Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook

Борис Олейник: «Деньги актуальны только тогда, когда их нет»

Известный украинский поэт и политический деятель в эксклюзивном интервью корреспонденту газеты «Крымский ТелеграфЪ» рассказал об отношении к Горбачеву и Ельцину, а также поделился своими взглядами на языковой вопрос в Украине

Борис Олейник на экране телевизора и Борис Олейник «живьем» — это два разных человека. Там он строгий и сдержанный — лауреат, депутат, в жизни же — неисправимый романтик, который поделится последним. Конечно, он поэт — настоящий, глубокий, в душе которого по-прежнему живет лирика.

«Я умирал четыре раза»

— Борис Ильич, в беседе с вами не могу обойти стороной пресловутый языковой вопрос, ведь вы неоднократно в прессе резко выказывали свою точку зрения, что в Украине должен быть один государственный язык — украинский.

— В языковом вопросе я вообще не вижу никаких проблем! А то, что наши правители муссируют этот вопрос перед выборами, ставит под сомнение «цнотливість» (целомудрие. — Ред.) их намерений. Что я имею в виду? Когда кто-то хочет посредством этой темы попиариться, мы видели, чем это заканчивается. Наше государство и так расшатано; вернее, государства вообще нет в классическом понимании этого слова. Мы были более суверенны в те самые застойные советские времена, когда была элементарная исполнительская дисциплина. Сейчас кто-то прибежал из одного региона и кричит, мол, у вас все не так, другой кричит, что у вас еще хуже, бардак... А ведь у нас регионы исторически настолько самостоятельные, что можно было бы сделать конфедерацию. И тогда бы я настойчиво просил, чтобы в мои родные полтавские просторы не лезли люди из Донецка, например, а я бы к ним не лез. Это же красота! Сегодня один у нас оглядывается в сторону Евросоюза, другой на Россию смотрит... Господи, ну это же смешно — никак мы Россию не обойдем. Разве возможно нагрузить в чемоданы украинскую землю и куда-то улететь самолетом вместе с нею? Раньше как-то все было разумнее. Ну разве могло быть такое, чтобы собрались трое россиян, нормально приняли на грудь и один бы предложил: «А давай-ка, старик, запретим украинский язык!» Кстати, Россией после Ивана Грозного руководили не русские. Хрущев — наш, Брежнев — наш... Ревнивые украинцы просто хотят переплюнуть по святости самого Папу Римского!

— Я читала отрывки из вашей книги «Неизвестный Горбачев», у которой подзаголовок — «Князь тьмы». Неужели вы действительно думаете, что он — агент дьявола?

— Все, что происходило при нем тогда, противоречит логике. Взрыв в Чернобыле, гибель теплохода «Нахимов», один за другим взрываются шахты, поезда сходят с рельсов... А кровавый Карабах? А переговоры с западными лидерами? Он же подмигивал Западу обоими глазами! Чего его потянуло встречаться с Бушем на Мальте? Этот остров давно имеет зловещую славу места, где гнездятся разнообразные сатанинские ордена. Правда, в масонской ложе он если и был, то на самой низкой ступени, вот Чубайс — другое дело, он до тридцатой ступени сумел дойти. Я с Горбачевым познакомился, когда он только приступил к работе. Мне рассказывали, как он шел по трупам еще у себя на родине, прокладывая дорогу наверх, но я не верил. Бог его знает почему, но я ему поверил, думал, что наконец свежий ветер подул. Был же какой-то массовый гипноз! Объяснение этому есть: одного генсека водили под руки, второй задыхался, третий жил на искусственных почках... Народ был готов, что и следующий только придет, как вскоре ляжет под Кремлевскую стену. А тут пришел здоровый мужик, относительно молодой, бодрый, говорит без бумажки, веселый, что-то вроде хочет сделать. Уже на втором году его правления стало ясно, что это балабол, неглубокая личность. Меня отправили в Спитак — сразу после землетрясения, чтобы я рассказал, какая там ситуация, потом я ездил в Карабах — там начались сильные волнения. И я обо всем честно рассказывал.

— Отчаянный вы человек. А не боялись, что в один прекрасный день можете оказаться «бесчувственным телом, наконец, трупом»?

— Ой, да я уже три раза «умирал» — то в Прибалтике, то в Нагорном Карабахе, то в заложники меня брали... В четвертый раз, когда моей жене сообщили, что я мертв, мол, ждите тело, она ответила: «Пока он мне сам не позвонит и не скажет, что его нет в живых, не поверю».

— Борис Ильич, у вас для человека советской эпохи отменное чувство юмора.

