Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Археология знания
Логин Пароль

Главный пиарщик советского Крыма

7 (19) июля — 124 года со дня рождения одного из крупнейших поэтов ХХ века Владимира Маяковского

Прославляя полуостров, Владимир Маяковский был не до конца искренен. Просто, как утверждали знавшие его люди, любил подзаработать где ни попадя...

Этюд в коричневых тонах

Первый раз в Крыму Владимир Маяковский побывал задолго до того как стал «главным рупором коммунизма». Собственно было это еще до той самой так вдохновившей его революции. Шел 1913 год. И Маяковский по приглашению поэта-космиста Вадима Баяна (о нем «Крымский ТелеграфЪ» писал в №№ 415 и 416) должен был украсить собой «Первую олимпиаду российского футуризма». Мероприятие это стартовало 7 января 1914 года в здании Таврического дворянства на улице Пушкина.

О том, как в провинциальный Симферополь прибыли столичные олимпийцы, потомкам рассказал все тот же Вадим Баян в своих подробных, но, увы, излишне восторженных воспоминаниях:

«За десять дней до нашего выступления, а именно 28 декабря старого стиля, в 11 часов утра, по прибытии с севера курьерского поезда, у меня в квартире раздался настойчивый звонок и в переднюю бодро вошли два высоких человека: впереди, в черном — Северянин, а за ним, весь в коричневом — Маяковский... Но... Маяковский по предложению хозяев быстро распахнул всю свою коричневую „оправу“...»

Баян еще не знал, сколько всего будет вывалено на его бедную голову Маяковским из-под «коричневой оправы».

Кстати, именно в адрес Баяна из уст Маяковского прозвучала фраза, характеризующая его как человека, который ничего не делает за просто так, как профессионала, не склонного к сантиментам: «Всякий труд должен быть, милсдарь, оплачен, а разве не труд — тянуть за уши в литературу людей бездарных? Вы же, голубчик, скажем открыто, талантом не сияете... У нас с вами не дружба, а сделка... И потому одно из двух: или вы, осознав, отбросьте вашу мелкобуржуазную жадность, или убирайтесь ко всем чертям!»

Но это будет потом, когда у щедрого Баяна закончатся деньги, которыми он без счета снабжал новых «друзей». Без них Маяковский совсем заскучает и скажет, наконец, свою правду и о Баяне, и о Крыме в целом. Ялтинские впечатления Маяковского свелись к фразе: «Скушно, как у эскимоса в желудке». А про Бахчисарай он сказал: «Давайте удирать из этого склепа!»

Никогда не говори «никогда»

После того как удрать-таки удалось, Маяковский поклялся никогда больше не возвращаться на вогнавший его в смертельную тоску полуостров. Но через 10 с половиной лет задумался и решил: работать в Крыму можно, но летом, тем более что это приносит славу и заработки, а выступления перед народом и творческие озарения вполне можно сочетать с отдыхом. «Маяковский, выезжая отдыхать на юг, менял там свой режим — подолгу лежал на солнце, вел размеренную жизнь, но для головы, для мозга он режима не менял. Он продолжал работать, продолжал обдумывать свои новые произведения. И даже нередко выступал перед публикой с чтением своих стихов. Это был, конечно, не отдых», — свидетельствовал Михаил Зощенко.

В 1924, 1926 году, а также в последующие годы, всегда, Маяковского в Крыму встречали как триумфатора. Но он, несмотря на неизменно плотный график и плодотворную творческую деятельность, чувствовал себя на полуострове не в своей тарелке, словно сам не понимал, зачем снова здесь очутился: «Как ни странно, а я пишу из Симферополя. Сегодня еду в Евпаторию, а через день обратно в Ялту».

