Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

«Мы не Чикаго! Мы — Симферополь»

Итоги крымского года Эрнста Мавлютова. Эксклюзивное интервью для газеты «Крымский ТелеграфЪ»

В апреле прошлого года в Симферополе был назначен новый главный архитектор. Им стал выходец из Казани, последние годы работавший в Москве, Эрнст Мавлютов. Что за этот год успел сделать градостроитель, с какими сложностями он столкнулся на полуострове и почему чиновник резко отзывается о многих местных государственных структурах?

«Генплан — это не весёлые картинки»

— Эрнст Филсурович, вы занимаете должность главного архитектора Симферополя около года...

— Да, завтра как раз будет год (интервью проходило 8 апреля. — Ред.).

— Что за этот год получилось сделать? Чем можете похвастаться?

— Мы разработали генеральный план, разработали правила застройки и землепользования. Оба документа сейчас на стадии согласования и утверждения.

— То есть сейчас это самая главная работа для Симферополя?

— Конечно, это самое главное. Ни один хозяин не начинает обустраивать свой участок без генерального плана и без правил. Чем наш генеральный план отличается от «украинского»? Тем, что он учитывает нужды самих жителей. Нет той гигантомании, которая была присуща украинскому документу, согласно которому мы должны были снести около 40% построек.

Генеральный план — это не просто весёлые картинки на карте. Все службы — управление образования, департамент городского хозяйства, транспортники, медики — должны разработать свои подпрограммы в соответствии с генпланом. То есть этот документ даёт всем городским структурам общее направление работы. И каждые полгода, каждые три месяца мы должны вести мониторинг реализации генерального плана этими службами.

— Помимо этих документов, какими ещё проектами вы занимались в прошлом году?

— Мы разработали свыше 940 проектов комплексного капитального ремонта муниципального жилого фонда — с цветовыми решениями, детскими площадками и так далее, а также около 20 индивидуальных проектов. Осталось только их реализовывать. Идёт работа и в части создания программы по ветхому и аварийному жилью, которая даст нам возможность предоставить людям нормальные условия проживания. Но на это понадобится не менее пяти-семи лет.

Общими усилиями команда администрации проводит реконструкцию парков и скверов. В этом году мы увидим воссоздание памятника Екатерине II, установку памятника «вежливым людям», будет создан и установлен памятник ополченцам.

«Кто откажется от своей кормушки?»

— Давайте вернёмся к генплану. Симферопольцы ожидали его принятия в прошлом году. Но общественные слушания ещё продолжаются.

— Процесс общественных слушаний начался 15 февраля и завершается 15 апреля. Мы увидели, что у людей есть вопросы, и постарались их учесть. Но, конечно, мы не принимаем во внимание пожелания некоторых жителей поставить свой жилой дом на площади Ленина.

— Неужели были и такие?

— Не поверите, да! Или заправку хотят поставить на площади Куйбышева. Но разумные пожелания мы учли.

— А какие моменты в генплане оказались наиболее противоречивыми?

— Проектировщики предложили увеличить функционал улицы Севастопольской, дать возможность строить там коммерческие объекты, многоэтажные жилые дома. Но жители города не хотят менять образ жизни (и это на самом деле правильно!), поэтому мы отказались от этой идеи и попросили проектировщиков изменить эти положения. Вся концепция генерального плана направлена на то, чтобы мы не уплотняли, а наоборот — разуплотняли город. С этой целью мы и просили прилегающие поселения поделиться территорией, но, естественно, этого делать никто не захотел.

— Но всё равно часть земель района перешла в состав Симферополя.

— Это мизер по сравнению с тем, что мы хотели...

— Насколько я помню, вы вообще планировали объединить район и город.

— С точки зрения макроэкономики объединение города и района даёт колоссальный эффект, усиливает темпы развития в два раза по сравнению с тем, когда каждое муниципальное объединение работает отдельно. А сейчас каждый лебедь, рак и щука будут тянуть в свою сторону.

