Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Археология знания
Логин Пароль

Две шпаги за один полуостров, или Как Крым род Долгоруковых спас

10 июля 1775 князь Василий Долгоруков получил от императрицы шпагу с алмазами, алмазы к ордену Андрея Первозванного и титул «Крымский». Это была уже вторая его награда за Крым...

Дурное предзнаменование

С 1727 года клан Долгоруковых почти взошел на самую вершину властной пирамиды. Иван Долгоруков был наперсником Петра II в его весьма фривольных похождениях, благодаря чему и другие члены клана получили доступ к высочайшему телу, а главное — к высочайшим мыслям. Алексей Долгоруков, отец Ивана, уже мнил себя заправским серым кардиналом и, дабы утвердиться в этой роли раз и навсегда, готовился достать из рукава свой основной козырь — княжне Екатерине Алексеевне, сестре государевого фаворита, предстояло пойти под венец с молодым монархом.

30 ноября 1729 года состоялась пышная церемония обручения молодых, Петр и Екатерина обменялись клятвами. Казалось бы, Долгоруковы добились своего. Оставалось совсем немного времени, меньше двух месяцев, и они станут царскими родственниками, членами семьи небожителей... Говорят, испытывая некое подобие головокружения от успехов, мало кто из Долгоруковых обратил внимание на зловещий знак судьбы: в день обручения, въезжая во двор дворца, роскошная карета невесты зацепилась за низкие ворота, и с ее крыши в грязь, к ногам зевак и стоявших в карауле гвардейцев упало позолоченное украшение — императорская корона.

Понятно, что история с упавшей в грязь короной — выдумка романистов, умелый литературный прием. Но фактом остается то, что после того обручения род Долгоруковых начал преследовать злой рок: провал «долгоруковского путча», опала, запрет производить представителей клана в офицеры... Бедствия надвигались на амбициозное семейство с неумолимостью лавины. И продолжалось это до тех пор, пока 13-летний мальчик по имени Василий не отправился на границу с Крымом.

Фрагмент памятника императрице Екатерине II в Симферополе, с фигурой Василия Долгорукова

Граница другой реальности

23 июля 1735 года командующий русской армией фельдмаршал Христофор Антонович Миних получил приказ Кабинета министров открыть военные действия против Турции и Крымского ханства. Были сформированы семидесятитысячная Днепровская армия под командованием самого Миниха — для действий против крымского хана, и двадцатипятитысячная Донская армия под командованием фельдмаршала Петра Петровича Ласси — для действий против Азова.

Планы у Миниха были, что называется, наполеоновские: «На 1736 год — Азов будет наш. Мы станем господами Дона, Донца, Перекопа, владений Нагайских между Доном и Днепром по Черному морю, а может быть, и самый Крым нам будет принадлежать. На 1737 год подчиняется весь Крым, Кубань, приобретается Кабарда; Императрица — владычица на Азовском море и гирл между Крымом и Кубанью. На 1738 год — подчиняются без малейшего риска Белгородская и Буджакская орды по ту сторону Днепра, Молдавия и Валахия, которые стонут под игом турок. Спасаются и греки под крылья Русского Орла. На 1739 год знамена и штандарты Ее Величества водружаются... в Константинополе».

17 (28) мая 1736 года армия Миниха подошла к Перекопу и встала лагерем на берегу Гнилого моря (Сиваша).

Вот как историки отвечают на вопрос «Что собой представляла Перекопская линия в то время?»: «Это был непрерывный восьмиверстный вал, достигавший в высоту 20 метров. Перед валом был выкопан широкий пятнадцатиметровый ров, глубиной 10 метров. Вал был укреплен 6 большими башнями, имел двухтысячный турецкий янычарский гарнизон со 184 орудиями. За укреплением сосредоточилась стотысячная армия крымского хана Каплан-Гирея. В центре вала находилась крепость Op-Капу с единственными воротами на Крымский полуостров.

Однако ничто из вышеперечисленного не являлось для Миниха причиной медлить. Он был готов на что угодно. И старался поднять боевой дух своей армии. Солдатам Миних пообещал, что «за Перекопью их ждет вино и райские кущи...

А за этим валом „дверей в Орду“ — отдых и прохлада садов ханских, где произрастает фруктаж редкостный, какого в дому у себя никто не пробовал...» Дал фельдмаршал и еще одно, несколько более конкретное обещание: мол, кто первым с оружием наперевес на вал взойдет и цел останется, тот и будет пожалован в офицеры...

Политическая дилемма

22 мая русская армия вошла в Перекоп. В архивах сохранилось «Всеподданейшее донесение графа Миниха от мая 24 дня 1736 года о взятии Перекопа». Миних писал императрице Анне: «Взятье сего девственного места учинено без всякого кровопролития, а в приступе линии и весьма крепких каланчей только 6 человек убито, да 6 человек тяжкими и 170 легкими раны ранено. Взятие сего Крыма, ежели Бог соизволит, может до окончания июля месяца воспоследовать и до прибытия, к препятствию того, довольной турецкой армии, с чем Ваше Императорское Величество всенижайше поздравляю».

Миних одержал величайшую победу, с легкостью перешагнув границу в другую реальность, ведь владение Крымом (а первый шаг в этом направлении и был сделан) открывало перед Россией широчайшие перспективы, делало ее действительно имперской державой.

Но, как ни странно, Миних после славной победы долго не мог уснуть. И вовсе не от победной эйфории. Его мучило то, что во время штурма он невольно перешел еще одну, куда более опасную границу, преодолел высоченный вал, собственноручно возведенный императрицей Анной Иоанновной вокруг рода Долгоруковых. Ибо не мог Миних не сдержать свое обещание и возвел в офицеры того, кто первым с оружием на фас Перекопа вскочил. А им, волею судеб, оказался тринадцатилетний неученый отрок Василий Долгоруков.

Переломный момент

Перекоп стал своего рода переломным моментом в биографии Василия Михайловича Долгорукова, единственного представителя этого когда-то всемогущего клана, получившего офицерское звание в царствование Анны Иоанновны. Но не только в его карьере наступали лучшие дни. Время опалы славного рода подходило к концу — время Анны Иоанновны уже практически истекло.

При Елизавете Петровне Долгоруков стал продвигаться в чинах с фантастической скоростью. В 1741 году он произведён в капитаны, в 1742 — в секунд-майоры, в 1743 — в премьер-майоры. В 1745 в чине подполковника был назначен генерал-адъютантом к своему родному дяде, президенту Военной коллегии, генерал-фельдмаршалу князю Василию Владимировичу Долгорукову, а в 1747 году произведён в полковники с назначением командиром Тобольского пехотного полка.

Елена БОНДАРЮК
Фото архив «КТ», В. Зайцев
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 437 от 7 июля 2017 года

Еще статьи:
Просмотров: 1616 |   Комментарии (0) Дата публикации: 13-07-2017

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Ноябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Ноябрь 2017 (70)
Октябрь 2017 (93)
Сентябрь 2017 (87)
Август 2017 (96)
Июль 2017 (88)
Июнь 2017 (90)