Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Я — твоя мама, вот мой дом

Я — твоя мама, вот мой дом
Родная мать пытается нажиться на собственном сыне, которого воспитала и вырастила мачеха
Родители бывают разные: строгие и добрые, внимательные и равнодушные, родные и приемные, хорошие и плохие. В истории, которую мы вам расскажем, есть и те, и другие, и третьи. И только суд определит, кто именно ребенку роднее, а кто просто наживается на беде мальчика.  
Кому он нужен,этот мальчик
Сережа появился на свет, когда родители были уже в разводе. Пришлось им вновь заключать брак, но вот жили вместе они недолго, и в девятилетнем возрасте мальчик остался жить с папой. Насовсем. И все последующие шесть (!) лет мама о нем если и вспоминала, то на свиданиях не настаивала. 
Папа женился раз, потом другой, но обе мачехи считали ребенка своим, родным, и попыток уйти к биологической матери он не предпринимал. 
А потом случилось несчастье: папа, сотрудник милиции, тяжело заболел, и как ни бодрился, ему было ясно, что проживет он недолго.  
Перед смертью отец хотел обеспечить будущее сыновей (есть еще и старший), для чего решил продать полупригодный для проживания домик в селе Софиевка Симферопольского района. В доме этом давно уже никто не жил, сам хозяин и его сын проживали сначала в поселке Гвардейском, а потом в доме его третьей жены Елены, нынешней мачехи Сергея. На вырученные от продажи дома деньги была куплена квартира в селе Новый Сад, да еще что-то осталось на лечение отца, вернее, на уход за ним. 
Сознавая, что умрет, отец Сергея беседовал с ним, спрашивал, с кем он хочет остаться — с матерью, которую он шесть лет не видел и не слышал, или с Еленой, нынешней его женой, которая считает его своим сыном? Сергей отвечал: «Я останусь здесь, я никуда не уйду». 
И тут, кстати, о родной вроде маме мальчика: отец хотел узаконить все взаимоотношения еще до смерти, потому и попытался сначала лишить бывшую жену Светлану родительских прав. Биологическая же мама — дама не промах, мужу ответила так: ты дом продал, давай мне 10 тысяч долларов, и пусть пацан живет у тебя, я подпишу нотариальный отказ от ребенка. Он не дал — не было таких денег, да и не поверил он ей. 
Заседание комиссии о лишении родительских прав мамаши Светланы состоялось после смерти отца, самого 14-летнего подростка члены комиссии выставили за дверь, зато трогательным словам мамы поверили сразу. Прониклись ее заботой о судьбе сына настолько, что даже не удосужились проверить, где и с кем живет мальчик, кто его кормит, содержит, любит, наконец. 
Мачехе Елене в опекунстве отказали в самой категоричной форме, заявив, что она — аферистка и ей нужны только полагающиеся Сереже квадратные метры жилплощади. И что же это от такой мошенницы не хочет уходить мальчик Сережа, с которым его родная мама на заседании даже не поздоровалась? Комиссия настаивала, чтобы мачеха отказалась от мальчика: мол, да отдайте вы мальчика маме, он вам нужен? А Елена твердила: «Ну как же я его выгоню, мы же семья». 
Кто и в чем «заинтересован»?
Сережа остался жить у мачехи, но после смерти отца в семье стали возникать совершенно неожиданные проблемы: во-первых, мальчика отказались прописать в квартире, которую отец купил, — нет еще ему 15-ти лет, потом пропишем. Во-вторых, пенсию по потере кормильца, которую должен был получать подросток, оформила на себя…его мама, не пожелавшая даже встретиться с сыном, действительно потерявшим отца-кормильца. У мамы как раз проблем с кормильцем нет — она успешно вышла замуж за гражданина Турции, но денег-то много не бывает, вот и Сережина пенсия ей показалась не лишней. 
