Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Сергей Куницын: «Ну, сука, опять, падла, выжил!»

Сергей Куницын: «Ну, сука,  опять, падла, выжил!»

С представителем президента Сергеем Куницыным — тяжеловесом крымской политики — мы проговорили часа полтора.

О политической проституции, идеологической всеядности, о Ющенко, Затулине и местных выборах.   

«Я очень устал.По-человечески»
— Начнем с приятного: поздравляем вас с грандиозным событием — «Таврия» завоевала Кубок Украины, севастопольская команда стала чемпионом первой лиги, а «Титан» из Армянска — чемпионом среди клубов второй лиги. Не ошибусь, если предположу, что сегодня футбол вас радует больше, чем собственная политическая жизнь.
— Смотря что понимать под политикой. Есть у меня несколько целей в жизни. Самая главная — это семья: чтобы все были живы и здоровы. С некоторых пор, особенно после тяжелой операции, приоритеты поменялись: скажу честно, сегодня я не мечтаю о карьерном росте или о продвижении. Вторая цель — чтобы «Таврия» выиграла Кубок. Третья — достроить собор Александра Невского — согласитесь, это дело всей жизни. Мы уже шесть лет его строим — по сути вдвоем с митрополитом Лазарем: очереди коммерсантов что-то не наблюдается. Когда отдельные журналисты записывают меня в крымские миллионеры, всем говорю: давайте посчитаем, сколько вложено в «Таврию», сколько в собор, сколько в афганцев. Собор — это памятник на века, но нет цели увековечить собственное имя, просто в своем христианском порыве зашел настолько далеко, что дострою его при любых обстоятельствах. 
— Вы говорите, что не хотите пиариться, но зачем тогда там табличка, на которой крупными буквами написано, что строительство храма ведется под вашим патронатом?.. Или вы сейчас скажете, что это была не ваша инициатива?
— Не поверите, не моя — Лазаря. Я — верующий человек, могу перекреститься. Более того, в процессе предвыборной кампании я предложил Януковичу взять храм под свой патронат — ради дела готов и табличку эту поменять.  
— Давайте вернемся к вашим победам.  
— Впервые за 52 года «Таврия» вы-играла приз такого уровня. И это событие объединило всех крымчан. Построено два памятника афганцам, реконструирован сквер воинов-афганцев в Севастополе. Следующая суперзадача — помочь афганцам: из 10 тысяч крымских воинов-интернационалистов каждый пятый — инвалид.  
— Слушайте, наверное, вы счастливый человек — все ваши мечты сбываются. Но что-то вы не выглядите жизнерадостным…
— Во-первых, не все. Во-вторых, очень устал. По-человечески. 27 июля мне будет 50 лет, а у меня такое впечатление, что я прожил 100: очень много пришлось пережить. Самое главное — меня в политике все время хоронят, а я… 
— А вы все время всплываете.
— Всплывает кое-что другое. Я встаю.  
— Что вы чувствовали, когда «Таврия» Кубок выиграла? 
— Был несказанно рад. Если в советское время все были футболистами одной страны, за которыми стояла партия, то сейчас у нас играют сербы, нигерийцы, хорваты, грузины — создать команду по принципу «один за всех и все за одного» было крайне сложно. Но мы создали. И совершили чудо за счет силы духа. 
— Такая высокая планка взята, а что дальше? Как вы собираетесь усилить команду?  
— Главная задача — укрепить линию обороны: 4 июля предстоит битва с «Шахтером» за Суперкубок в Запорожье. Мы понимаем, что нам нужно усилить команду, но мы понимаем и то, что у нас нет миллионов долларов. Раньше никто из крымских руководителей не помогал команде, надеюсь, что сейчас ситуация изменится. Потому что ребята действительно совершили подвиг. Конечно, когда ты забрался так высоко, спрос болельщиков будет другой. Нам болельщики всегда задавали вопрос:
Сергей Куницын: «Ну, сука,  опять, падла, выжил!»
