Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

В чьих руках крымское золото?

Что таят эти раскопки?

Каждый год на полуострове поднимают из земли исторические ценности на миллион долларов

Сколько артефактов попадает в руки грабителей, какие предметы хранятся в частных коллекциях украинских олигархов и что будет с бесценными экспонатами музеев полуострова, отправленными на европейские выставки? Крымские археологи и историки рассказали газете «Крымский ТелеграфЪ» о ситуации с культурным наследием республики и о новых возможностях работы в составе России.

Сокровища Куль-Обы — в Питере, золото сарматской царицы — в Киеве

С начала XIX века крымская земля подверглась тотальной «вспашке»: древние артефакты искали и археологи, и военные, и просто мародёры. Раскапывая могилы, курганы и целые города, в большинстве случаев все они сталкивались с тем, что древние захоронения разграблены кем-то ещё до них. Однако оказывались среди охотников за сокровищами и счастливчики. Так, в 1830 году под Керчью археологи-любители достали из кургана Куль-Оба бронзовые котлы, серебряную посуду, огромное количество золотых украшений, а также знаменитый электровый сосуд с изображением скифских воинов. Сейчас этот клад находится в Эрмитаже. А в 1974 году археолог Аскольд Щепинский обнаружил захоронение сарматской царицы I века до н. э. — знаменитый Ногайчинский курган с множеством уникальных золотых изделий весом более двух килограммов. Эти находки были отправлены в Киев.

В 90-е годы, после развала Союза, началась волна неконтролируемых грабежей, когда содержимое могильников с особым цинизмом и откровенной дерзостью вместе с останками и ритуальной тризной разорялось, а драгоценные изделия попадали на чёрные рынки, после чего оседали в частных коллекциях.

Бизнес чёрных археологов

На чёрном рынке можно встретить даже неплохо сохранившиеся пулемёты и автоматы, которые были подняты с морского дна.

Сергей Воронов, директор Черноморского центра подводных исследований:

«Стоимость находок зависит от того, с какого корабля вещь и к какой исторической эпохе она относится. Дороже всего ценятся предметы XVII–XVIII веков из бронзы и меди. Любая надпись на рынде или штурвале автоматически удесятеряет стоимость».

Например, рулевое колесо британского парусника времён Крымской войны «Агнес Блейки», покоящегося на дне напротив Балаклавской бухты, может потянуть на чёрном рынке на пять тысяч долларов. Хотя историческая ценность такого артефакта намного больше. А учитывая, что подводное снаряжение и оборудование не из дешёвых (только подводный металлоискатель стоит минимум три тысячи долларов), подводная чёрная археология явно приносила колоссальный доход.

Вячеслав Зарубин, заместитель председателя Республиканского комитета по охране культурного наследия:

«К 2004 году в Крыму грабительство почти сошло на нет. Но потом, как мы знаем, к власти пришел коллекционер Виктор Андреевич [Ющенко] и начались послабления такие, что система стала разрушаться. А полномочия СБУ по борьбе с разграблением памятников передали милиции, у которой возможностей гораздо меньше».

Вскоре сотрудникам рескома удалось добиться того, чтобы большая часть крымских находок оставалась в музеях полуострова. Тем не менее за 23 года независимости Украины многие ценнейшие артефакты перекочевали либо в музеи Киева, либо в дома украинских олигархов.

Из могильников — в частные коллекции

В 2001 году бизнесмен Сергей Платонов передал 1300 золотых предметов древности Национальному музею истории Украины. Специалисты оценили их стоимость в 60 миллионов долларов. Среди них было скифское и сарматское золото, награбленное в девяностых и выкупленное Платоновым у чёрных археологов. Хотя, вполне возможно, и заказанное, ведь грабители обычно работали по наводке и за предоплату.

Юрий Зайцев, археолог:

«В коллекции „Платар“ где-то две трети — подделка, но всё же есть и подлинные вещи. Какая-то часть раннесредневековых вещей — это серебряные пряжки, фибулы, ожерелья, браслеты, серьги. Скорее всего, это из Усть-Альминского могильника».

Могильник под Севастополем с позднескифскими захоронениями занимает территорию в четыре гектара, и до грабительских раскопок его изученная часть составляла 5–7%. Как говорят археологи, артефакты, всплывшие на поверхность, — лишь капля в море из того, что по-прежнему остаётся в тени, учитывая масштабы разорения.

