Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Мнение
Логин Пароль

Сотрудник ДПС, сбивший ребёнка, отказался общаться с прессой

Гафар Чолбаров показывает, в каком месте он заметил перебегающего мальчика

ДТП на Севастопольской: репортаж с места события

В начале апреля в Симферополе произошло очередное ДТП: сотрудник ДПС сбил 13-летнего мальчика. Подросток выжил, но получил серьёзные травмы. В настоящее время возбуждено уголовное дело и ведётся следствие, но мама пострадавшего Максима Могилевского боится, что в правоохранительных органах спасут водителя от справедливого наказания. Еженедельник «Крымский ТелеграфЪ» присутствовал на следственном эксперименте, чтобы разобраться, что же всё-таки произошло в тот день.

Статист показывает, с какой скоростью передвигался ребёнок через дорогу, по мнению Гафара Чолбарова

«Мне позвонили и сказали, что Максима сбили»

Угол Севастопольской и Первой Конной Армии. Ни зебры, ни светофора на перекрёстке нет, до ближайшего перехода идти минут пять, поэтому многие горожане переходят дорогу в не предназначенном для этого месте. Именно здесь 6 апреля был сбит Максим Могилевский в тот момент, когда он пересекал проезжую часть.

До начала эксперимента остаётся несколько минут, значит, есть время поговорить непосредственно с пострадавшим и его мамой.

«Максим, расскажи, что произошло в тот день? Как случилось ДТП?» — я подхожу с вопросами к высокому подростку, ковыляющему на костылях. Но он не много может рассказать.

«Я был у друга, а от него шёл к бабушке. Проходил рядом с остановкой и дальше ничего не помню», — объясняет мальчик.

«У мальчика шок, поэтому он ничего не помнит. Сейчас он вынужден посещать психолога», — объясняет адвокат семьи Нина Сергиенко.

Подробностями инцидента, по сути, не владеет и мама Максима Галина Могилевская.

«Около пяти часов после обеда мне позвонил неизвестный мужчина, начал рассказывать, что произошло дорожно-транспортное происшествие. Но я ничего не могла понять и спросила, почему он звонит именно мне. Тогда он сказал, что сбили Максима. На тот момент, когда я здесь оказалась, дорога была перекрыта, а ребёнок уже находился в машине скорой помощи», — вспоминает женщина события того страшного дня.

Сбившим мальчика водителем оказался сотрудник ДПС Гафар Чолбаров. По мнению адвоката семьи Могилевских, если бы водитель ехал со скоростью 60 км/ч, то он не мог бы не заметить переходящего дорогу мальчика и, следовательно, предотвратил бы столкновение.

После ДТП пострадавшему мальчику провели шесть операций, в том числе удалили селезёнку.

И адвокат, и мама Максима уверены, что работа в правоохранительных органах позволит совершившему наезд водителю избежать наказания. Именно с этой целью семья Могилевских и обратилась в редакцию газеты — для них это шанс придать истории необходимую огласку.

Опасный перекрёсток

«Я в шоке, что вы сюда приехали»

Пока мы разговариваем с Могилевскими, к нам подходит молодой мужчина и, не представляясь (!), интересуется у Галины, а зачем, собственно, она с ребёнком приехала на следственный эксперимент.

«Как мы можем опираться на следственный эксперимент с участием мальчика, который находится сейчас не в той форме, в которой он находился на тот момент?» — говорит неизвестный мужчина.

«В той форме он будет лишь к февралю», — резко реагирует мама пострадавшего ребёнка.

«Нам нужно определить скорость движения мальчика, поэтому мы привлекаем статиста, который подходит по габаритам и по возможности передвигаться, — настаивает собеседник. — Не вопрос: заявляйте письменное ходатайство, мы дадим вам письменный ответ о том, что нет необходимости участия мальчика в следственном эксперименте. Здесь никто не пытается что-то схимичить. Вы можете наблюдать за всем», — говорит он.

Интересно, что Галина Могилевская не просто так приехала на следственный эксперимент — на днях она, собственно, получила повестку, в которой как раз и сообщалось, в какое время и где он будет проводиться, так что её приезд сюда выглядит вполне логичным шагом. Но видно, не для следователя-криминалиста Алексея, который отказался назвать свою фамилию.

«Я вот в шоке, что вы приехали, даже не ожидал такого», — говорит Галине следователь-криминалист. И в завершение разговора добавляет: «Сейчас мы, исходя из показаний свидетелей и очевидцев, будем пытаться смоделировать ситуацию и высчитать технические параметры».

Люди толпой переходят опасный перекрёсток в нерегулируемом месте

«Быстрее, ещё быстрее»

Несмотря на то что Галине разрешили присутствовать на следственном эксперименте, близко её не подпускают, так что услышать ничего невозможно. Остаётся лишь догадываться по манипуляциям следователей, что именно происходит.

«А вот и водитель подъехал», — Галина кивает на сотрудника ДПС, одетого не по форме. На правом крыле автомобиля отчётливо видна глубокая вмятина. Адвокат Нина Сергиенко рассказывает, что, несмотря на случившееся, он продолжает выполнять свои профессиональные обязанности — от работы его не отстранили.

