Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Ефим Фикс: «Не нравится, когда приезжают другие и начинают тут учить жизни»

Ефим Фикс: «Не нравится, когда приезжают другие и начинают тут учить жизни»

Показания дает глава Постоянной комиссии Верховного Совета Крыма по культуре, делам молодежи и спорту, член СДПУ(о) 

С Ефимом Фиксом мы говорили о чем угодно, только не о профильных темах. Гораздо интересней слушать его чиновничьи рассуждения о действиях нового правительства и выборах в местные советы.   

«Джарты структурирует исполнительную власть»
— Что вы думаете о новой крымской власти?
— Рано давать оценки – пока нет результатов. Что можно сказать? Бюджет приняли, а вот наполняемая составляющая требует очень активной работы. Программу социально-экономического развития Крыма утвердили, создали комиссию по налогам, и то, что ее возглавил Джарты, свидетельствует о том, что с наполнением бюджета ситуация очень сложная. Идет структуризация исполнительной власти, как внутри правительства и министерств, так и в целом.
— Что вы имеете в виду — что коммунистов оттуда выдавливают? 
— Давайте так: коммунисты — это отдельная история. На ключевых постах в крымском правительстве сегодня «донецкие» – как я понимаю, намерения у них серьезные, но, кроме намерений, есть же еще и ответственность: пройдет 100 дней, потом еще 200, а потом и выборы. И каждый из коалициантов пойдет своим путем. 
— И будет поливать грязью своих коллег-чиновников.
— Грязью не грязью, но будет отстаивать свою позицию. Никто же не скажет: «Мы хорошие, голосуйте за нас, но не забудьте проголосовать за Партию регионов». И вот здесь все просчеты, промахи и недоработки выйдут в публичную плоскость. Поэтому приезжим руководителям крымского правительства есть о чем подумать. 
— То есть вы считаете, что им сложно?
— Разумеется. Потому что нужно будет держать ответ — перед Верховным Советом и перед крымчанами.
— Впечатление такое, что им не так уж сложно — они вполне уверены в себе.
— Будем объективны: на чем зиждется их уверенность? На личном авторитете президента и на его высоком рейтинге — те шаги, которые делает Янукович, отвечают чаяниям крымчан.
— И облегчают работу крымским «донецким».
— А поэтому и рейтинг у Партии регионов высокий — она на слуху, и на нее возлагаются большие надежды. А ведь на уровне внутренней политики говорить о каких-то сногсшибательных результатах еще рано. Но ведь выборы президента — это одна история, а местные выборы – совершенно другая. И здесь им нужно будет идти к людям в село и рассказывать, почему оно до сих пор не газифицировано и почему нет воды. 
— Да уж, Гриценко с Плакидой постоянно запускали ветки газопровода.  
— Так вот, сейчас можно говорить только о планах, а реального движения нет. И еще одна важная вещь сегодня происходит в крымском правительстве — это насаждение жесткого единоначалия. Я думаю, для исполнительной власти это хорошо, потому что немножко в Совмине подразболтались. 
— А с чего вы взяли, что подразболтались?
— Приведу пример — два месяца назад состоялось совещание у Умрихиной — по поводу подготовки к юбилею Волошина, мы договорились, кто что делает. Приезжаю на днях в Коктебель: единственное, что сделано — поссовет принял решение о согласии взять на баланс Дом Пра (ну, этой мамы)… Если в Верховном Совете еще может быть какая-то демократия, то здесь же нужно исполнять, решать и работать. 
— То есть в принципе вы одобряете политику нового премьера? 
 — Я по своей натуре демократ, но люблю жесткую вертикаль. 
 — А есть вещи, которые лично вам не нравятся? Как крымчанину, к примеру. 
— Всегда не нравится, когда приезжают другие и начинают тут учить жизни. Но хочу со всей пролетарской ответственностью сказать, что те отношения, которые были в самые первые дни и недели, сегодня уже немножко другие: уже смягчаются тона, идет конструктив. 
— Уже запомнили фамилии и даже отчества… 
— Крымские реалии заставили.  
— И все-таки подспудно есть желание, чтобы они ушли? 
— Ими еще не сделано ничего такого, чтобы можно было думать: «Блин, скорее бы ушли». Ведь нужно иметь силу воли, чтобы взять и отказаться от депутатского мандата.
— Да ладно. Янукович сказал, они и отказались.  
— Это говорит о чем? Об уверенности, правда же? Не знаю, надолго ли они пришли в Крым, но на 10 лет — это точно. Сколько Янукович будет у власти, столько они и будут в Крыму. Безусловно, если будут результаты. 