«Какие цели вы ставите на чемпионате?», мы говорили, что хотим попасть в кубок УЕФА. А если ты такое заявляешь, остальные команды думают: «Ага, «Таврия» хочет в УЕФА, надо их бить». А в прошлом году мы заняли восьмое место и сказали, что постараемся быть лучше. И постарались — с восьмого места поднялись на шестое и завоевали Кубок. Так что теперь уже планку опускать нельзя. 
«Без лишней надобности президента не беспокою»
— Ваш пресс-секретарь признал, что должность постпреда всегда была опереточной: ни полномочий, ни финансовых ресурсов. Но с вами, уверяет он, будет все по-другому — то есть вы здесь не просто пересидеть время до выборов планируете. Я так понимаю, вам некомфортно в этой должности? 
— Вовсе нет. Нас даже если в пустыне выкинуть, мы найдем работу — будем сажать верблюжью колючку.  
— Вы уже придумали, что будете делать?
— Я не придумываю, а работаю. На самом деле у представителя президента колоссальные полномочия. Просто ими не пользовались.
 — И почему же ими не пользовались?
 — У каждого из тех, кто работал на этой должности, были свои задачи: к примеру, Москаль и Хоменко как генералы уповали на силовые решения. Когда назначили Джарты и избрали Константинова, я понял, что у меня выбор между двумя должностями — либо губернатор Севастополя, либо постпред. Поэтому, предвидя, что мне сделают такое предложение, взял Закон о представительстве президента и почитал. Постпред подконтролен только президенту, он вправе контролировать соблюдение законодательных актов Верховного Совета и правительства Крыма, выписывать предписания — если они выходят за рамки, могу писать докладные президенту. С ним согласовывают кадровую политику, он имеет право создавать экспертные группы по любым направлениям. То есть очень серьезные контрольные функции.  
— Да уж, прав много. Но у Джарты и Константинова есть прямой выход на Януковича, и ваше мнение, мягко говоря, могут не учесть…  
— У меня тоже есть прямой выход на Януковича. 
— И часто вы общаетесь?
— Бываю на всех совещаниях, но за 20 лет в политике я выработал одно правило: без лишней надобности президента не беспокоить. 
— Если вы видели кадры, как на президента упал венок, что в этот момент подумали? 
— Видел. Он повел себя как мужчина: не отскочил, не испугался. Это тоже, кстати, черта характера. Но считаю, что из этого инцидента не стоит делать политику. 
— А вы боитесь выглядеть смешным?
— Не думаю, что выгляжу смешно. За 20 лет в политике меня так много били, в том числе и в Севастополе последние четыре года, что я научился за несколько секунд по диагонали читать информацию, и уже давно не реагирую на острые выпады.
— Когда вас назначили на эту должность, все сделали вывод, что вы будете заниматься самой неприятной работой — налаживанием отношений с крымскими татарами, тем более, что у вас это всегда получалось. И вот недавно на одном из брифингов вы озвучили идею — как бороться с самозахватами: обустроить им один поселок, а взамен потребовать освободить пять самозахватов. Но это же утопия — они ничего никогда не вернут…
— Нет, не утопия, потому что мы проговаривали эту идею с Джемилевым. 
— Даже так? И чья это идея была — ваша или его?
— Не важно. Мы сказали: «Мустафа, вы любите Крым. Ситуация доведена до абсурда — в результате самозахватов полуостров превратился в какой-то мусорный отстойник. А если найти нестандартную модель: допустим, собирается несколько крупных бизнесменов, строят поселок и селят туда тысячу человек, действительно нуждающихся в жилье. Но при этом подписывается меморандум — что в обмен крымские татары убирают четыре - пять самозахватов». Они сказали, что согласны. 
— Неужели? А если этот образцовый поселок будет где-то в степном Крыму, разве они согласятся туда переселиться — ведь все хотят жить на ЮБК? 
