Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Ирина Скворцова: «Надо осознать, что многого ты уже не сможешь...»

Ирина Скворцова
В знаменитом евпаторийском Центре паралимпийской и дефлимпийской подготовки и реабилитации инвалидов состоялась презентация этого объекта для российских спортсменов. До сих пор центр остаётся частной украинской территорией, но сейчас он пытается выйти на новый уровень работы. Среди приглашённых оказалась и бывшая спортсменка Ирина Скворцова, пережившая страшную аварию на Кубке Европы по бобслею в 2009 году. Перед интервью я посмотрела множество её снимков. Почти на всех девушка улыбается. Такая она и в жизни — сияющая, открытая, невероятно обаятельная. Трагическая авария в Германии изуродовала тело, но не душу. Костыли, от которых она пока не может до конца отказаться, кажутся нелепостью, диссонируя с её неуёмной энергией. Впрочем, при мне она ни разу к ним не прикоснулась, что лучше слов говорит, чего ей удалось добиться за эти пять лет...

«Главное, чтобы центр не пустовал»

— Вы впервые в этом центре? Или уже бывали здесь раньше?

— Нет, не была. Раньше даже не знала о его существовании.

— И как впечатления?

— Только положительные. Никогда не видела, чтобы в одном месте было всё. Всё, что нужно для людей с ограниченными физическими возможностями. Конечно, я в восторге.

— Этот центр сегодня является украинским. Уже есть какие-то договорённости по его работе?

— Об этом лучше поговорить с директором, потому что я приехала только посмотреть. Я думаю, не будет препятствий, чтобы здесь тренировались и украинские, и российские спортсмены. Самое главное сейчас — чтобы этот центр не пустовал, чтобы он получал средства на развитие и поддержание всех объектов. Будет очень обидно, если он не станет задействован надлежащим образом.

«Прошлой жизни не будет»

— Для людей, которые получают травму, очень важно быть самостоятельными. Наверное, и вы сталкивались с такими проблемами. Что самое важное на этом этапе, когда человек заново пытается социализироваться?

— Осознать, что ты многого не сможешь. Человек садится в коляску, а раньше он бегал и прыгал, и ему необходимо принять для себя, что прошлой жизни не будет. Будет всё по-другому. В этом центре есть дорожка с препятствиями — с галькой мелкой, с галькой крупной, деревянное покрытие и бордюры. И колясочник учится передвигаться. Это здорово, потому что в Германии я всему училась сама — как передними колёсами на бордюр взбираться, как на горку подниматься. Помню, первый раз сорок минут думала, как мне попасть в душевую кабину. Залезла. Но потом мне понадобилось ещё сорок минут, чтобы понять, как выйти оттуда. А в этом центре всё адаптировано — душ, пандусы, унитазы.

— Но ведь тут есть и обратная сторона. Люди привыкают к удобствам, а потом уезжают в обычные города, где ничего этого нет...

— Но так они вообще не представляли бы, как можно что-то сделать, а тут им дают эту модель. Они приезжают домой и начинают менять среду под себя. А когда нет модели — на что ориентироваться? Человек вообще в прострации находится. Ну да, это тяжело — возвращаться из такого центра. То же самое было со мной. В Германии всё адаптировано для колясочников, а когда я вернулась в Россию... Хорошо, что одна нога у меня работала.

«Не найду ничего лучше бобслея»

— После аварии вам часто задавали вопрос о паралимпийских видах спорта, на который вы стандартно отвечаете: «Не моё». Не передумали? Ведь наверняка соскучились по спорту.

— Нет, не передумала, не соскучилась. И вряд ли когда-нибудь передумаю. Была в спорте — хватит. Да и не найду я ничего лучше бобслея.

— Сейчас уже говорят о развитии паралимпийского бобслея...

— Да вы что?! Мне кажется, вряд ли. Это очень опасный вид спорта. Не пойдут на это.

— Читала, что даже в Сочи хотели запустить первую команду.

— Сомневаюсь. Скорее всего, это была утка. В ближайшие несколько лет вряд ли появится паралимпийский бобслей.

— Тогда в какой сфере вы себя видите?

— Стыдно, но ещё не определилась. Если раньше у меня была одна цель и я к ней шла, то теперь всё раздробилось на кусочки. Сейчас цель — это операции.

— Пластика?

— Да. Их предстоит не меньше пяти. Это года полтора-два. Ни о какой работе речь не может идти. Ещё одна цель — закончить институт. А дальше — семья, дети. Но работа — это тоже важно. Надо что-то искать, но пока сложно.

— Прошло уже пять лет после аварии. Какие события за это время считаете самыми значимыми?

