Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

«Секретные» материалы бахчисарайской милиции

 

Гонка за показателями по-прежнему остается «руководящей и направляющей силой», которая движет нашей милицией, по крайней мере бахчисарайской. По-другому трудно объяснить действия местного следователя, который идет на откровенное нарушение закона, лишь бы засадить гражданку С., якобы продавшую наркотики клиенту. Но далеко не все так просто в этой истории.

 

Совсем «секретный» агент

Начнем с того, что якобы покупатель травки по милицейской наводке ходил к гражданке С. не раз и не два — буквально преследовал ее с требованием продать ему зелье. Нельзя сказать, чтобы пришел он не по адресу: женщина в прошлом действительно употребляла наркотики, вела сомнительный образ жизни, что привело ее к тяжелому заболеванию. И с выбором кандидатуры С., скорее всего, именно по этой причине у правоохранителей сомнений не возникало — они были уверены, что она «попадется». А чтобы ускорить процесс «раскрытия преступления», решили поторопиться и с его собственно «совершением». Для этого среди своих поднадзорных выбрали гражданина с не менее сомнительной репутацией: засекреченный милицейский агент, имеющий конспиративную фамилию «Умеров», на самом деле был Александром М., ранее неоднократно судимым за грабежи и кражи, а на момент «контрольной закупки» к тому же находился под следствием за совершение очередной кражи. Засекреченный агент был хорошо знаком С., и какой, спрашивается, смысл использовать его для проведения «негласных следственных действий»? Да и были ли вообще эти самые действия?

В общем, спланированная провокация (а как иначе?) длилась долго — С. все отказывала и отказывала «Умерову» в продаже наркоты, а он, вместо того чтобы найти зелье в другом месте, все просил и просил его продать. В итоге, как следует из милицейских протоколов, гражданка таки уступила и продала провокатору требуемые наркотики, за что и была задержана. Впрочем, был ли этот факт на самом деле, доказать сложно, а сомнения в этом есть.

Например, гражданин «Умеров» на тот момент находился, как сказано выше, под судом, а спустя какое-то время после проведения «контрольной закупки» получил по части 3 статьи 185 за совершенную кражу самый минимальный срок — три года лишения свободы. Не этот ли явно договорной приговор стал причиной того, что гражданин «Умеров» согласился спровоцировать С. на продажу наркоты?

К тому же вышеуказанный агент «Умеров» оказался настолько «засекреченным», что все данные о нем в уголовном деле оказались вымышленными. Впрочем, даже с этим вымыслом следователь Исмаилов отказался ознакомить как саму С., так и нанятого ею адвоката. Мол, материалы уголовного дела — большой-большой секрет. Но закон-то просто обязывает следствие ознакомить с этими материалами и подозреваемую, и адвоката. Так кто прав, спрашивается, — закон или скромный бахчисарайский следователь?

Между прочим, и в Европейском суде по правам человека подобных дел рассматривалось немало, когда права подозреваемых были нарушены правоохранителями столь откровенно и когда имели место провокация преступления и необоснованное сокрытие доказательств. Совсем как в этом случае. И Европейский суд, как правило, принимает сторону потерпевших от правоохранителей, считая недопустимыми и незаконными подобные методы ведения следствия. В итоге государство за промашки своих правоохранителей вынуждено выплачивать огромные компенсации пострадавшим. Недавно, например, Евросуд присудил выплату в размере 60 тысяч евро матери умершего С., которого, по сути, замордовала милиция того же Бахчисарая.

«Пропавший» следователь

Однако «секретный» агент в этом де­ле — только цветочки, ибо следователь постарался сделать все возможное (и незаконное), чтобы «преступление» было успешно раскрыто. Для начала в приказном порядке известил адвоката о том, что он должен на следующий день, в определенное время, явиться в Бахчисарайский райотдел «для дальнейшего проведения следственных действий» с его подзащитной.

В тот же день адвокат сообщил, что он в это время занят в судебном процессе, и попросил перенести эти действия. Следующее приглашение звучало более двусмысленно: мол, адвокат должен явиться к следователю в период с 9:00 до 17:00, опять же, для проведения «действий».

Чтобы уточнить время явки, защитник попытался дозвониться Исмаилову на его мобильный, но следователь не отвечал на звонки. В райотделе его обнаружить также не удалось. Пришлось просить сотрудников милиции, чтобы они связались с коллегой. Одна из таких попыток удалась, после чего защитнику сообщили, что, мол, его подопечную увезли этапом назад в СИЗО и что никаких действий господин Исмаилов проводить сегодня не намерен.

Тем не менее недоверчивый адвокат таки добился разрешения замначальника бахчисарайского райотдела на встречу с «уехавшей по этапу» подзащитной С., которая по странной «случайности» оказалась в камере ИВС в этом же райотделе. Мало того, «пропавший» следователь таки посещал гражданку С. и даже приводил к ней двух понятых, которые зафиксировали факт ее отказа от проведения следствия и подписания каких-либо документов в отсутствие ее адвоката. А документы, на которые Исмаилов требовал от С. поставить подпись, были «всего-навсего» протоколом об окончании досудебного следствия и уведомлением о подозрении в совершении преступления, что автоматически меняет статус задержанной на подозреваемую.

Авось выживет...

Напомним, с материалами уголовного дела ни подозреваемая, ни ее адвокат ознакомлены не были, однако, несмотря на это, Исмаилов решил, что, следствие закончено — пора в суд. Кстати, особо «секретные» материалы дела, как, впрочем, и видеозапись с места проведения «контрольной закупки» — вовсе не секрет: они давным-давно были рассекречены постановлением прокурора Бахчисарайского района. Но вот следователь Исмаилов решил «засекретить» их исключительно от подозреваемой и ее адвоката, чтобы скорее получить приговор и поставить себе в графу «успехи» очередную галочку.

Кстати, отказал господин Исмаилов и в ходатайстве адвоката получить данные о состоянии здоровья его подопечной из Крымского республиканского учреждения «Центр профилактики и борьбы со СПИДом», где она состоит на учете как ВИЧ-инфицированная и страдающая гепатитом В и С. Решил, мол, нечего тут сантименты разводить, авось не помрет в процессе следствия и суда, а лечить ее пусть уже в зоне начнут.

Со своими жалобами на действия следователя адвокат обратился к следственному судье, но суд почему-то встал на сторону правоохранителя и производство по этим жалобам закрыл без рассмотрения. И все потому, что дело гражданки С. в ускоренном порядке, аккурат в день рассмотрения жалоб, было передано в суд. А это исключает возможность дальнейшего рассмотрения жалоб следственным судьей — теперь эти нарушения должны рассматриваться непосредственно в суде по уголовному делу гражданки С. Но вот суд-то тоже бахчисарайский — а ну как защитит честь Исмаиловского мундира и засадит С. без всяких на то доказательств?! Очень может быть...

Ванда ЯЗВИЦКАЯ
Фото Caricatura.ru
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 273 от 21 марта 2014 года

Еще статьи:
Просмотров: 2728 |   Комментарии (0) Дата публикации: 28-03-2014

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Сентябрь 2019 (56)
Август 2019 (88)
Июль 2019 (89)
Июнь 2019 (84)
Май 2019 (68)
Апрель 2019 (87)