Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Вячеслав Лебедев: «Нас обманули ещё в 1991 году»

Вячеслав Лебедев: «Не было бы тогда борьбы — не было бы и сегодняшних событий»

Именно тогда был заложен фундамент нашей государственности, хотя Украина планомерно и порой агрессивно нивелировала все попытки Крыма стать независимым от неё и сделать выбор в пользу России. В этом номере мы начинаем публиковать серию интервью с людьми, которые были непосредственными и важными участниками тех событий.

— Когда впервые возникла идея возвращения Крыма в состав России? Какими были первые шаги в этом направлении?

— Пожалуй, в 90-м году. Началось всё с того, что разрешили выбирать депутатов не по партийной квоте коммунистов, а на демократической основе. И депутатами стали Юрий Мешков и Борис Кизилов. И на первой же сессии областного совета Мешков заявил о необходимости возвращения Крыма в Россию, то есть об отмене актов 1954 года.

Но когда дело дошло до референдума, назначенного на 20 января 1991 года, приехал председатель Верховного совета Украины Леонид Кравчук, поработал с нашими депутатами... И вместо вопроса об отмене актов 1954 года на референдум был вынесен вопрос о восстановлении статуса автономной республики. Хотя восстановить должны были в составе России, а не Украины, но этот момент как-то завис, движение поутихло, а в августе произошёл путч, реалии изменились и страна стала рушиться. Потом на 1 декабря назначили референдум о поддержке независимости Украины, а мы стали добиваться, чтобы на тот же день был назначен референдум о независимости Крыма. Тогда Мешков объявил голодовку и человек десять поддержали эту акцию, я был среди них. Увы, мы проиграли тогда. А ещё мне запомнилось, что в сентябре Украина сказала: в Крыму 54% голосов будет за Украину. Именно такой процент и получился. Они всё заранее знали. Нас обманули ещё тогда, в 91-м. Свезли во все пансионаты, санатории людей с материка, нагнали военных и разрешили голосовать в нарушение всех законов о проведении референдума.

— Какие процессы, скрытые от глаз рядовых граждан, происходили, когда президентом Крыма стал Юрий Мешков?

— Противостояние шло сильное между Мешковым и Багровым. Николай Багров — очень опытный аппаратчик и делал с депутатами что хотел, знал, на кого как нажать, и они голосовали так, как ему нужно было. И, конечно, когда он разрешил проводить здесь президентские выборы, его целью было самому избраться. Юрия Мешкова сначала никто всерьёз не рассматривал, но когда провели среди крымчан опрос, стало понятно, что шансы имеет только он. Мешков был человеком, который нёс знамя и которого несли, как знамя. Но получилось, как говорится, из грязи в князи. Помню, у него денег не было, чтобы костюм купить, ему охранник дал денег костюм для инаугурации купить... Могли ли мы в тот момент провести референдум о независимости, о котором мечтали? Шанс был, но для этого нужно было сменить Багрова на посту председателя Верховного совета, а Мешков медлил и в результате получил мощную оппозицию.

— Какое было самое удачное и самое неудачное, на ваш взгляд, решение Мешкова на посту главы республики?

— Самое удачное то, что Мешков по­ехал в Москву и привёз оттуда правительство во главе с Евгением Сабуровым. Сабуров в правительстве России работал, очень видный экономист был. В марте, когда он начал работать, наполняемость бюджета была меньше 20%, а в сентябре, когда его отстранили от должности, наполняемость составила уже 90%, а по итогам года было около 140%!

Самое же неудачное решение — назначение Сергея Цекова председателем Верховного совета. Хоть Цеков и за русскую идею был, но чисто карьерист. Он начал свою игру вести вместо того, чтобы поддерживать Мешкова. И это отразилось крайне негативно на ситуации. Пошли разборки, интриги, разлад в команде, повылезали всякие уголовники, начали свои условия диктовать. В итоге начались процессы, когда всё стало неуправляемым. В конце концов Мешков распустил Верховный совет, но у него не было никакой реальной силы, он не мог удерживать власть в одиночку. Были со стороны его оппозиции, от Цекова, предложения договориться, но, увы, ни к чему это не привело, кроме отставки крымского президента и того, что у Украины появился великолепный шанс резко ограничить всякую крымскую самостоятельность вообще.

— Какие можно провести параллели между референдумом 1991 года, борьбой за крымский суверенитет, периодом президентства Юрия Мешкова и событиями «Крымской весны»? Ведь, кажется, что это всё звенья одной цепи — путь к воссоединению с Россией...

— Конечно, все это взаимосвязано. Не было бы тогдашней борьбы, первого референдума, всего движения дальнейшего, пусть и медленного, не было бы и нынешних событий. Почва для «Крымской весны» была подготовлена, понимаете. Идея всё время, с начала 90-х годов, витала в воздухе. Но есть и разница: мы пытались провести референдум «снизу», а сейчас получился референдум «сверху». В Крыму, глядя, как разворачиваются события в Киеве, поняли, что нужно на себя больше ответственности брать и полномочий. Но в целом получается так, что мы тогда поставили проблему, а они её сейчас решили. Мы начали, а они завершили процесс. Мешкова задевает, что остался не у дел, что его практически не вспоминают, хотя он был одной из ключевых фигур процесса. И, по моему разумению, не напрасно он недоволен. Вот, медали давали за возвращение Крыма в состав России, уж Мешкову-то должны были дать! Но не удостоили... Он сейчас критикует и Константинова, и Аксёнова, и Цекова, но его друзья говорят: вспомните, когда вы стали президентом, какие потоки грязи лились от ваших оппонентов?! А теперь у нынешних лидеров похожая ситуация, их критикуют, но мы их всё равно будем поддерживать. Пройдёт некоторое время — и посмотрим, будут они справляться или нет, а пока пусть рулят.

— А могло ли так случиться, что и на этот раз устремления крымчан быть вместе с Россией не воплотились бы ни во что конкретное?

— Думаю, нет. На этот раз позиция российского руководства была совсем иная. А это крайне важный фактор. Ведь какая была позиция Ельцина? Чего стоит его знаменитая фраза: «Буду я из-за Крыма ссориться с Украиной?!» А позиция Путина была совсем другая. Конечно, тут Россия перед референдумом проводила опрос, чтобы разобраться, стоит ли игра свеч. И поняли, что игра стоит свеч. Позиция президента России сыграла решающую роль. Надо ещё заметить, что тогда, в 90-х, во главе Верховного совета Крыма стоял Багров, который считал, что полуострову будет лучше в составе Украины, и был против российского влияния, а сейчас у нас Константинов, который за Россию.

Досье «КТ»

Вячеслав Лебедев — журналист, политолог, крымский общественный деятель, в 1994–1995 годах — пресс-сек­ретарь первого и единственного президента Республики Крым Юрия Мешкова.

 

Фото Архив «КТ»
Беседовал Дмитрий СМИРНОВ

Еще статьи:
Просмотров: 3184 |   Комментарии (0) Дата публикации: 26-03-2015

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Сентябрь 2019 (65)
Август 2019 (88)
Июль 2019 (89)
Июнь 2019 (84)
Май 2019 (68)
Апрель 2019 (87)