— И город пока отказался от этих планов по объединению?

— Ни в коем случае! Не мытьём, так катаньем, но мы этого добьёмся. Мы хотим зарабатывать? Хотим. Мы хотим, чтобы была эффективная система управления? Хотим! Чтобы этого добиться, нужна частичная централизация, необходимо создание в центре полуострова агломерации. Нам возражали, предлагали для реализации инвестпроектов работать через межмуниципальные соглашения, но мировая практика показывает, что это нереальный путь. Например, Большой Париж уже лет 16, наверное, занимается объединением по муниципальным соглашениям, но толку никакого. Так что раньше или позже, но мы придём к тому, что город должен расшириться. Но здесь требуется командирское решение.

— То есть пока не будет команды сверху, ситуация с объединением не изменится?

— Только так. Кто будет отказываться от своей кормушки, извините за выражение! Я, конечно, резок, но год работы позволяет мне сделать такие выводы. Я всё-таки и людей, и территорию изучил, понимаю, кто есть кто и кто чем дышит.

— Резюмируя, когда всё же будет принят генплан?

— С учётом всех согласований он должен быть принят в июне этого года.

«Вы посмотрите на картинку. Насколько было красиво тогда и насколько убого сейчас!»

«Мы не пойдём по пути Севастополя»

— Какие механизмы запустятся после принятия генплана?

— После этого уйдёт в небытие «украинский» генплан, который на 40–50% мешал людям реализовать свои права. А когда мы примем правила землепользования, то они позволят решить вопросы по недвижимости на 95%. Некоторые говорят, что при Украине не совсем верно принимались решения по выделению земельных участков. Но что есть, то есть. Мы не должны уподобляться Севастополю, где просто снесли здание. Его можно было достроить, украсить фасад, отдать квартиры социальным слоям населения. В хозяйстве, как говорится, любая деревяшка пригодится, а там решили просто снести.

— В Симферополе тоже часто говорят о сносе незаконных объектов. Например, тех же МАФов.

— МАФы — это временное место работы тех, кто потерял работу. Значит, нужно развивать производство. Когда все люди будут работать, МАФы исчезнут. Но ждать этого не стоит, уже сейчас их нужно привести к единому стилю. На сайте администрации мы вывесили предложения по внешнему виду киосков, теперь ждём обратной реакции от жителей, а также предложений от архитекторов и дизайнеров.

— А если говорить о более крупных объектах? Например, «Куб» на Куйбышевском рынке?

— Вы посмотрите на картинку (показывает на советскую фотографию Куйбышевской площади. — Ред.). Пожалуйста, насколько было красиво тогда и насколько убого сейчас!

— Именно поэтому все и говорят о сносе торгового центра.

— Надо власти силу проявлять! Через суды, через прокуратуры, через соответствующие органы нужно влиять на ситуацию.

— На ситуацию с «Кубом» вы пытаетесь повлиять через суды?

— Конечно. Да, есть единичные случаи, когда (предприниматели. — Ред.) выигрывают, но это один-два эпизода на сотню, не более того.

«К Старому городу вернёмся, когда будет возможность»

— В Симферополе есть такая болевая точка как Старый город. Много слухов ходило о его судьбе...

— Пока у нас не будет программы ликвидации ветхого жилья, мы не сможем решить проблему.

За эту работу взялась было одна московская компания, но они не потянули. Мы их предупреждали, они не прислушались, но как только появилась информация, что там в одной квартире по 10–15 человек прописано, у них остыл пыл. А люди должны понимать, что не будет такого: они прописались и получили квартиру. Значит, государство просто отойдёт от решения этой проблемы. Вернёмся к этому тогда, когда появится более-менее реальная экономическая возможность.

— А если говорить о той части Старого города, которая ближе к центру. Там действительно интересные места и можно пойти по опыту Евпатории, где Старый город стал туристически привлекательным объектом. У нас же возможно создание чего-то подобного?

