Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Археология знания
Логин Пароль

Перед Ялтинской конференцией Смерш выявил немецких агентов

Как готовилась встреча «большой тройки» в Крыму и обеспечивалась безопасность её участников

Как известно, безопасность Крымской конференции обеспечивалась в рамках так называемой операции «Долина». Недавно рассекреченные сведения проливают свет на подробности подготовки контрразведчиков к приёму высоких гостей и их работе во время ялтинской встречи глав трёх государств. Спустя 72 года после проведения конференции по установлению послевоенного мирового порядка «Крымский ТелеграфЪ» публикует подробные отчёты сотрудников органов, которые обеспечивали безопасность лидеров антигитлеровской коалиции.

2200 рабочих и меньше месяца на работу

С целью осмотра зданий Ялтинского района и определения их пригодности для проведения конференции 3 января 1945 года в Крым выехали два заместителя наркома внутренних дел СССР С. Н. Круглов и Л. Б. Сафразьян. Одновременно с ними в Крым выехал и начальник 2-го (контрразведывательного) управления НКГБ П. В. Федотов, который должен был организовать контрразведывательное обеспечение безопасности проведения Крымской конференции.

Шестого января Круглов передал в Москву по ВЧ-связи Л. Берии, что пригодными для проведения конференции могут быть, при условии проведения в них ремонта, бывший санаторий «Ливадия», дворец Воронцовых — Дашковых и бывший дворец Юсупова. Положительным фактором в выборе именно этих зданий являлось то, что они располагались на расстоянии от 21 до 10 км друг от друга и были связаны между собой шоссейной дорогой. Правда в Крыму не было необходимых строительных материалов, угля, мебели, посуды, постельных принадлежностей, а их доставка на полуостров (горные дороги, дожди, туман, обледенение на перевалах) представляла сложную задачу.

Уже к 6 января в Крым было переброшено 2200 рабочих, 1200 человек приступили к ремонтно-восстановительным работам во дворце Ливадии; 649 — во дворце Юсупова; 351 — в дворце Воронцова. В первую очередь строители отремонтировали систему отопления и начали просушку зданий. В этих целях Главснабуголь морем перевёз в Ялту 500 тонн высококачественного угля и 100 тонн кокса, а Главлесоснаб выделил из местных ресурсов 1500 кубометров дров. Наркомат обороны направил в Крым 100 грузовых автомашин с необходимым обслуживающим персоналом и горючим, а также в течение двух суток переместил из корпусов в Ливадии 600 раненых в другие имеющиеся в Крыму госпитали.

Из Москвы эшелонами в Крым отправлялись мебель, ковры, дорожки, кухонная посуда и дорогостоящие сервизы и, конечно же, продовольствие. Из ближайших районов была организована доставка различной живности, дичи, свежей рыбы, вин, фруктов и других продуктов, оборудована специальная хлебопекарня.

Восьмого января началось отопление всех объектов, на них были завезены по две электростанции мощностью 60 киловатт. Началось строительство бомбоубежища, рассчитанного на защиту от прямого попадания 500-килограммовой бомбы. К 12 января на все объекты была завезена и распакована мебель, подготовлены для развешивания ковры и картины, доставлены и подготовлены к использованию вся столовая и кухонная посуда, постельное бельё.

Пресечение возможных диверсий

Перед контрразведчиками (НКГБ и НКВД Крымской АССР, Главное управление контрразведки (ГУКР) Смерш, НКО, Отдел контрразведки Смерш Отдельной Приморской армии, Управление контрразведки (УКР) Смерш НКВМФ, Отдел контрразведки Смерш Черноморского флота, Отделы контрразведки Смерш НКВД) стояли задачи по обеспечению безопасности кораблей (в том числе иностранных) в Севастопольской военно-морской базе, Ялтинском порту, аэродрома Саки и базировавшихся на нём самолётов, а также по организации контрразведывательной работы и введению жёсткого административного режима на всей территории Крыма. Главное было — не допустить проведения в Крыму диверсионно-террористических актов.

К 15 января в Крым со всего СССР прибыло около 800 сотрудников контрразведки, имевших опыт ведения агентурной и оперативно-разыскной работы. Все они сразу же распределялись по секторам и без промедления начинали работать. Перед ними была поставлена задача «очистки районов, городов и населённых пунктов, примыкавших к трассе, от антисоветского и подозрительного элемента». К 18 января были вывезены все военнопленные, находившиеся в районах, прилегавших к трассе Симферополь — Ялта — Севастополь. Были проведены аресты «активного антисоветского элемента, удаление из пределов зоны специальных объектов и населённых пунктов в районе трассы тех контингентов, в отношении которых хотя и не имелось достаточных оснований для ареста», но они являлись «подозрительными по антисоветской работе и по связям с разведывательными органами противника». Такие «подозрительные лица» были направлены в командировки, призваны на работу по трудовой повинности, вызваны на призывные пункты райвоенкоматов и задержаны там до окончания работы конференции.

Контрразведчикам удалось изучить боевые корабли союзников

Используя нахождение американских и английских транспортов и боевых кораблей в портах Крыма, сотрудники Отдела контрразведки ЧФ собирали сведения разведывательного характера о новой технике и вооружении на боевых кораблях союзников. Так, в одном из донесений подробно описываются технические характеристики и состояние иностранного корабля, навигационное оборудование и вооружение, состав экипажа, отношения между членами команды, профессиональная подготовка.

В результате оперативно-разыскных мероприятий накануне Крымской конференции были выявлены и арестованы несколько агентов германской разведки, в частности БШШ, военнослужащий ЧФ, прошедший обучение в Симеизской разведшколе военно-морской разведки Германии НБО. По его показаниям был организован розыск ещё 10 агентов, закончивших эту же разведывательную школу.

