Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Советский Голицын

Если бы не Александр Егоров, крымское виноделие могло исчезнуть

Александр Егоров, учителем которого был князь Лев Голицын, стал его достойным последователем. В Крыму фамилию этого винодела знают прежде всего благодаря тому, что она всегда указана на этикетках вин, жизненный путь которых начался в «Массандре». А ещё в Ялте одна из улиц названа его именем. Улица Винодела Егорова, 9, — таков юридический адрес легендарного винодельческого предприятия.

Мускат мускату рознь

Гены, счастливый случай и родственники

Род Егоровых древний: самые ранние упоминания относятся ко времени царствования Ивана Грозного. Кому-то из славных предков довелось служить у князя Григория Потёмкина-Таврического, другие пользовались благосклонностью полководца Александра Суворова. Родственниками Егоровым приходятся также герой Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов и знаменитая поэтесса Анна Ахматова.

Основоположник винодельческой династии Александр Егоров готовил себя для научной карьеры. Но вмешался случай. В лице князя Льва Голицына, мечтавшего «заменить виноделов-практиков, немцев и французов, на русских с основательной научной подготовкой». Голицын увидел в Александре большой потенциал, и его стезя оказалась предопределена. Егорова, нашедшего своё призвание, не остановила ни революция, ни Гражданская война.

Судьба к нему благоволила: бывший надворный советник и при советской власти остался у дел. Вот только внука и дочь пришлось спасать, прикрыть своей — уже тогда известной — фамилией. Муж дочери Татьяны, Дмитрий Ракович, был человеком «неправильным», дворянином, сыном полковника Тенгинского полка (того самого, в котором в своё время довелось служить Михаилу Лермонтову). Наличие голубой крови советская власть не простила, и в 1937-м он получил десять лет без права переписки. Тогда все знали, что это значило. Был человек — и вот его нет...

В 1936 году Егорову предложили должность главного винодела комбината «Массандра». Вместе с ним в Крым переехал шестилетний Юра Ракович (с недавних пор Егоров) с матерью. В недалёком будущем Юре ещё придётся попутешествовать вместе с дедом... Когда Крым падёт перед гитлеровцами, Александр Егоров, на которого возложат руководство работами по упаковке и оформлению коллекционных вин для их эвакуации в глубокий тыл, спрячет на корабле внука. И много-много лет спустя Юрий, последний из прославленной династии, не сможет забыть «зловещий гул немецких бомбардировщиков» и «окружившие его со всех сторон — словно хотели защитить — огромные винные бочки».

Не алкоголь, а лекарство

Честь и вино без компромиссов

После войны, в начале пятидесятых, Егорову случилось совершить ещё один подвиг — заслонить собой от гибельных наветов уже не родственника, а просто человека, в честности которого он не позволил себе усомниться...

Четырнадцать трудных довоенных и послевоенных лет комбинатом «Массандра» руководил Николай Соболев. В 1950-м его перевели на должность директора Бессарабского винкомбината. И вдруг якобы выяснилось, что он и его жена — английские шпионы. Многие, как это обычно бывает, отвернулись от «нерадивого» директора. Только не Александр Егоров. Главный винодел, которому в ту пору перевалило за семьдесят, проявил истинное благородство. А ведь ему самому могли припомнить и его дружбу с князем Голицыным, и репрессированного зятя. Тем не менее Егоров не мог позволить, чтобы в лице Соболева виноделие утратило превосходного мастера. Именно поэтому и принял самое активное участие в судьбе Николая Константиновича, даже осмелился отправить в органы положительный отзыв о его работе. В итоге Соболев не попал под расстрельную статью, дорожку к которой ему столь старательно выстлали недруги...

Чем ещё знаменит Егоров? Очень многим. Именно ему мы обязаны существованием таких известных марочных вин, как «Мускат белый Южнобережный», «Портвейн белый Сурож», «Портвейн белый Крымский» и ряда других. Но у ценителей вин имя Егорова ассоциируется прежде всего со знаменитейшим «Мускатом белым Красного Камня», который был рождён в нелёгкое послевоенное время.

Александр Егоров отмечал уникальность сорта винограда Мускат белый ещё в 30-х годах, а в 44-м доказал, что «Мускат белый Мускату белому рознь», вино, мол, продукт местности. Уникальный напиток, который, как свидетельствуют ценители, благоухал апельсиновыми садами, нежными чайными розами, душистыми медами и ароматом осенних, слегка подвяленных ягод, был получен благодаря тому, что виноград, выращенный в районе скалы Красный Камень, перестали смешивать с виноградом того же сорта, но из других мест.

Кроме того, Егоров отстаивал позицию, что ярчайшим примером рационального использования сорта Каберне (слишком распространённого, чтобы считаться изюминкой) на Южном берегу Крыма является его использование для приготовления портвейна «Ливадия». На это в своё время обращал внимание и князь Голицын. И каков результат? Провидение двух величайших виноделов способствовало созданию поистине роскошного портвейна. Коллекционные крепкие вина типа портвейна урожаев 1891–1944 годов, односортные и купажные, на приготовление которых шли сорта Каберне и Мурведр (причём из Каберне готовили как красный, так и белый портвейн), являются гордостью массандровской коллекции вин.

Да, собственно, и сама массандровская энотека — дело рук Егорова. Ведь именно под его руководством золотая коллекция, которую начал собирать ещё граф Воронцов, была приведена в порядок и начала пополняться новыми образцами.

Под занавес

Егоров не считал производство вина банальной работой, для него оно было волшебным эликсиром, дающим вдохновение и силы жить. И это не просто слова. В возрасте 87 лет Александр Александрович заболел крупозным воспалением лёгких. Коллеги пригласили к нему старейшего ялтинского врача-терапевта Петрунина, некогда лечившего царскую семью. Антибиотиков, как это сделал бы любой другой врач, он прописывать не стал. Опытный медик посоветовал Егорову непременно выпивать за обедом бокал мадеры. Кстати, лучшим образцом мадеры «Массандра» считается вино одного из егоровских лет, а именно урожая 1937 года — светло-янтарно-золотистое, с полной гармонией вкуса. Не только знать сей факт от других, но и ежедневно самому получать доказательства тому — не это ли лучшее лекарство для убелённого сединами старца?

Дочь Егорова не уронила честь отца — её заслугой во славу династии стал херес, чьи тона, по выражению знатока вина профессора Евгения Шольц-Куликова, «напоминают особой желтизны металл». Именно Татьяна Александровна в 1944 году впервые организовала в «Массандре» производство легендарного «гранта в бархатных одеждах», технологию приготовления которого испанцы веками прятали за семью печатями.

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 339 от 31 июля 2015 года

Еще статьи:
Просмотров: 2405 |   Комментарии (0) Дата публикации: 6-08-2015

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Декабрь 2018    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Декабрь 2018 (41)
Ноябрь 2018 (85)
Октябрь 2018 (88)
Сентябрь 2018 (81)
Август 2018 (85)
Июль 2018 (84)