— Конечно, возможно. Но для этого нужна сила воли.

— И деньги, как я понимаю?

— Всё придёт, когда появится желание. Силами Министерства культуры должна быть разработана программа реставрации фасадов. К сожалению, у нас в городе нет отдельной структуры, которая бы занималась охраной памятников, существует только Республиканский комитет по охране культурного наследия, который абсолютно бездействует! Я за год не увидел ни одного их представителя, который бы сказал: это столица, давайте разработаем программу сохранения памятников. Никто в Крыму не перенимает опыт методики принятия решений, методики реставрации — ни московских, ни казанских. И я пока не понимаю, чем это вызвано. Ленью? Некомпетентностью?

«22-этажные дома в центре? Категорически запрещено!»

— Вы недавно говорили, что на благоустройство Симферополя необходимо около 200 миллиардов рублей...

— Этих средств хватит на то, чтобы изменить город процентов на тридцать. Но по ФЦП мы должны получить меньше, поэтому говорим и об инвестиционной составляющей. Но из-за того, что у нас нет новых земель, инвестор оказывается перед выбором и в итоге вынужден отказываться и уходить. Почему? Всё просто: у Симферопольского района есть земля, но нет потенциала, у нас же есть градостроительный потенциал, городская инфраструктура, но нет земли. А договориться инвестор с двумя хозяевами тоже не может, ведь у каждого свои интересы. Мы хотим усилить инфраструктуру, выстроить дороги, у района своя политика. Вот и получается, что инвестор бегает-бегает между двух огней, а потом говорит: «Слава богу, мы уезжаем отсюда».

— То есть с инвестициями пока не складывается?

— Дело в том, что вопросы есть и к Центру инвестиций Крыма. К нам приходит информация, не проработанная ни с городскими управлениями архитектуры, ни с городским управлением земельных ресурсов, ни с инженерией. А мы её возвращаем, говорим, что это невозможно. Это как из овечьей шкуры шить семь шапок. Но шить нужно одну шапку, зато красивую и хорошую. Поэтому инвестиционные проекты должны быть в первую очередь проработаны с администрацией города. Мы знаем, где какие проходят инженерные сети, можем получить нормальные технические условия. А к нам приходят с какими-то фантастическими проектами — дома в 22 этажа в центре. И ведь инвесторов никто не предупреждает, что здесь нельзя такое строить. У нас ведь политика совсем иная: мы хотим разуплотнять центр, а они собираются пичкать город небоскрёбами. Но мы не Чикаго, мы — Симферополь! Хотите деловой центр? Пожалуйста! Можно выкупить земельные участки на Петровских высотах, там великолепная панорама — стройте деловой центр!

— У нас серьёзная проблема в городе с парковками. Одиночными площадками это решить невозможно. Планируется ли создание полноценных паркингов?

— Паркинг сам по себе ничего не решает. Если Госавтоинспекция будет бездействовать, если у нас не будет жёсткого административного решения, то ситуация не изменится. Паркинги есть, но они стоят полупустые, особенно подземные. Все хотят бросить машину на улице, но такого не бывает! Если мы проведём социологический опрос, то поймём, что 30% машин, которые стоят на улице, принадлежат горожанам, живущим в центре. Можно пешком пройти, можно на велосипеде приехать, но люди хотят делать так, как им заблагорассудится. Никто не гоняет таких автомобилистов-лентяев, в итоге весь центр у нас постоянно забит.

Второй момент — у нас примерно 130 тысяч человек приезжает в город на работу из пригородов и других городов. И это означает, что нам нужно изменить градостроительную политику: офисы расположены в центре, а их надо организовывать на периферии, в центре же необходимо строить жильё для людей. А всех автомобилистов никто и не собирается удовлетворять, никто им сказку не обещал. Никто не обещал им строить парковки. Если в городе будет регулярно ходить красивый и чистый общественный транспорт, тогда у людей и желания не возникнет садиться в машину.

