что они внутри пустые и им необходимо постоянно надувать оболочку. Мне же ее надувать не надо. И я не тульский пряник, чтобы нравиться всем. Я отдаю себе отчет, что наверняка кому-то не нравлюсь, но, слава Богу, есть на земле люди, которым я дорог и которые меня любят, которые дороги мне и которых люблю я. Вот и все.

 

Юлия ВЕРБИЦКАЯ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 213 от 28 декабря 2012 год

Еще статьи:
Просмотров: 8444 |   Комментарии (0) Дата публикации: 29-12-2012
Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (19)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)