В процессе разыскной работы сотрудники ОКР Смерш ЧФ провели самостоятельно одну облаву и принимали участие в двух облавах, проводимых по линии городских отделов НКВД и НКГБ. Проведённые облавы не дали результатов по розыску агентов противника, однако были задержаны несколько военнослужащих Черноморского флота, находившихся в самовольных отлучках.

Военная цензура

Одним из направлений работы советской контрразведки была борьба с антисоветской пропагандой среди военнослужащих. Как свидетельствуют статистические данные, в феврале 1945 года были выявлены 42 человека, допускавшие антисоветские высказывания, из них восемь человек арестовано.

Кроме того, контрразведка следила за политическими настроениями местного населения, собирала информацию о реагировании населения в связи с проводимыми работами и старалась предотвратить утечку сведений о подготовке к проведению международной конференции в Крыму. Информация о политических настроениях населения поступала в контрразведывательные подразделения по разным каналам, одним из которых стали органы военной цензуры.

Контрразведчики фиксировали, что приезд в Крым значительного числа работников НКВД — НКГБ, движение войск НКВД, а также большой поток автотранспорта с различными грузами вызывали интерес у местного населения, и сразу же появились различные слухи. Кто-то высказывал предположения о предстоящей операции по выселению из Крыма лиц, ранее проживавших на оккупированной территории, другие полагали, что в Крыму ведётся подготовка к войне с Турцией, что Турция по договору с Японией в ближайшие дни должна начать военные действия против СССР и что «поэтому в Крым съезжаются войска». Контрразведчики полагали, что наиболее опасными с точки зрения угрозы безопасности являются лица, которые распространяют слухи о том, что в Крыму ведётся подготовка к совещанию в районе Ялты руководителей трёх держав. Известно, что сотрудники контрразведки устанавливали распространителей таких слухов, приглашали их для профилактических бесед с целью «не допустить распространения этих слухов за пределы Крыма».

Секретный фарватер

Главная база Черноморского флота — Севастополь — стала основным портом для приёма иностранных кораблей. Из-за погодных условий стоянка кораблей в порту Ялты была невозможной. В 20-х числах января ожидалось прибытие в Севастополь американского парохода Сасtосtin с оборудованием и обслуживающим персоналом для поддержания прямой радиосвязи Рузвельта с Вашингтоном. Глава американской морской секции посольства США в Москве контр-адмирал Олсен просил сообщить ему точку встречи судна, организовать помощь буксирами для ввода в порт, предоставить возможность использования баржи для выгрузки имущества и нескольких машин, если судно будет стоять на рейде. Американцам была передана морская карта с нанесённой на ней полной обстановкой (точка встречи, опасные районы, протраленные фарватеры, затонувшие суда, опасные зоны в районе Севастополь — Ялта), а также список действующих навигационных огней и маяков для этого же района, с указанием, что проход по этим фарватерам производится под проводкой лоцманов.

Американцы намеревались провести собственными силами траление вод в районе Севастополя и Ялты. В этих целях они 20 января направили из Палермо в Чёрное море четыре американских тральщика. Однако нарком Военно-Морского Флота СССР адмирал Кузнецов заявил, что траления в советских водах выполнено силами ВМФ СССР. Тем не менее для обеспечения безопасности было проведено повторное контрольное траление фарватера и входа в бухту.

В конце января в Севастополь прибыл английский пароход «Фанкория». По данным главы морской секции английской военной миссии в Москве контр-адмирала Арчена, которые он передал адмиралу Н. Г. Кузнецову, это судно было предназначено для организации прямой радиосвязи Черчилля с Лондоном, а также как место проживания части английской делегации и обслуживающего персонала.

Для приёма иностранных самолётов был избран аэродром Саки, имевший две бетонные взлётно-посадочные полосы, в качестве запасного аэродрома — Сарабуз.

Для обеспечения безопасного базирования английских и американских самолётов на аэродроме Саки находилось 155 зенитных пушек, которые позволяли ведение семислойного огня на высоту до девяти километров, прицельного огня на высоту в четыре километра и заградительного огня на расстояние до пяти километров.

За весь период пребывания иностранных судов в порту Севастополя на берег сходили 1566 американцев и 421 англичанин. Выходы в город иностранных моряков носили официальный характер: экскурсии, организованный просмотр кинофильмов, посещение концертов в Доме Военно-Морского Флота, посещение севастопольских школ и вручение им подарков. Контрразведчиками Черноморского флота были выявлены несколько официальных сотрудников разведывательных и контрразведывательных органов США и Великобритании, за которыми было установлено постоянное агентурное и официальное наблюдение, однако никаких подозрительных действий с их стороны не последовало.

27 января 1945 года Берия доложил И. В. Сталину о полной готовности к приёму, размещению и охране участников Крымской конференции.

В итоге на Крымской конференции, которая проходила 4–11 февраля 1945 года, главы трёх правительств утвердили условия безоговорочной капитуляции Германии и общие принципы обращения с побеждённой Германией, соглашения о зонах оккупации Германии, об управлении Большим Берлином и о контрольном механизме в Германии, которые были разработаны Европейской консультативной комиссией. А договорённости по послевоенному устройству мира оставались неоспоримыми в течение почти полувека.

Максим РУСИНОВ
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 417 от 17 февраля 2017 года

Еще статьи:
Просмотров: 21647 |   Комментарии (7) Дата публикации: 20-02-2017

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Апрель 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Апрель 2017 (71)
Март 2017 (92)
Февраль 2017 (81)
Январь 2017 (68)
Декабрь 2016 (97)
Ноябрь 2016 (90)