Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Олег Савельев: «У нас амбициозные задачи!»

«Государство должно помогать инвесторам, готовым развивать Крым»

Министр РФ по делам Крыма рассказал газете «Крымский ТелеграфЪ» о ведомстве и о своей роли на полуострове

Глава Министерства РФ по делам Крыма Олег Савельев с журналистами общается нечасто, оставаясь одним из самых закрытых политиков. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в интернете его имя упоминается только в официальных сообщениях, связанных с чиновничьей деятельностью, — интервью по личным вопросам не встретишь. Однако «Крымскому Телеграфу» удалось пообщаться с министром не только на серьёзные темы.

Ключевой вопрос

— Вы знаете, Олег Генрихович, вас в СМИ уже прозвали антикризисным менеджером в связи с непростой ситуацией, в которой сейчас находится Крым. А как вы сами ощущаете свою роль?

— Тут вопрос не в том, как я ощущаю... Наша задача — не выйти на средний уровень Российской Федерации. Нам нужно многое сделать лучше и эффективнее. Именно поэтому мы пошли на всеми сейчас критикуемый, но мною поддержанный эксперимент по передаче федеральных полномочий Совмину Крыма и Севастополю.

— Какие цели у вашего министерства на данном этапе?

— Это две главные задачи, которые мы решаем, и надеюсь, что успешно! Во-первых, это подготовка федеральной целевой программы по развитию Крымского полуострова до 2020 года, которая будет основным, а может, и единственным источником финансирования государственных инвестиционных расходов в Крыму. И в этом вопросе ключевым элементом является энергетическая безопасность. Объединение энергосистемы республики с единой энергосистемой Российской Федерации потребует достаточных затрат на подготовку сетевого хозяйства, на создание перехода через Керченский пролив и на подключение имеющихся сетей к инфраструктуре. При этом важнейшим моментом является строительство собственной генерации в Крыму. Предполагается, что до 2018 года будут введены мощности в размере около 170 мегаватт. Мы планируем, что это строительство будет осуществляться за счёт средств частных инвесторов.

В рамках рабочей группы государственной комиссии по инфраструктурному обеспечению, которую я возглавляю, мы ведём переговоры с конкретными инвесторами. Актуаль­ной темой является, конечно же, и транспортная инфраструктура.

— Эта работа ведётся также в рамках федеральной программы?

— Да. С одной стороны, ажиотаж на паромной переправе даже радует, ведь это означает, что такое количество людей стремится приехать в Крым. Но вопрос доступности полуострова остаётся ключевым. Предполагается строительство совмещённого мостового перехода, который пройдёт через Тузлу, а не через Керчь, как это планировалось ранее. Это делается для того, чтобы не нарушать работу переправы, которая для нас сегодня крайне важна. Кроме того, в этом случае мы получаем существенную экономию ресурсов. Предполагается, что предельная стоимость строительства составит чуть более 246 миллиардов рублей. Завершить строительство должны к 2018 году.

К этому времени будут готовы и все подходы как со стороны Крыма, так и со стороны Краснодарского края, на что также выделяются средства в рамках программы. При этом речь идёт о реконструкции как автомобильных, так и железнодорожных путей.

— Уже велись разговоры и о стро­ительстве новых трасс.

— Действительно, помимо собственно моста, ключевой задачей является и создание современного транспортного каркаса. Крупнейшим проектом, который будет начат в следующем году, а может, и в конце этого, является основная трасса Керчь — Белогорск — Симферополь — Бахчисарай — Севастополь. Приоритетной является и трасса на Евпаторию, после чего мы начнём приводить в соответствие с международными стандартами дороги, идущие к границе с Украиной.

«Железного занавеса не будет»

— Владимир Путин подписал закон о создании игорной зоны. И уже определена территория — ЮБК. На ваш взгляд, может, стоит создать её в менее пропиаренных местах Крыма?

— А мне Арабатская стрелка нравится (улыбается).

— Мне тоже. Я там выросла.

— Серьёзно? Я туда один раз съездил.

— Недавно были?

— 11 мая? (Уточняет у пресс-секре­таря.) Да-да, точно, ещё маки цвели. В общем, мне очень понравилось.

— А где именно были?

— Я просто по ней проехал. Думаю, что увидел максимум треть. Мне Алексей Чалый (экс-мэр Севастополя. — Ред.) подсказал, что есть такое совершенно уникальное место. Знаете, ветер дул со стороны Азовского моря и была такая лёгкая муть, зато со стороны Сиваша — абсолютная гладь... Впечатляет! При этом там достаточно территории. Другое дело, что нужно смотреть, насколько это уникальный природный объект: если эти места используются птицами для перелёта, то лучше такую территорию не трогать. Потому что, когда идёшь, птицы выпархивают прямо из-под ног.

— Крым, конечно, разнообразный. И у нас есть и территории, которые находятся не вблизи моря, поэтому им уделяется меньше внимания. Всё же, возвращаясь к игорной зоне, не было бы более логичным создать её в регионах, которые сейчас не востребованы?