Вячеслав Зарубин:

«Мы знаем, что они есть, по каталогам, и на выставке в том же Нью-Йорке специалист может сказать, откуда вещь. Но если происхождение доказать можно, то как она там оказалась?.. Может, вещь ушла еще до Великой Отечественной войны или вообще до революции».

Пятьсот экспонатов музеев полуострова зависли в Европе

Сегодня самый главный вопрос для музейщиков — как вернуть экспонаты, отправленные в выставочное турне по Европе. Сейчас экспозиция «Крым — золотой остров в Чёрном море» представлена на всеобщее обозрение в Амстердаме. Коллекция включает около 500 экспонатов из четырех крымских заповедников. Это золотые и серебряные украшения, мечи, панцири, шлемы, домашняя утварь древних греков, скифов и других народов Крыма, которые собирались археологами на протяжении века. Но МИД Украины попросил власти Нидерландов способствовать возвращению культурных ценностей Крыма в музейный фонд Украины — мол, они должны вернуться на территорию страны.

Андрей Мальгин, директор Цент­рального музея Тавриды:

«Среди экспонатов есть наши ценности — это в основном керамический комплекс эпохи Великого переселения народов, пряжка орлиноголовая, несколько изделий из золота, скифское навершие в виде грифона, которое является эмблемой нашего музея. Экспонаты будут находиться на выставке до сентября, и сейчас мы совместно с Министерством культуры России и российским МИДом занимаемся вопросом их возвращения».

Вячеслав Зарубин:

«Вещи должны возвращаться в тот музей, из которого они выезжали. Музей никуда не делся — как стоял Центральный музей Тавриды, так он и стоит, как был Керченский заповедник, так он и остался. С музеями подписывали контракты, там это чётко написано».

Среди крымских ценностей — и предметы из знаменитой золотой кладовой, которые в числе 190 экспонатов из Керчи также находятся пока за границей. Это и статуя змееногой богини, и лапидарные стелы, и монеты времён Митридата IV Евпатора, и золотые украшения, в числе которых уникальная золотая гривна с окончаниями в виде львиных голов.

Судьба крымских ценностей в случае отправки в Киев может оказаться плачевной: по мнению директора Московского центра Льва Гумилёва Павла Зарифуллина, новое украинское правительство уже расплачивается с МВФ последним золотым запасом страны за предоставление займа, и в числе вывезенных из страны ценностей на сумму 20 миллиардов долларов фигурирует и скифское золото.

За год из крымской земли добывают артефакты на миллион долларов

А пока сотрудники рескома и Минкультуры думают о том, как юридически подковать свои доводы перед МИДом Нидерландов, крымские археологи всё же с надеждой смотрят в будущее. Ведь в составе России гораздо проще сохранить культурное наследие: Уголовный кодекс РФ предусматривает серьёзные штрафы за уничтожение или повреждение исторических памятников (до пяти миллионов рублей) и даже лишение свободы на срок до шести лет. А уж работы с металлоискателем российское законодательство существенно ограничивает.

Поле деятельности хоть и вспахано, но всё же поверхностно: ежегодно, по словам археологов, в ходе экспедиций в Крыму находят артефакты на сотни тысяч долларов.

Вячеслав Зарубин:

«Мы как-то подсчитали, сколько ежегодно в ходе раскопок археологи поднимают из земли материальных ценностей, которыми затем пополняют музеи. Это сотни тысяч долларов, а то и до миллиона доходит. Примерно на такую же сумму, а может, и больше, разворовывается и уничтожается».

Клад на 1,5 миллиона евро

Такова примерная страховочная стоимость всех крымских ценностей, находящихся в Амстердаме, по данным руководства крымских музеев и заповедников.

  • Керченский историко-культурный заповедник — более 600 тысяч евро.
  • Бахчисарайский историко-культурный заповедник — около 500 ты­сяч евро.
  • Центральный музей Тавриды — 170 тысяч долларов.
  • Национальный заповедник «Херсонес Таврический» — 175 тысяч евро.

Алексей ПРАВДИН
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 275 от 4 апреля 2014 года

Еще статьи:
Просмотров: 4235 |   Комментарии (0) Дата публикации: 7-04-2014

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Январь 2020    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Январь 2020 (46)
Декабрь 2019 (86)
Ноябрь 2019 (87)
Октябрь 2019 (88)
Сентябрь 2019 (87)
Август 2019 (88)