— Детали с ними не обсуждал. 
— В отсутствие прочих идей ваша хоть что-то из себя представляет… 
— А если на этом этапе объединить большой бизнес, который хочет спокойствия, потому что имеет дачи и особняки, и который не хочет видеть рядом самозахваты? Можно попробовать. 
— В отличие от многих вы — сторонник строительства соборной мечети на ул. Ялтинской в Симферополе. Почему? 
— Надо вспомнить, как все начиналось — когда шла речь о строительстве храма Александра Невского, крымские татары выступали против. Мы привели аргумент — ни один храм в Крыму не был построен на месте мечети и наоборот. Они согласились, но сказали: «Дайте и нам место под мечеть». Извините, нравится нам или нет, но есть вторая по численности религия в Крыму, и если кто-то думает, что татар можно перехитрить, сказав, постройте в Каменке на помойке мечеть, он глубоко заблуждается. 
— Вас многие журналисты называют, мягко говоря, идеологически всеядным, а Грач — более грубо — «политической проституткой». Сегодня мы с вами беседуем под портретом Януковича, а до этого вашими руками Ющенко выдавливал из Севастополя Черноморский флот — вот как в вашем сознании это все уживается?..
— Не выдавливал Ющенко моими руками флот из Севастополя, это неправда. Когда Ющенко в 2006 году предложил премьеру Януковичу, чтобы спикером в Крыму стал регионал, а мою кандидатуру предложил на должность главы правительства, после того как я принес Януковичу миллион голосов, я встретился с Виктором Федоровичем — мы два часа проговорили. Он сказал: «Сейчас в Крыму такие расклады, что Гриценко спикер, Плакида — премьер, готов тебе предложить высокую должность министра или вице-премьера в своем правительстве». Я ответил: «Спасибо, но из Крыма никуда не уеду». А потом мне поступило предложение от Ющенко, которое инициировал Анатолий Матвиенко, — стать губернатором Севастополя либо постпредом, на что я сказал: «Постпредом не могу — это моя политическая смерть: я не «оранжевый». А вот на Севастополь я согласен, но с одним условием — заниматься только экономикой».  
— Но ведь именно в годы вашего правления атаки на Черноморский флот достигли пика. И вы с ними ассоциируетесь. 
— В центре Севастополя, еще при Жунько, был построен Дом Москвы — так вот, кто его ввел в эксплуатацию? Я. И подписал договор о сотрудничестве с Лужковым.
— И, кстати, при вас Лужкова объявили персоной нон грата в Украине.
— Да, но договор мы подписали. И мне сказали, что если не отменю свое решение, меня снимут с должности. Я сказал: «Снимайте». Об этом ведь никто не знает. Не я давал команды проверять флотские машины, не я усложнял процедуры передвижения военных по городу. Я когда пришел к Еханурову (он согласовывал назначение меня на эту должность), он сказал: «Сергей, я так люблю Севастополь, мой тебе совет — не лезь в политику». Поэтому если вы спросите севастопольцев, никто обо мне ничего плохого не скажет. За эти годы в Севастополь вложено четыре миллиарда — скажите, что Куницын сделал «оранжевого» в Севастополе? Могу сказать, что мне предлагали и не только предлагали, но и пытались заставить возглавить штаб «Нашей Украины», отделение партии. 
— Что значит «пытались заставить»?
— Ну как бы я же Ющенко был назначен. Я отказался, потому что принципами не торгую, но это осталось за кадром. Так что я ни разу не выступил против русского языка и за вступление в НАТО — могу сказать, что мне это давалось очень тяжело, но другому такие вещи Ющенко бы, наверное, не простил. Я сказал Ющенко, что до тех пор, пока в Севастополе стоит Черноморский флот, его рейтинг в городе поднять невозможно. Единственное, что можно сделать — привести город в порядок и делами изменить отношение к Украине как к государству. Считаю, что мне это в определенной степени удалось. 