— Хорошо, перейдем к коммунистам — их выдавливают? Или что с ними делают? 
— Не буду называть фамилий, но на некоторых постах коммунисты очень ответственно работают. 
— А Корнилов?
— Я же не знаю эту ситуацию.
— Почему их в коалицию не взяли? Или они сами не пошли? 
— Как их не взяли? Здесь никто никого не берет! Они сами не пошли. Вообще меня это все удивляет.  
— Хотят что-то выторговать?
— Наверное. Как всегда. Моя точка зрения такая — есть власть, а есть оппозиция. При власти ты получаешь должность и несешь ответственность, но если ты находишься у власти и долбишь эту власть… Так что здесь нужно определиться, кто ты. 
«Сегодня за деньгами нужно идти в Совмин»
— Как вы думаете, для чего Джарты хочет задружиться с местными политологами?
— Джарты — опытный политик и мнение политологов — о себе и о власти — ему очень важно для принятия решений и просчета собственных шагов. И ему интересно с ними контактировать напрямую, а не через службы, хотя у него их много. Думаю, он все правильно делает — не ждет, когда ему принесут красивые рейтинги, а хочет узнать реальную ситуацию. Наши политологи — ребята зубастые и не будут петь ему дифирамбы.  
— А вас как чиновника устраивает, как разделилась власть между парламентом и правительством Крыма? 
— Было приятно, когда ты был начальником и мог прийти к любому министру. А сейчас тоже, конечно, можно прийти… Четыре года все решения принимались в этом здании — и это было удобно. Допустим, надо было выделить средства из крымского бюджета на ремонт крыши в детском саду в селе Гришино — обратились к Гриценко, деньги выделили. А сегодня за деньгами нужно идти в Совмин. Так что нужно перестраивать работу. 
— Прав и возможностей у вас меньше не стало? 
— Думаю, что нет. 
— На ваш взгляд, Константинов уже освоился? Судя по тому, что он окружил себя советниками, еще не очень. 
— Первые дни для него были очень тяжелые — он даже не знал технологию принятия решений, а сегодня уже вникает. Так что за эти два месяца он вошел в тему. Но его профессиональный интерес строителя все равно выходит на первый план — приехали мы в Республиканский детский дом, а он смотрит не концерт, который дети подготовили, а на рамы и стекла: «Так, все надо менять».  
— В контексте весьма оптимистичной гуманитарной политики Януковича как бы вы охарактеризовали перспективы пророссийских политических сил? Выживут?  
— То, что сегодня делают регионалы, происходит на том электоральном поле, на котором топчутся все политические силы.  — И регионалы у всех отнимают все возможности для пиара. 
— Они не отнимают, они делают, в то время как остальные декларируют, что когда они придут к власти, возможно, что-то сделают. Сколько мы мусолим тему русского языка? 19 лет. Черноморского флота? А они взяли и одним росчерком пера все решили. 
— Так все-таки, о перспективах…
— Безусловно, на выборах в Верховный Совет Крыма они получат свой процент, это точно. Но у них будут сложности, равно, как и у других политических сил — потому что, повторяю, регионалы делают то, что другие только обещают. И сегодня регионалам очень важно не допустить ошибок. Малейшая ошибка даст повод для критики и дискредитации партии их политическим оппонентам. Но пока ошибок не было. 
— А вам не кажется, что Янукович может повторить поведение Кучмы? Я имею в виду особенности пророссийской политики.  
— Так, а что в этом плохого? Один вектор — Европа, второй — Россия. Прагматичная линия. Мне кажется, она получит поддержку. 
— Так все-таки, на чем же будут «выезжать» другие партии? 
— Одни по-прежнему будут отрабатывать российскую тему, другие — экономическую. Хотя регионалы в основу своей программы опять положат социально-экономическую проблематику.
— Поэтому-то они и отнимают сейчас «социалку» у «Союза», лишая их постов в правительстве?  
— Можно эту ситуацию прокомментировать по-разному. Безусловно, получив доступ к социальному ресурсу, можно что-то выиграть, но я не думаю, что это самый эффективный ресурс. Министр – это же чиновник, он не даст больше, чем положено, и раньше времени он тоже не даст. 
— А гуманитарная политика? 
— Регионалы и ее отобрали у других партий — взять, к примеру, решение о проведении независимого тестирования на русском языке. И с чем теперь, спрашивается, пророссийским партиям идти на выборы? С дружбой с Россией и строительством моста через Керченский пролив? Так эти темы уже схвачены.  