— Привлечение туристов к местам, которые сейчас не востребованы, и строительство казино — это немного разные задачи. В рамках той же федеральной программы предусматриваются средства на инфраструктурное обустройство новых туристско-рекреационных направлений. Хотя они будут частично пересекаться с действующими, такими как Евпатория или Коктебель. Но у той же Евпатории, например, огромный потенциал, а используется он сейчас минимально.

Если говорить о казино и вообще об игорной сфере, то следует понимать, что речь идёт о цивилизованном, легальном, современном бизнесе, и это крайне непростая работа. В мире не так много специалистов, которые хорошо представляют себе все риски, и, насколько мне известно, сейчас с ними активно ведутся консультации, в том числе по тем условиям, при которых мы можем получить серьёзные частные инвестиции. Мы говорим не о создании каких-то загончиков с «однорукими бандитами» (популярный игровой автомат. — Ред.), где крымчане будут проигрывать последние деньги. Речь идёт о серьёзных капиталовложениях, о современном — уровня Монако — комплексе. И во многом место будет определяться теми инвесторами, которые согласятся вкладывать очень немаленькие деньги в эту деятельность.

— Но если всё-таки говорить о территориях, которые сегодня не развиваются... Степной Крым, например, где нет ни гор, ни моря, где наблюдается отток молодёжи. Есть какие-то планы по изменению этой ситуации?

— Понимаете, мы можем придумать эти планы, но государство не сможет их самостоятельно реализовать. Да, мы в состоянии начинать строительство новых предприятий и создавать рабочие места, но, как показывает практика, это не лучший вариант. Государство должно быть готово помочь тем инвесторам, просто инициативным людям при развитии конкретных проектов.

Скажем, если говорить о западной части Крыма, то там сейчас прорабатываются варианты по закладке в промышленных масштабах садов, проекты по переработке винограда в концентрат. И мы, как государство, должны максимально содействовать этим процессам, в том числе закладывая инфраструктуру. Думаю, что степная часть Крыма найдёт своих инвесторов, и в первую очередь в агропромышленной сфере.

— Очень сомнительно, что сейчас, учитывая сложную политическую ситуацию, к нам будут заходить иностранные инвесторы...

— Будут! Слышали, итальянский кутюрье уже пообещал бесплатно сшить по пять костюмов каждому, на кого наложены санкции? (Улыбается.) Не так давно я разговаривал с одним из действующих иностранных инвесторов, который подтвердил свои намерения не только оставить те инвестиции, которые были сделаны ранее, но и расширять сотрудничество. Есть и ряд новых предложений.

К тому же американский бизнес провёл акцию против санкций США по отношению к России. Всё громче звучит голос немецких предпринимателей в связи с потерями, которые они несут из-за санкций. А ведь это пока ещё только их санкции — без наших ответных действий!

— Это если говорить о бизнесе, а какова ситуация с простыми людьми? Крымчане боятся оказаться за железным занавесом в связи с санкциями Европы и не иметь возможности выехать куда-то. Каким образом будет решаться этот вопрос?

— Пока таких санкций нет...

— Но у крымчан пока и загранпас­портов нет.

— Поэтому сейчас основная задача — их получение. Я сам попал под все санкции. У меня было сомнение по поводу Австралии, но на днях опубликовали полный список, и я убедился, что меня и туда не пустят. В свете того, что вообще происходит, мы, конечно, можем ожидать самых сумасшедших вещей, но это, скорее всего, будет бить не только по крымчанам, но и по всем россиянам. Однако пока нигде не прозвучало, что граждане России как-то ограничены в передвижениях. И на сегодняшний день я не ожидаю таких проблем для обычных людей с российскими документами. Другое дело, что нужно максимально быстро разворачивать оформление загранпаспортов, но в первую очередь нам надо завершить выдачу общегражданских паспортов.

«Разнообразие Крыма впечатляет!»

Самый страшный зверь

— В Крыму одна из самых острых проблем — ситуация с крымскими татарами, которые на протяжении всех лет независимости Украины пытались добиться восстановления своих прав. Сейчас говорят о том, что до 2017 года земля, захваченная ими, будет «амнистирована». Действительно ли удастся разрешить проблему за столь короткий срок?

— Крайне важно провести инвентаризацию тех потребностей, которые есть у крымских татар и других репрессированных народов, и предложить механизмы, как эти потребности, в том числе жилищные, социально-бытовые, культурные, удовлетворить. Ключевой задачей, которую я здесь вижу, является вовлечение национальных общин в определение этих потребностей. В этом значительно поможет полная перепись населения, одним из вопросов которой как раз и является инвентаризация текущего состояния дел.

Я общался с рядовыми представителями народа, и они соглашаются с тем, что попытка всё время шантажировать власть (не важно какую — украинскую, крымскую или российскую) проблемами крымскотатарского народа — это просто недостойное цыганство. Мы должны строить наше будущее вместе и решать существующие проблемы сообща. Ведь речь идёт о том, чтобы нуждающиеся получили благоустроенное жильё, а не о том, чтобы захватить землю, а потом спекулировать ею.

