Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Археология знания
Логин Пароль

Гнев и жертвы, или Как начиналась Гражданская война в Крыму

Очевидцы революционных событий в Севастополе вспоминали: погода в начале 1917 года стояла аномально тёплая, можно было любоваться цветущим миндалём, зелёными листьями и появившимися, на радость барышням, одуванчиками... Но эта благодать омрачалась то разговорами об убийстве Распутина и предсказаниями о несчастьях, последующих вслед за этим, то дороговизной и нехваткой продуктов, то участившимися в городе случаями бунтов рабочих, то беспорядками в воинских подразделениях и на флоте. Чувствовалось — грядёт нечто новое, великое, неотвратимое...

Второе пришествие лейтенанта Шмидта

Весть о том, что император Николай II подписал акт об отречении, вызвала у многих обывателей восторг. «Вот она, долгожданная свобода!» — повторяли горожане, собравшиеся у памятника Нахимову, на Историческом бульваре и на центральных улицах, где моряки по случаю свержения самодержавия шли парадным маршем. Даже сам командующий Черноморским флотом вице-адмирал Александр Колчак выступил с торжественной речью в Морском собрании. А появившись на заседании Городской думы в доме № 6 на Большой Морской, он приветствовал решение распустить полицию и вместо неё учредить народную милицию и флотские патрули. Кроме того, по приказу Колчака из тюрьмы были выпущены все политические заключённые.

Но вскоре стало понятно, что демократические новации не столько укрепляли обстановку, сколько расшатывали. В итоге через несколько недель Колчак потребовал «прекратить немедленно доморощенные реформы, основанные на самомнении невежества». Требование было криком в пустоту.

Народ дошёл до того, что собрался выбросить из усыпальницы под Владимирским собором прах покоящихся там адмиралов: Нахимова, Лазарева, Истомина, Корнилова... Пропаганда превратила их в контрреволюционеров и символ царского режима. Вместо адмиралов хотели поместить в склеп останки лейтенанта Шмидта, оставившего в истории русской революции мятежное имя крейсера «Очаков» и расстрелянного на острове Березань в 1906 году. Тогда Колчак сделал хитрый ход. Во-первых, организовал торжественное перезахоронение Шмидта. В первых числах мая 1917 года гроб со святыней революции перевезли с Березани в Севастополь, в Покровский собор. Это позволило сбить накал страстей и пресечь разговоры на тему эксгумации адмиралов. А лейтенант Шмидт совершил своё «второе пришествие» в город, где однажды началась его революционная слава (его могила, находящаяся ныне на севастопольском кладбище Коммунаров появилась только в 1923 году, а до этого времени останки Шмидта находились именно в Покровском соборе на Большой Морской).

Во-вторых, Колчак послал донесение Временному правительству о невозможности управлять флотом, и, с целью уладить конфликт, в Севастополь приехал военный и морской министр России Александр Керенский. Визит популярного политика стал поводом для праздника и поспособствовал снижению напряжения. Но ненадолго. Шестого июня собрание матросов, солдат и рабочих решило отстранить Колчака от должности командующего флотом...

Усыпальница адмиралов во Владимирском соборе

Забытые бои местного значения

После того как 25 октября было свергнуто Временное правительство, к власти устремились большевики и националисты. У каждой из этих сил были свои планы. Националисты высказывались за помощь Центральной раде, провозгласившей Украинскую народную республику, и подбивали команды кораблей, находившихся в Севастополе, поднимать украинские флаги. В частности, такой флаг был поднят на крейсере «Память Меркурия», что стало причиной конфликта внутри самой команды. Несогласные демонстративно ушли с корабля и унесли бесценную реликвию — Георгиевский флаг, полученный бригом «Меркурий» за геройский подвиг и унаследованный крейсером, названным в честь брига. Впрочем, украинские флаги уже через две недели сменили красные полотнища — большевики активно подминали ситуацию под себя, понимая всенародную власть как свою диктатуру. Одновременно в Крыму активизировались и местные националисты. Причём хорошо вооружённые.

Кровавые столкновения во многих местах начались в первые же дни 1918 года. Но перевес сил был на стороне большевиков. В Феодосии власть ревкомов устанавливается к 4 января, в Керчи — 6-го. Затем ареной ожесточённых боёв становятся Евпатория и Ялта. В частности, в ночь на 9 января в Ялте матросы прибывшего из Севастополя эсминца «Гаджибей» вступают в сражение с эскадронцами (так называли крымскотатарских националистов, лидером которых был Номан Челебиджихан — тот, чьим именем сейчас называют свой батальон участники так называемой блокады Крыма со стороны Украины). Город не раз переходил из рук в руки. Очевидец свидетельствовал: «Паника создалась невообразимая: застигнутые врасплох жители бежали в одном белье, спасаясь в подвалах, где происходили душераздирающие сцены. На улицах форменная война: дерутся на штыках, валяются трупы, течёт кровь. Начался разгром города». Ялта в конце концов была взята матросами».

Пожалуй, самый крупный бой большевиков и националистов произошёл 11 и 12 января под Севастополем, у Камышловского моста, куда выдвинулись эскадронцы. По разным оценкам, в том бою участвовало от 7 до 11 тысяч человек, и эскадронцы были разбиты. Преследуя их, большевики заняли Бахчисарай и направились в Симферополь, где уже начались стычки между красногвардейцами, базой которых был завод «Анатра», и эскадронцами. В ночь с 13 на 14 января в город вступили севастопольские красные отряды. Лидер националистов Номан Челебиджихан был арестован и впоследствии расстрелян. Также казнили часть эскадронцев и русских офицеров.

Впрочем, повальные аресты и казни совершались повсюду. В Севастополе, на линкоре «Борец за свободу» (бывший знаменитый броненосец «Потёмкин»), собрались судовые комитеты и постановили «заставить буржуазию опустить голову вплоть до поголовного истребления буржуев». В первую очередь удар обрушился на офицеров, даже тех, кто был давно в отставке. Арестованных, среди которых были и священники, и врачи, и старики, расстреляли в районе нынешней площади Восставших. Также расстрелы совершались на берегах Стрелецкой бухты и в Карантинной балке. Тела убитых свозили на Графскую пристань, на барже вывозили в море и, привязав груз, топили...

 

Р. S. Более подробно об этом историческом периоде смотрите в новой программе цикла «Теория заговора» на ИТВ.

Дмитрий СМИРНОВ
Фото Д. Смирнов
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 365 от 5 февраля 2016 года

Еще статьи:
Просмотров: 1470 |   Комментарии (0) Дата публикации: 11-02-2016

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2017 (35)
Ноябрь 2017 (85)
Октябрь 2017 (93)
Сентябрь 2017 (87)
Август 2017 (96)
Июль 2017 (88)