Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Археология знания
Логин Пароль

Судьба крымских коллекций

Воронцовский дворец в XIX веке

Вещи заставляют людей двигать научный прогресс, заниматься благотворительностью или мародёрствовать

Мы решили собрать небольшую коллекцию историй про... коллекции. Ведь, помимо чисто исторического интереса в таких вопросах, зачастую, присутствует и откровенно прагматические соображения. Которые, порой, кардинально меняют отношение к произошедшему...

Губернатор Острова сокровищ

Для Михаила Семёновича Воронцова назначение генерал-губернатором Новороссии стало лишним поводом пополнить свои коллекции впечатлений, родов деятельности и, конечно, раритетов. В этом смысле Таврида была для него настоящим Островом сокровищ. А сокровищницей, эдакой шкатулкой с секретом, стал для него Воронцовский дворец. Сегодня его экспозиция является обязательной к просмотру для всех туристов, посещающих Крым. Яркий пример того, как личное со временем может стать общественным. Но Дворец был далеко не единственным местом, откуда, благодаря усилиям Воронцова, культура пошла в массы. Алупкинская дача ещё не была достроена, когда, в 1839 году, Михаил Семёнович учредил общество истории и древностей. Расположилось оно у него дома, в его одесской резиденции. В начавшее пополняться хранилище древностей при обществе, граф подарил коллекцию ваз и сосудов из Помпеи. Так сказать, для затравки. Остальное нужно было добыть в прямом смысле из-под земли. И генерал-губернатор щедро и что главное, регулярно давал средства на археологические раскопки и экспедиции по изучению южного края.

Один из интерьеров Ливадийского дворца

Постфактум

Много ценностей духовных и материальных удалось собрать Воронцову в своей крымской сокровищнице. Но с его отъездом на Кавказ имущество стало мало-помалу испаряться. В 1882 году вдова сына графа Воронцова, Мария Васильевна, уехала за границу, прихватив с собой особо ценные на её взгляд семейные реликвии. Детей у неё не было, дворец оказался брошенным, и к концу XIX века здание, парк и хозяйство пришли в полный упадок. Несколько позже, в 1904 году, предприимчивая родственница графа Елизавета Андреевна Воронцова-Дашкова сдала земли имения под санатории и пансионы и построила не его территории более 120 дач. Её опыт переняли пришедшие к власти в 1917 году большевики. Правда, 22 февраля 1921 года Ленин вдруг напомнил, что лозунг «Дворцы — народу!» вовсе не означает: «берите, что хотите». В Крым пришла телеграмма: «Примите решительные меры к действительной охране художественных ценностей, картин, фарфора, бронзы, мрамора и т. д., находящихся в ялтинских дворцах и частных зданиях, ныне отводимых под санатории наркомздрава...» Но положение дел она спасла лишь отчасти...

Цари по принуждению

Именно Ленину принадлежала инициатива превратить Ялту в главную рабоче-крестьянскую здравницу. Все полторы сотни частных имений, что имелись на Южном берегу Крыма, объявили достоянием Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и национализировали. Декрет «Об использовании Крыма для лечения трудящихся» утверждал генеральную линию новой власти: «Санатории и курорты Крыма, бывшие раньше привилегией крупной буржуазии, прекрасные дачи и особняки, которыми пользовались раньше крупные помещики и капиталисты, дворцы бывших царей и великих князей должны быть использованы под санатории и здравницы рабочих и крестьян». Воронцовскому дворцу, правда, повезло куда больше других — в 1921 году здесь открыли историко-бытовой музей с экспозицией дополненной предметами искусства и быта из других аристократических имений Южнобережья.

С Ливадийским дворцом дело обстояло с точностью наоборот. Это было образцово-показательное уничтожение памяти. И уже июня 1925 года в самой торжественной обстановке под звуки «Интернационала» над бывшей резиденцией бывшего царя подняли красный флаг. Окончательно и бесповоротно все точки над «i» расставил Нарком здравоохранения СССР Николай Семашко: «Товарищи, мы собрались сюда на торжественное открытие крупнейшего крестьянского санатория в царских дворцах. Где, когда в мировой истории, в какой стране бывал такой факт, чтобы во дворцы царей приезжали крестьяне для того, чтобы поправить своё расшатанное здоровье? Нигде, никогда, ни в одной стране мира».

На лечение в Ливадийский крестьянский санаторий отправляли самых сирых и убогих. В методических рекомендациях под названием «О способе отбора больных крестьян для лечения на курортах», которые разослали во все, даже самые глухие, уголки страны говорилось: «Комиссия ... обязуется направлять исключительно крестьян от сохи, и никто из сельских властей и служащих на койки эти не может быть отправлен». Более того, поначалу людей в царские хоромы приходилось доставлять в принудительном порядке — для малограмотных крестьян слово «санаторий» звучало очень подозрительно, настолько, что получившие путёвку, слёзно прощались с родными, посчитав, что отправятся к уже покойному в то время царю в самом буквальном смысле.

Буржуйские излишества

Рабоче-крестьянскому санаторию оказалась без надобности непрактичная мебель царской семьи. Вместительные книжные шкафы сочли громоздкими, буфеты и бюро — помпезными, кресла — неудобными, этажерки — лишним хламом. И выдворили вон из дворца. Та же участь постигла посуду, милые интерьерные безделушки, одним словом всю домашнюю и кухонную утварь. Большинство из них безвозвратно канули в лету, малую толику вернули на места антиквары и коллекционеры, пожелавшие стать меценатами. На старое место, в парадный кабинет императора, вернулись несколько оригинальных ваз. В бывшей малой столовой снова поселились небольшая коллекция стекла и серебряных приборов. А ещё путь домой нашли восхитительное собрание пасхальных яиц, сохранившая первозданную белизну скатерть и даже кружевной платочек жены Александра III, императрицы Марии Фёдоровны.

История одного унитаза

Однако далеко не все те, кому по воле случая удалось стать обладателем царских вещей, согласны добровольно расстаться с ними во имя реанимации истории страны. Причина проста: все вещи, которыми некогда пользовалась царская семья, сегодня стоят немалых денег. И ценник на них вырос буквально в геометрической прогрессии после того, как Николая II причислили к лику святых. Теперь частным коллекционерам приходится платить не только за антикварную ценность вещей из дворца, но и за их «чудотворность». К примеру, всего одна тарелочка из царского сервиза даже в склейке стоит дороже тысячи американских долларов. Среди крымских антикваров ходит одна любопытная легенда, продукт мифотворчества новейшего времени. Впрочем история эта вполне может оказаться правдой... В доме милой бабули из Богом забытой крымской деревушки, уже в постсоветский период один из антикваров обнаружил... царский унитаз из Ливадийского дворца, не унитаз, а произведение искусства, весь в розах. Но на антикварный рынок этот раритет так и не попал, его по-быстрому выкупил частный коллекционер и установил в своих пенатах, чтобы использовать по прямому назначению...

Елена БОНДАРЮК
Фото narod.ru, krimoved-library.ru
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 406 от 25 ноября 2016 года

Еще статьи:
Просмотров: 800 |   Комментарии (0) Дата публикации: 1-12-2016

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2017 (32)
Ноябрь 2017 (85)
Октябрь 2017 (93)
Сентябрь 2017 (87)
Август 2017 (96)
Июль 2017 (88)