«Видите, к нам он не подходит, даже не спросил, как Максим себя чувствует, разве это нормально?» — возмущается мама мальчика.

Действительно, Гафар Чолбаров старательно делает вид, что сбитого им мальчика и его маму не замечает, в их сторону даже не смотрит. В это время следователи и эксперты перекрывают часть дороги, наносят мелом отметки на асфальт, где машина начала тормозить в то время, когда ребёнок переходил дорогу. Далее щупленький статист, по комплекции и правда похожий на подростка, несколько раз выбегает на дорогу, имитируя действия Максима Могилевского в соответствии с показаниями водителя. Последний активно принимает участие в происходящем: «Нет, он быстрее бежал». Экспериментальный «забег» повторяется в ускоренном темпе.

Сам Чолбаров от любых комментариев отказывается, ссылаясь на то, что является сотрудником правоохранительных органов, так что выяснить, на какой скорости он, собственно, ехал, не представляется возможным.

В то же время всё тот же следователь-криминалист Алексей в разговоре подчёркивает, что скорость — это далеко не единственный важный фактор.

«Здесь есть ещё такой момент — наступление опасности для движения, то есть когда водитель его увидел. И от этого момента тоже много всего зависит. При этом пункт Правил 9.1 говорит о том, что водитель должен ехать с такой скоростью, чтобы не совершить ДТП», — отмечает следователь-криминалист.

Подошедший к месту происшествия свидетель Сергей говорит мне, что видел уже после ДТП, где лежал сбитый ребёнок, и показывает на место метрах в десяти от той отметки, где, по словам Чбарова, перебегал дорогу Максим.

Опасный перекрёсток

За те полтора часа, которые я провела на углу Севастопольской и Первой Конной Армии, дорогу в этом месте перешло не менее десятка человек — в том числе мамы с маленькими детьми и велосипедисты. И это несмотря на довольно интенсивное движение в этом направлении. Объясняется это, конечно, просто — нежеланием пешеходов идти до зебры, которая находится не так близко, как хотелось бы людям. К тому же здесь делают остановку маршрутки. Учитывая это, сам собой напрашивается вопрос об организации здесь официального перехода в виде зебры или светофора.

Интересно, что находящиеся здесь во время следственного эксперимента трое сотрудников ДПС активно обсуждали аварию, но при этом не обращали никакого внимания на переходящих в неположенном месте пешеходов. Никто из них не подошёл к нарушающим ПДД людям, чтобы как минимум сделать замечание и указать на возможные последствия такого халатного отношения к пересечению дорожного полотна.

Продолжение следует

Как объяснила адвокат Могилевских, в настоящее время должна быть назначена экспертиза.

«В рамках экспертизы должно быть установлено, что человек, управлявший транспортным средством, нарушил правила дорожного движения. Если экспертиза будет с таким заключением, то есть все основания для предъявления обвинений и привлечения к уголовной ответственности», — объясняет Нина Сергиенко.

Если в заключении экспертизы будет указано, что водитель не нарушал ПДД, то сотрудник ДПС, сбивший ребёнка, к уголовной ответственности привлекаться не будет.

Официально

Александр Шевяков, старший следователь Следственного отдела по Центральному району города Симферополя ГСУ СК РФ по РК лейтенант юстиции:

«Сейчас по обстоятельствам ДТП проводится экспертиза. После предоставления соответствующих сведений экспертов мы будем знать, кто виновен в данном ДТП. Эксперт выяснит, была ли возможность предотвратить данное происшествие, влияла ли на это скорость движения автомобиля и так далее.

Давление на проведение следствия со стороны водителя-сотрудника ДПС невозможно, так как наши структуры ничем не связаны. Если такое давление будет оказано, то этот вопрос будет решаться на высшем уровне. До настоящего момента подобных действий не было».

Комментарий юриста

Нина Сергиенко, адвокат семьи Могилевских:

«То, что мальчик переходил дорогу в неположенном месте, не говорит о том, что в действиях лица, управлявшего транспортным средством, отсутствует состав преступления. Вопрос в том, как я понимаю, что водитель ехал с превышением скорости, и в связи с этим произошёл наезд на пешехода».

Есения СИМОНОВА
Фото архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 388 от 22 июля 2016 года

Еще статьи:
Просмотров: 2650 |   Комментарии (1) Дата публикации: 26-07-2016

:: Комментарий #1 написал: мимоходом   |   27 июля 2016 13:15   |  



Группа: Гости
Публикаций: 0
Комментариев: 0
У него рот был забит денежкой!!!

Зарегистрирован: --   |   ICQ: --   |   ЦИТИРОВАТЬ    


:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей

Календарь
«    Май 2019    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив
Май 2019 (49)
Апрель 2019 (87)
Март 2019 (92)
Февраль 2019 (79)
Январь 2019 (46)
Декабрь 2018 (88)