— Олимпиада, само собой. Я всегда хотела попасть на Игры. Как говорится, нужно правильно конструировать желания. Ведь я не уточняла, в качестве кого хочу там побывать. Вот и попала, но уже не спортсменкой, а зрителем. Ещё одно значимое событие — пластические операции начались. Я три года этого ждала.

«Не выйду замуж за актёра или журналиста»

— Вы уже упоминали об Олимпиаде. Всем было интересно увидеть вас рядом с Путиным, но расскажите о другом — как вы несли факел во время эстафеты? Что для вас это означало?

— В тот момент я думала только о том, чтобы не упасть. Распластаться на асфальте, как звёздочка, с факелом в руках на глазах у всего мира — это было бы шикарно! (Улыбается) Мне позвонили из Оргкомитета, я согласилась, но спросила: «А как я понесу, ведь я на костылях?» Там возник ступор. А я была сразу после операции, мне вообще нельзя было ходить без костылей. Факел тяжёлый — около трёх килограммов, нести на вытянутой руке — это очень сложно...

— Раньше вы говорили о том, что хотите поддерживать молодых спортсменов. Эта идея жива?

— Идея сохранилась. Но для этого нужны связи и возможности. Для этого нужны хорошая бригада и финансовая основа. Пока пытаюсь этим обзавестись. Надеюсь, что получится. А ближайшие год-два буду лечиться, не смогу разрываться. А потом займусь очищением организма, потому что это важно для рождения детей...

— Уже второй раз упоминаете семью, детей... Не могу не спросить о личной жизни...

— Нет. Молодого человека у меня нет, не встретила ещё. Есть люди, которым я нравлюсь, но чтобы мне понравился...

— У вас завышенные критерии к мужчинам?

— Не-е-ет! Но хотелось бы мужчину своего уровня. Иначе всё равно будет какой-то психологический дискомфорт, будут разногласия. Но опять же: любовь зла — полюбишь... и другого человека.

— Своего мужа спортсменом представляете?

— Не обязательно спортсменом, другое скажу — с актёрами и журналистами связываться не буду.

— Был печальный опыт?

— Да нет. Просто это люди с ранимой душой, а я бываю иногда очень жестоким человеком.

— Может быть, последние пять лет вы пытаетесь ограничить общение с людьми, поэтому никого и не встретили?

— Наоборот! Круг знакомых и друзей значительно расширился. От многих после травм отказываются друзья, родные. Мне повезло. Друзья забирали меня из реабилитационного центра на выходные, возились со мной, когда я была на коляске. Сначала тушевались, не знали, как мне помочь, боялись спросить о чём-то. Но я не выдержала и сказала, что мы можем общаться, как раньше. И они поняли, что всё в порядке. Но могу сказать, что появилось и много комплексов. За эти пять лет ни разу не плавала, в бассейн не хожу.

— Стесняетесь?

— Да. Тело повреждено очень сильно. Может, из-за этого и личная жизнь не складывается. Поэтому пластика для меня имеет огромное значение. Уже сделали операцию на животе, и я могу кофточки надевать без корсета. Хочется сделать полный косметический ремонт тела.

— Наверное, это и есть главная мечта на сегодняшний день?

— Мечта? Детей хочу!

Досье «КТ»

Ирина Скворцова родилась 17 июля 1988 года в Москве. 23 ноября 2009 года на Кубке Европы по бобслею во время тренировочных спусков на санно-бобслейной трассе немецкий судья Петер Хелль дал команду начинать заезд мужской двойке при красном сигнале на старте. В результате они врезались в стартовавший ранее и перевернувшийся женский экипаж Надежды Филиной и Ирины Скворцовой. В клинике 21-летняя спортсменка провела около четырёх месяцев, перенесла более 50 сложнейших операций, в том числе на особенно пострадавшей правой ноге.

11 октября 2010 года в немецком суде виновником произошедшего столкновения признали арбитра, которого оштрафовали на 3600 евро. Также от Немецкого союза бобслея и скелетона Ирина получила компенсацию в размере 650 тысяч евро.

Ирина Скворцова стала одним из первых факелоносцев эстафеты олимпийского огня зимних Игр. Во время церемонии открытия Олимпиады в Сочи экс-биатлонистка сидела на зрительской трибуне рядом с президентом России Владимиром Путиным.

Беседовала Евгения КОРОЛЁВА
Фото В. Зайцев
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 299 от 3 октября 2014 года

Еще статьи:
Просмотров: 3846 |   Комментарии (0) Дата публикации: 9-10-2014

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Октябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Октябрь 2019 (57)
Сентябрь 2019 (87)
Август 2019 (88)
Июль 2019 (89)
Июнь 2019 (84)
Май 2019 (68)