Но дальше — больше: не успев «продать» право на ребенка его отцу при его жизни, мадам решила сделать это посмертно. Своей знакомой в прокуратуре района она делает «утечку информации»: мол, при продаже дома не были учтены интересы ребенка, ее ребенка, которому после смерти отца положено наследство в виде ? части проданного (заметим, при жизни наследодателя-отца) дома. Конечно же, сама дама в исковом заявлении не фигурировала, это заявление было подано в суд прокуратурой, а составлено якобы от имени… Сережи, в интересах которого и выступает прокуратура. Но после прокурорского выступления в суде судья заметил: «Мне непонятно, чьи права вы защищаете — мальчика или его матери?»
Причем в иске был указан адрес истца-подростка по прописке его матери, где он вообще не жил. Сам мальчик узнал о том, что он заявитель, только в суде. В заявлении прокурор потребовала (!) вынести такое решение суда: признать сделку по продаже дома в Софиевке недействительной, признать госрегистрацию права собственности на дом покупателей недействительной, признать за Сергеем в порядке наследования по закону ? части дома. И это при том, что на вырученные деньги куплена квартира, в которой Сергея, несмотря на настойчивость мачехи Елены, не прописывают те же госорганы — якобы до решения суда. 
Причем, по слухам, мамаша подростка сделала предложение покупателю — давайте пять тысяч долларов, Сережину долю, и все уладим. 
Елена, мачеха: 
«Сейчас открыто производство о лишении Светланы родительских прав, а проверки никто не проводит, никого, в том числе и опекунский совет, не интересует, где Сережа живет, что ест, как себя чувствует. Я сама прошу, чтобы эти проверки провели. Матери сын не нужен, и я боюсь, что если его заберут от меня, сдадут в приют. Я обязана выполнить волю его отца, воспитать мальчика, оформить на него наследство, квартиру, в которой живет мама покойного мужа. А поскольку меня не признали опекуном, ничего не могу сделать». 
«Слона-то я и не приметил»…
В этом деле немало темных пятен, и фигурируют чиновники, к которым имеется немало вопросов. К примеру, каким образом мама подростка умудрилась оформить на себя пенсию по потере кормильца, если сын с ней не жил, а жил как раз с кормильцем? Как госслужащие проверяли документы «безутешной вдовы», если не обратили внимания на то, что в свидетельстве о рождении ребенка фамилия мамы — без мягкого знака, а в паспорте — с мягким (да еще и имеются следы исправления этой буквы) — это же, по сути, другая фамилия. Кроме того, в паспорте покойного отца мальчика стоит одна дата регистрации брака с его матерью, а у самой мамаши – другая. Знаю людей, которые годами обивают пороги чиновничьих кабинетов, пытаясь исправить допущенные чиновниками же ошибки в написании фамилий и дат, которые не дают им возможности получать пенсии или пособия, совершать сделки, в общем, создают немалые трудности в повседневной жизни. А тут строгие инспектора Пенсионного фонда взяли да и «не заметили» правовых разночтений. Ну, никак не верится в такую «случайность»! Вот на это бы направить свой правовой потенциал прокуратуре. 
Наталья Иванова, адвокат: 
«Получилось, что прокурор самостоятельно определила четверых наследников, сама признала сделку недействительной, без всякого суда. А ведь прокуратура — даже не сторона по этому делу. Сейчас ситуация сложилась так, что чужая тетя по сути требует имущество у чужих людей — покупателей злосчастного дома». 
Сережа учится в престижном Симферопольском «космическом лицее», живет с «мамой Леной», хочет поступить в суворовское училище. Но «благодаря» своей биологической маме даже нигде не прописан, не получает отцовской пенсии. Лена его никогда не бросит. А вот мамаша, похоже, вряд ли откажется от своих «прав».
Ванда ЯЗВИЦКАЯ "Крымский телеграф"
фото архив «КТ»

материал опубликован в "КТ" № 84 от 4 июня 2010 г. 
Еще статьи:
Просмотров: 2739 |   Комментарии (0) Дата публикации: 8-06-2010

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (22)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)