— А почему же вас так возненавидел Константин Затулин?  
— Затулин меня возненавидел после Тузлы — ему не понравилось, как я там бегал в камуфляжной форме. Он что, хотел, чтобы я туда во фраке с бабочкой приехал? Это территория Украины, мне президент позвонил и спросил: «Что у тебя там творится?». 
«Я еще ни одни выборы в Крыму не проиграл»
— Кстати, враги у вас всегда знатные — Киселев, Миримский, теперь вот Грач. 
— Что касается Грача, я этого городского сумасшедшего уже давно не воспринимаю. Вы посмотрите на его биографию: сначала он предал Багрова, потом Симоненко, сколько он раз продавался. И если я, по его мнению, политическая проститутка, то он — директор борделя. Я всегда придерживался идеи политического центризма и на том стоял, а есть каста политиков (Затулин, Грач), которые меня патологически ненавидят и говорят: «Ну, сука, опять, падла, выжил», извините за выражение. 
— Вы говорите о центризме, а может быть, этот центризм и воспринимается как политическая проституция?
— Послушайте, нет ни одного человека на земле, которого бы любили все. Самая лучшая власть — та, которую не замечают.
— Значит, несмотря на выводы временной следственной комиссии, которая обвинила вас в нецелевом использовании 17 млн. гривен, и на грызню с Саратовым, вы готовы вернуться в Севастополь? 
— Скажу, что скучаю. Многое недоделано — вот что обидно. 
— Скучаете, а севастопольцы по вам — нет.
— Недавно был в Саках в госпитале ветеранов — сидят две бабушки с палочками: «Сергей Владимирович, это вы? А почему вы ушли из Севастополя? Немедленно возвращайтесь — больше, чем вы, за 20 лет там не сделал никто». Был в Севастополе — прошелся по городу — ни один человек не плюнул мне вслед.  
— Ну что вы, севастопольцы — люди культурные!
— Они культурные, но остро чувствуют чужих, а я стал своим.  
— Но ушли-то вы из города с негативом — я имею в виду земельные скандалы?
— С негативом для кого? Для тех, кто это придумал? Я выиграл все суды. 
— Перейдем к местным выборам. Вас все терзают одним вопросом: с кем вы на них пойдете? И сами вы как свои шансы оцениваете?  
— Я не Нострадамус. Когда примут Закон и назначат дату выборов, тогда буду определяться. 
— А если сами пойдете, хватит ли ресурсов? 
— Что значит сами? Я еще ни одни выборы в Крыму не проиграл. В Севастополе, по последним исследованиям, у меня рейтинг был выше, чем у Саратова, но из Севастополя по Крыму было тяжело пиариться, но сейчас я вернулся — на одну из ключевых должностей, и это позволяет мне быть в центре крымской политики. 
— Что касается вашей команды, здесь тоже не все гладко: Гресс арестован, у Казаченко проблемы с законом, Андрея Малышева подозревают в земельных махинациях.
— Есть еще Казарин, есть герой СССР Аматуни, есть Удовина, есть генерал Свиридонов, Лиев, который останавливал «оранжевые» поезда. Что касается Казаченко, я до выборов его не знал — нам нужно было создать партию, он предложил свои услуги. Но сейчас по ситуации с Южным кредитным союзом мы привлекли Казаченко к внутрипартийной ответственности. 
— Выговор ему объявили, что ли?
— Мы заставили его уйти с должности председателя комиссии по приватизации. А Гресс возглавлял частную структуру — у нас же, знаете, модно сейчас возбуждать уголовные дела. А может, это политический заказ? Вы об этом лучше подумайте.  
Юлия ВЕРБИЦКАЯ "Крымский ТелеграфЪ"
фото К. Михальчевский

материал опубликован в "КТ" № 86 от 18 июня 2010 г. 

Еще статьи:
Просмотров: 3237 |   Комментарии (0) Дата публикации: 19-06-2010

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (25)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)