«Я не доллар и не алтын»

— Эрнст Филсурович, а вам вообще нравится Симферополь?

— Как профессионалу — да, а как жителю мне нравится не весь Симферополь, а Старый город, Губернский город и Салгир. Там я могу пройтись, подышать свежим воздухом. Но, опять же, нужна сетка пешеходных и велосипедных связей. Ведь если я захочу прокатиться на велосипеде, то даже не смогу проехать к Салгиру. А попав туда, мне приходится постоянно преодолевать ступеньки. Такие мелкие вещи портят всё настроение людям.

— В интернете можно увидеть, что общественность нередко вас критиковала. И даже за этот год отдельные решения вызывали негативные отзывы. Например, в связи с проектом реконструкции Крымского театра кукол. Вы не боитесь критики?

— Наоборот, я даже рад этому. Если бы не было критики, я бы подумал, что что-то неправильно делаю. Я не доллар и не алтын, чтобы меня все любили. Взять тот же театр кукол. Проект никто не утверждал, его вынесли на градсовет. И могу сказать, что на градсовете была очень низкая активность общественности. А когда поезд уходит, то начинают вслед кричать, что это неправильное решение! Но если кто-то предложит идею лучше, то мы её возьмём за основу. Я готов конструктивно поспорить с любым оппонентом. Хочешь — запроектируй, и мы вывесим этот проект на сайте и обсудим на градсовете.

— Вы часто приводите в пример Казань. Не хочется вернуться домой?

— Наверное, лет в 70 я приеду в Казань. Не хочу говорить высокие слова, но когда случилась революция (события Крымской весны. — Ред.), меня сразу потянуло сюда. Но ведь в Казани сделали, в Москве сделали, почему бы и в Крыму не сделать то, что мы можем делать — строить, организовывать?

— Для вас это определённый вызов?

— Да, для меня это вызов. Конечно, я не могу позволить себе здесь шикарные условия, всё очень аскетично, но греет душу этот драйв, эта возможность проявить себя, эта пассионарность.

Досье

Эрнст Филсурович Мавлютов

Родился 25 марта 1963 года в Казани. В 1986 году окончил Казанский инженерно-строительный институт по специальности «архитектура», а в 1995 году — поволжскую Академию государственной службы по специальности «государственное муниципальное управление».

С 21 февраля 2005 г. по 8 сентября 2009 г. — начальник управления архитектуры и градостроительства Казани.

С февраля 2011 года по февраль 2013 года — гендиректор научно-исследовательского и проектного института генерального плана Москвы.

В феврале 2013 года был назначен заместителем председателя Москомархитектуры по архитектуре и градостроительству Москвы.

С 9 апреля 2015 года назначен главным архитектором Симферополя.

Евгения КОРОЛЁВА
Фото В. Зайцев
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 375 от 15 апреля 2016 года

Еще статьи:
Просмотров: 4107 |   Комментарии (2) Дата публикации: 19-04-2016

:: Комментарий #1 написал: Вася   |   19 апреля 2016 09:49   |  



Группа: Гости
Публикаций: 0
Комментариев: 0
Громко сказано об "украинских планах". Может они и были, но кто ж их выполнял. Строилось то и так, как это было наиболее денежно. И в смысле "откатов" тоже. Посмотрим, конечно, насколько новые власти сумеют противостоять денежному искушению. 

Зарегистрирован: --   |   ICQ: --   |   ЦИТИРОВАТЬ    


:: Комментарий #2 написал: Гость   |   19 апреля 2016 16:01   |  



Группа: Гости
Публикаций: 0
Комментариев: 0
Да уж. Представляю, как ему из Казани в нашу помойку. 

Зарегистрирован: --   |   ICQ: --   |   ЦИТИРОВАТЬ    


:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Сентябрь 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Сентябрь 2019 (62)
Август 2019 (88)
Июль 2019 (89)
Июнь 2019 (84)
Май 2019 (68)
Апрель 2019 (87)