Во время своих многочисленных выступлений Маяковский говорил долго и правильно. И писал в Крыму и о Крыме свои новаторские, но при этом идеологически выдержанные стихотворные произведения. Но время от времени циничная сущность избалованного перфекциониста брала верх, и из глубин его души извергались совершенно и бесконтрольно искренние, колкие и, увы, актуальные по сей день замечания по поводу крымского сервиса. Например: «Простите, товарищ, купаться негде: окурки с бутылками градом упали, — здесь даже корове лежать не годится. А сядешь в кабинку — тебе из купален вопьется заноза-змея в ягодицу». Или «Край фруктов, а на базаре их нет...» Или подобное приговору: «Страна абрикосов, дюшесов и блох, здоровья и дизентерии». 

Евреи на земле

В 1927 году Лиля Брик взяла на себя организацию съемок довольно-таки интересного, особенно для историков, 17-минутного немого фильма. «Евреи на земле» — так он назывался. Понятно, что коль подбор команды для реализации проекта лег на плечи Лили, дело не обошлось без Маяковского. Он совместно с Виктором Шкловским взял на себя немаловажную роль «автора надписей», благо поэт имел вполне весомый опыт по написанию запоминающихся слоганов. И оттачивал он его, как нам уже известно, на той же земле, что в 20-х предлагалась евреям в качестве обетованной, то есть в Крыму.

Справедливости ради стоит сказать, что в те времена и сегодня не очень-то благополучный северный Крым был в глубоком запустении. Но задание сверху было четким и однозначным: снять фильм агитационного характера. И сценаристы с заданием справились не хуже литературных негров, многими десятилетиями позже написавших за Леонида Ильича Брежнева его «Целину». Пожалуй, даже лучше.

При выборе рекламных средств креативные советские пиарщики измышлялись как могли. Так, на одном из кадров можно видеть круглощекого здорового младенца на руках у матери. Подпись на экране заверяет зрителей, что это первый ребенок, рожденный переселенцами на крымской земле. И имя у него весьма пророческое — «Забудь лихо». На других кадрах еврейские дети, которых уже успели принять в пионеры. Правда, некоторым из них почему-то не больше пяти лет. Вероятно, другие под руку не попали, а массовость была нужна. Ведь в подписи на экране значилось: «Колониям и республике нужна крепкая смена». Появляются на экране и симферопольский рынок, и знаменитые греческие торговые ряды возле Греческой (Троицкой) церкви. Какое отношение они имеют к северному Крыму? Оказывается, прямое. В соответствии со сценарием, переселенцы производили в своих «местечках» столько продукции, что ездили ее реализовывать в Симферополь. Правда, у некоторых исследователей данного кинопроцесса возникло подозрение, что виды Симферополя в экранной агитке появились в качестве оправдания загула Маяковского, который, изрядно устав от «земли обетованной», сбежал поближе к цивилизации. И, пока его догоняли влюбленная Брик и другие-прочие, гулял вдоль по Пушкинской в обнимку с дамами в неглиже.

Государственные хлеба

Творческому человеку можно простить многое, а творческому человеку уровня Маяковского — практически все. Особенно учитывая то обстоятельство, что сам, по сути, находясь на государственных хлебах, он не переставал видеть несовершенства системы, не переставал высмеивать тех, кто близость к этим самым государственным хлебам использовал, чтобы набить мошну. Стоит отдать Владимиру Владимировичу должное — в очередном своем сценарии, написанном в Ялте, поэт прославил Крым в качестве панацеи от чиновничьей ненасытности. Речь идет о сценарии комедийного фильма «Слон и Спичка». По сюжету толстому и сытому завтрестом смогли вернуть человеческий облик только режим экономии и курортно-медицинский режим.

Елена БОНДАРЮК
Фото архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 435 от 23 июня 2017 года

Еще статьи:
Просмотров: 4506 |   Комментарии (0) Дата публикации: 28-06-2017

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Сентябрь 2017 (61)
Август 2017 (96)
Июль 2017 (88)
Июнь 2017 (90)
Май 2017 (88)
Апрель 2017 (92)