Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Закрыть! И не только полёты

Как идёт расследование и суд по делу о коктебельской авиакатастрофе

На этой неделе в Верховном суде Республики Крым состоялось рас-смотрение апелляционной жалобы о мере пресечения, а проще говоря, о том, где находиться на время проведения следствия руководителю госпредприятия «Центр планерного спорта «Коктебель» Борису Небрееву, которого задержали в связи с крушением частного самолёта в районе Коктебеля. О предварительных оценках экспертов, ситуации вокруг расследования инцидента и о том, почему следователь хочет отправить знаменитого рекордсмена до суда в камеру, узнавал еженедельник «Крымский ТелеграфЪ».

Пока дома

Апелляцию подали представители прокуратуры, которым показалось слишком лояльным решение Киевского районного суда о переводе подозреваемого из следственного изолятора под домашний арест. Аргументируют свою тревогу традиционно — Небреев может оказать влияние на свидетелей, которые в большинстве своём являются его подчинёнными. Как утверждает защита, доказательств, что их клиент собирается каким-то образом влиять на ведение следствия, не имеется.

Судья выслушивает обе стороны и удаляется в совещательную комнату. Через десять минут она оглашает свой вердикт — вернуть рассмотрение вопроса в суд первой инстанции другому судье. До рассмотрения вопроса оставить в силе приговор о домашнем аресте. Адвокат спешит успокоить беременную жену Небреева, мол, пока передадут дело, пока назначат дату, пройдёт дней десять, а то и все две недели.

Многочисленная группа поддержки, известные крымские спортсмены-парашютисты (а в интернете за освобождение Бориса из-под стражи на время следствия собрали более полутора тысяч подписей) покидают здание суда, но нам удаётся поговорить с его супругой Аллой, а также с Татьяной Бердниковой из спортивного клуба «Пара-Крым», которые проливают свет на причины крушения небольшого самолёта, юридическую трактовку произошедшего и отношение к этому делу сотрудников правоохранительных органов, которые ведут дело.

Место авиакатастрофы под Коктебелем

Сам себе разрешил

Татьяна Бердникова рассказала «Крымскому Телеграфу», что разбившуюся Цессну директор государственного предприятия купил за свои личные деньги, чтобы у Центра была новая техника для тренировок парашютистов. По словам спортсменки, Цессна в этом плане подходила просто идеально, поскольку является очень экономным по расходу топлива и лёгким самолётом.

Также она опровергла информацию о том, что самолёт был завезён в Крым нелегально, запчастями, был в плохом состоянии и не имел регистрации. По её словам, Цессна без проблем перелетела своим ходом океан и находилась в исправном техническом состоянии согласно регламенту. Более того, машина имела свой регистрационный номер в российском реестре, и велась работа по получению остальной документации. Причём получение бумаг было возложено на разбившегося пилота.

Сам Небреев, как глава ГУП «Центр планерного спорта «Коктебель», по её мнению, никак не мог повлиять на развитие событий, что привели к трагедии, поскольку в этот момент находился в ангаре, только приземлившись, снимал с себя парашютную систему и укладывал парашют. И даже не догадывался, что его подчинённый, начальник лётной службы Олег Сокол, без разрешения поднимет самолёт.

При этом Татьяна Бердникова подчеркнула, что на аэродроме на то время уже были окончены полёты, но это не остановило опытного пилота.

Однако главное, что отметила Бердникова, — уже есть предварительные выводы авиационных специалистов (Международного авиационного комитета — Ред.). Согласно этим выводам, авиакатастрофа произошла по вине пилота, а не наземных служб или по причине технических неисправностей. Спортсменка утверждает, что скоро эти выводы будут официально опубликованы, и станет очевидно, что Небреев в трагедии не виноват.

Задний ход не дают

Именно с этим друзья и близкие Небреева и связывают настоятельное желание представителей следствия закрыть его в СИЗО. По их мнению, первоначально обвинением была публично заявлена версия о том, что он подозревается в оказании услуг, не отвечающих требованиям безопасности. А когда стало ясно, что в его отсутствие пилот и без его разрешения совершил незапланированный полёт, правоохранители оказались не готовы признавать ошибки.

«Единственный выход из этой ситуации без потерь для репутации — это склонить Бориса к признательным показаниям, — говорит Татьяна Бердникова. — А для этого им надо сломить его психологически, для чего тесная камера следственного изолятора подходит как нельзя лучше».

Именно поэтому, считает супруга Бориса Алла Небреева, затягивается проведение всех назначенных экспертиз, и именно для этого прокуратура оспаривает меру пресечения в виде домашнего ареста. А ведь по состоянию своего здоровья подозреваемому будет очень тяжело находиться в камере — он инвалид без одной ноги, и ему требуется регулярное медицинское обслуживание.

Как отмечает супруга рекордсмена, он уже отсидел два месяца в СИЗО и вышел оттуда в очень неудовлетворительном состоянии. В камере не было необходимых санитарных условий, на шесть нар там содержалось двенадцать человек, и все спали по очереди. И сейчас его собираются вернуть обратно в эти условия. На многочисленные общественные организации и лётчиков со всей России, выступающих в поддержку Бориса, регалии, чемпионские титулы, почётные звания, спортивные достижения, инвалидность, троих детей и беременную жену, как водится, в таких случаях внимания никто не обращает — система задний ход не даёт.

Что произошло

4 ноября 2015 года в районе горы Клеменьева в Коктебеле произошло крушение самолёта малой авиации Cessna 336. В трагедии погибли пилот и три его пассажира, в том числе настоятель Кизилташского монастыря. По неофициальной информации именно он просил устроить обзорный полёт для своей знакомой и взял с собой своего водителя. Также из неофициальных источников стало известно, что представители церкви виновным считают именно настоятеля монастыря, которого «подвела гордыня».

Погибший пилот самолёта Олег Сокол имел более пяти тысяч часов налёта. По предварительным данным, он не справился с управлением во время посадки, и самолёт сорвался в штопор.

Аркадий ЛУКИН
Фото Архив «КТ», kafanews.com
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 363 от 22 января 2016 года

Еще статьи:
Просмотров: 3669 |   Комментарии (0) Дата публикации: 27-01-2016

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Май 2019 (46)
Апрель 2019 (87)
Март 2019 (92)
Февраль 2019 (79)
Январь 2019 (46)
Декабрь 2018 (88)