— А что, вы думаете, если я комуняка, то не умею юморить? (Улыбается.) Помню, мне поручили вручить певцу Ивану Козловскому Шевченковскую премию. Мероприятие проходило в Большом театре в Москве. Ну я этого человека безмерно уважаю — он талант большой, в Бога верит, как и я. А перед началом церемонии я дал моим поэтам контрамарки: «Хлопцы, приходите, я сегодня буду в оперном петь — вместе с Козловским». Те рассмеялись, мол, брось ты. «Не верите? Если проиграете — мне ящик коньяка выставите». Ну вручи я премию, а на сцену вышел детский хор из Марьяновки его поздравлять. И я встал в ряд вместе с детками — это та еще картина: хор мальчиков и я — они запели, а я только рот открывал.

«Всю жизнь прожил с одной женой»

— Ельцин тоже, говорят, большим юмористом был — особенно после пятой рюмки. Петросян отдыхал.

— Он трусом был, только и мог, что на танк влезть и толкать речь. А юмор у него был весьма своеобразным, он же пил страшно — меры не знал, остановиться не мог. Он много употреблял, поэтому постоянно оскандаливался. Как-то в Беловежской Пуще надо было подписывать соглашение — Назарбаев сидит, Каримов, Ельцина нет. «Борису Николаевичу нехорошо, он не может к вам выйти». Конечно, если до этого неделю квасил! Каримов вышел из себя — он крутого нрава был: «Да что же это такое?!» В общем, выплывает Ельцин — никакусенький, сам себе говорит: «Борис, стой! Борис, стоять!»

— А вы сами лишены этих человеческих пороков — пьянства, прелюбодеяния?

— Ну как? Все относительно, смотря с кем сравнивать. Мужчина должен отдавать себе отчет в том, что делает. Кроме того, а может, он свою жену любит? Такое иногда тоже бывает. Я всю жизнь прожил с одной супругой — она журналистка, моя коллега, и мне ее любви вполне хватало всегда. Да и вы же не забывайте, что я — политический дядька, часто бывал за границей. В те времена там нужно было глядеть в оба. А то как-то один сотрудник КГБ по уши втрескался в жену филиппинского посла и совсем потерял контроль над собой. В один прекрасный день он заснул в одной постели с сексапильной креолкой, знойной женщиной — мечтой поэта, а проснулся... рядом с двумя угрюмыми личностями в штатском совсем другого пола. Те ему фотографии показывают, где он во всех мыслимых и немыслимых позах с соблазнительной мулаткой, — как тут откажешься сотрудничать? И на этот раз знаменитая «медовая ловушка» отлично сработала.

— Борис Ильич, так что же на самом деле было с этой Нобелевской премией? Номинировали вас или нет?

— Я сначала и сам ничего не знал — номинирован или нет. Позже узнал, что подписал документ сам Патон. Я говорю ему: «Борис Евгеньевич, ваша подпись для меня — это уже Нобелевская премия! Но саму премию мне не дадут». Намекали мне, мол, вы бы, может, Борис Ильич, заявление какое сделали, что рвете все отношения с коммунистами... Ну о чем они думают? Я партбилетом не швырялся в девяностые годы, когда только ленивый не бросался им. Так теперь-то чего отрекаться? Это фетишизация, а не премия.

— Скажите честно, за столько лет работы в политике вы хотя бы скопили что-то в чулочек на старость?

— Да моя супруга чулки не носит. А что деньги? Мне всегда их хватало — и когда я в «Молоді України» получал 80 рублей, и когда как народный депутат имел 800. И все эти должности, которые у меня были, мне, по большому счету, до лампады, вот вам сейчас первой это говорю. Если честно, меня и назначали на них, чтобы можно было безболезненно в любой момент турнуть. Я ведь жаловаться не побегу. Деньги актуальны только тогда, когда их нет. Когда они есть, их нужно тратить, потому что они требуют еще больших денег. Тут главное — не заболеть. Вы посмотрите на этих «олиграфов» — они уже не могут остановиться, тяжело больны — над златом чахнут. Там их и грохнут — на мешках с деньгами. Хоть бы копейку выделили на Фонд культуры! Удавятся! Вот те, кто сами честно зарабатывают своим трудом, дают деньги для поддержки юных талантов.

Беседовала Неля ХОЛОДНАЯ
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 224 от 22 марта 2013 года

Еще статьи:
Просмотров: 4069 |   Комментарии (0) Дата публикации: 28-03-2013

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Январь 2021    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Сентябрь 2020 (7)
Август 2020 (86)
Июль 2020 (90)
Июнь 2020 (76)
Апрель 2020 (11)
Март 2020 (86)