И то, как быстро эти проб­лемы будут решаться, во многом зависит от позиции самих общин и глав муниципальных образований, где эти общины проживают.

— Мнение крымскотатарской общины в том числе зависит и от официальной позиции меджлиса.

— Почему вы так считаете?

— Общалась с крымскими татарами. Так всё-таки деятельность этой политической структуры является проблемой в Крыму и каким образом будет взаимодействовать правительство с меджлисом?

— На самом деле я с большим интересом разбирался, как формируется меджлис. Пришёл к выводу, что по-настоящему хорошо. Только я не понимаю, почему меджлис должен проводить учёт объектов водоснабжения, заниматься проблемой детских садов, недостроенных жилых домов, ведь это не его функции. Это вопросы, которые касаются органов исполнительной власти, но получается, что ими спекулируют политики. Меджлис должен помогать этой нормальной работе именно как общественно-политическая или просто общественная организация. Если этого не будет, ну, это не очень хорошо, но такая работа так или иначе будет вестись.

В этой парадигме цыганства и вымогательства денег слишком много всего намешано. Если власть не хочет решать проблемы, а предпочитает просто давать деньги, а меджлис, грубо говоря, сидит на кассе и раздаёт эти деньги — где-то решая проблемы, а где-то и не решая, — это, поверьте, вызывает очень серьёзное напряжение у тех же крымских татар. На самом деле мы сами иногда, причём совершенно незаслуженно, раздуваем функцию меджлиса, пытаясь как-то... бороться с ним. Знаете, страшнее кошки зверя нет. В любом случае речь идёт о том, чтобы пошагово выстраивать нормальную, конструктивную работу с видимыми результатами. И для меджлиса будет крайне важно участвовать в этой работе, чтобы сохранить свой авторитет.

«Красота Крыма — в его разнообразии!»

— А до мартовских событий вы в Крыму бывали?

— Да, был один раз, будучи пятиклассником. Отдыхал с братом и мамой где-то в районе Солнечногорска. Запомнил, как катился с какой-то горы на воинскую часть, висел на колючем кусте, пока брат меня оттуда палкой доставал (улыбается). Помню виноград. И крабика маленького, которого мы поймали, а он от нас убегал. Я маленький ещё был... А после этого как-то не доводилось.

— После вашего назначения была ли у вас возможность увидеть Крым? Семье успели показать полуостров?

— Нам повезло, что Крым моментально включили в сетку спортивных мероприятий России. Мой сын-второклассник, который занимается большим теннисом, обнаружил открытый симферопольский турнир и записался на него. Ну, конечно, приехал с моей супругой и двенадцатилетней дочкой. Но Крым они смотрели без меня, я работал. Поездили по разным городам. В Балаклаве были на рыбалке — ловили ставриду, что для мелкого было настоящим счастьем. А сам я даже в море ещё ни разу не купался — становлюсь настоящим крымчанином. Правда, я стараюсь воспользоваться возможностью и вместе с блестящими севастопольскими дайверами понырять в Чёрном море, что до этого никогда не делал. Дочка тоже дайвингом активно увлекается. Уже дошла до высшего уровня в своей возрастной категории. Когда удаётся вместе понырять — это, конечно, большая удача.

— А вообще какой у вас любимый отдых?

— Раньше я уходил в лес и жил там один, без палатки и особых припасов. Но это было давно. Ходил и в горы когда-то — была альпинистская подготовка. С парашютом прыгал. А сейчас самый лучший отдых — на даче, которая у меня под Питером находится.

— Самое большое открытие для вас о Крыме?

— Это то, насколько он разный! Даже море отличается, например, в Евпатории и Феодосии. При этом на севере Крыма совершенно другие, по-своему необычные места. Это разнообразие впечатляет.

Личное дело

Олег Генрихович Савельев родился в 1965 г. в Ленинграде.

В 1988 г. окончил радиофизический факультет Ленинградского политехнического института.

1995 г. — руководитель Цент­ра избирательных технологий в предвыборном штабе партии «Наш дом — Россия».

1996 г. — главный PR-тех­но­лог в предвыборном штабе Бориса Ельцина.

1998 г. — руководитель кампании Александра Лебедя на выборах главы администрации Красноярского края.

1998–1999 гг. — заместитель председателя правления Московского фонда президентских программ.

2008–2014 гг. — заместитель министра экономического развития РФ.

С 31 марта 2014 г. — министр РФ по делам Крыма.

Беседовала Евгения КОРОЛЁВА
Фото В. Зайцев
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 291 от 8 августа 2014 года

Еще статьи:
Просмотров: 3744 |   Комментарии (0) Дата публикации: 15-08-2014

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Июль 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Июль 2019 (53)
Июнь 2019 (84)
Май 2019 (68)
Апрель 2019 (87)
Март 2019 (92)
Февраль 2019 (79)