«В Крыму у меня ничего нет»
— Инициативу о переименовании Верховной Рады Крыма в Верховный Совет эксперты прокомментировали так: возврат к советскому прошлому, ведь даже в самой России парламент называется Государственной Думой.
— Мы остались Верховным Советом — никуда не двинулись, ни вперед, ни назад. И, кстати говоря, слишком много внимания было уделено этому вопросу. Вот представьте, я приезжаю в село и говорю: «Уважаемые, голосуйте за меня – у меня в активе решение о переименовании Верховной Рады в Верховный Совет». И что мне скажут люди? Не думаю, что будет прибавка голосов. 
— Фамилия Гриценко есть в списке приглашенных на фестиваль «Великое русское слово» — как вы считаете, это издевательство «Русской общины» или высший уровень политической культуры?  
— Я думаю, он очень много сделал для того, чтобы этот фестиваль состоялся. Я не говорю, что он душу в него вложил, но как спикер делал все возможное. Так что это образец политической культуры. Другое дело, приедет Гриценко на фестиваль или нет. 
— Оцените перспективы развития Крыма. Потому что сейчас Крым выглядит как деградирующий, отсталый регион…
— Мы просто дошли до ручки. Если говорить о земельных вопросах. Как-то мы в 2006 году ехали в Ялту с одним очень большим начальником на встречу с избирателями. Едем по дороге, а он мне и говорит: «Ну как, ты же уже взял себе кусочек земли на ЮБК?». Я говорю: «Нет». «Как нет? А почему?». «Да она мне не нужна». Так он чуть из машины не выпал на скорости 120 км в час. 
— Кстати, я вам тоже не верю.
— Я клянусь, что в Крыму у меня ничего нет. Даже проверять не надо. Меня устраивает трехкомнатная квартира в Симферополе. И то, что сегодня Совмин принял решение приостановить дележку земли для сельсоветов за пределами населенных пунктов, чтобы хоть посчитать, что есть, и потом выставить оставшуюся на аукцион — думаю, это правильно. А столица Крыма как выглядит? Это же просто помойная яма! Поэтому сегодня нужно остановиться и что-то делать. 
— На ваш взгляд, Янукович займется Крымом?
— Уже занялся — два миллиарда гривен заложено в бюджете развития государства, из них 500 миллионов направлено в Крым. 
— Перед выборами…
— Да мы еще не знаем, когда они будут! 
— Как бы вы сами оценили свое место в крымской политике? 
 — Полагаю, что я занимаю активную жизненную и политическую позицию. 
— Вы входите в число людей, которые принимают решения? 
— В число тех, которые влияют, — да, а принимают — нет. 
— Скажите, кто вас финансировал на выборах 2006 года?
— Партия финансировала. Плюс наши партийцы в Крыму вкладывали свои деньги. 
— А чем, к примеру, сейчас занимается Малахов?
— Он — член бюро Крымского рескома партии. Плюс занимается тем бизнесом, которым занимался. 
— Почему он не стал депутатом?
— Его очередь не дошла. Мы, как вы помните, набрали 3%. Если кто-то уйдет, то следующий по списку — он.  
— За счет чего вы так долго удерживаетесь на плаву, не имея такого объема ресурсов, какой, к примеру, есть у тех, кто стремится в этот крымский политикум попасть?
— Даже не знаю. Наверное, политическая активность. 
— Работа в СДПУ(о) вас так выдрессировала?
— Ну почему? До СДПУ(о) я тоже человеком был. И депутатом Верховного Совета Крыма. 
— Тогда что значит «активная жизненная позиция»?
— Неравнодушие. Стараюсь высказать свою точку зрения публично — наверное, так. И безусловно, те люди, которые вокруг меня, — моя опора. Мы же тоже на выборах в 2006 году еле-еле получили эти несчастные 3%. Стыдно вспоминать… Я точно знал, что у нас 3,09%, а нам давали 2,87%, и я никак не мог понять, почему 2,87. И я сказал: «Ребята, я умру, но не дам нас сбросить с поезда». 
— А если бы сбросили, вы потом еще всплыли где-то или наступила бы политическая смерть? 
— Нет, не было бы возможности для публичной политики, но, думаю, мы бы работали. Но у нас в Социал-демократической партии сегодня тоже не простые времена — мы ищем ту нишу, в которой мы были бы востребованы.
— Это какая?
— Посмотрим. 

Юлия ВЕРБИЦКАЯ "Крымский телеграф"
фото К.Михальчевский

материал опубликован в "КТ" № 84 от 4 июня 2010 г. 
Еще статьи:
Просмотров: 2669 |   Комментарии (0) Дата публикации: 5-06-2010

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (16)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)