Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Археология знания
Логин Пароль

Крымские разочарования Ильи Репина

5 августа исполнилось 173 года со дня рождения художника, признанного ключевой фигурой русского реализма.

Илья Репин. «Запорожцы», 1880–1891

В погоне за тем, чего никогда не было и быть не могло

Все мы, в той или иной степени, склонны гоняться за призраками из детства. Илья Ефимович Репин не стал исключением. Будущий великий российский живописец родился в небольшом городе Чугуеве, что под Харьковом. И хоть его украинское детство никак нельзя было назвать сытым и безоблачным, до конца дней верил: он появился в нужное время в нужном месте, и именно это помогло ему заметить путеводную звезду, что привела его к вершинам художественного мастерства.

Этой самой вершины он почти достиг в 1878 году. И вдруг внезапно захотел хоть ненадолго вернуться в детство. Произошло это, когда за чайным столом на одном из дружеских собраний абрамцевского художественного кружка археолог, этнограф и фольклорист Дмитрий Иванович Яворницкий процитировал письмо запорожцев турецкому султану.

История упомянутого послания такова. В 1673 году турецкий султан Мухамед IV предъявил запорожским казакам ультиматум: мол, покоритесь мне, брату солнца и луны, наместнику бога, владетелю всех царств, царю над царями, непобедимому рыцарю и т. д. и т. п., одним словом, перейдите в турецкое подданство. На что запорожцы ответили, не стесняясь в выражениях, назвав султана «турецким чертом, секретарем самого Люцеперя» и отказали ему, используя формулировки, которые в официальных СМИ цитировать, по меньшей мере, неприлично.

Репин счел это весьма остроумным, вдохновился и загорелся идеей написать эпичное полотно на данную тему. Не медля, там же, в Абрамцево он сделал первый карандашный набросок будущего шедевра. Однако, прежде чем всерьез приступить к работе над картиной, художник счел необходимым отправиться по городам и весям, чтобы собрать необходимый материал, изучить костюмы того времени, проникнуться духом эпохи...

Перво-наперво Илья Ефимович Репин и его пятнадцатилетний ученик Валентин Серов прибыли в Крым. Почему в Крым? Чтобы ответить на этот вопрос, стоит вспомнить еще несколько исторических эпизодов.

Во-первых, поскольку казаки вместо того чтобы проявить дипломатизм, откровенно нахамили султану, тот, в свою очередь, решил неожиданным ударом разрушить Сечь зимой 1674 года. Он вызвал к себе крымского хана, и они разработали план захвата Сечи. В Крым перевели янычар, готовилась к походу многотысячная крымская Орда.

К тому же один из ключевых персонажей задуманной Репиным картины, Иван Сирко, согласно легендам в пересказе фольклориста Яворницкого, имел к Крыму весьма непосредственное отношение. Мол, в 1655 г. Сирко организовал морской поход в Крым, сорвав планы крымского хана, а в 1663 г. совершил два похода на Перекоп, «закупорив» хана на полуострове и сделав невозможным соединение с поляками.

Однако знакомство с полуостровом ужасно разочаровало Репина. Крым образца 1880 года оказался схож скорее с московским настоящим художника, нежели с его украинским детством и легендами, собранными его украинским другом-консультантом Яворницким. Ничего, что могло бы в дальнейшем стать пищей для живого воображения художника, решившего создать шедевр о Запорожской Сечи, Репиным на крымской земле обнаружено не было. И живописец, ограничившись написанием всего нескольких этюдов татар и цыган, быстро ретировался в Одессу.

Иван Айвазовский и Илья Репин. «Прощание Пушкина с Черным морем», 1887 год

Репин VS Айвазовский

Понять феномен Крыма Илья Ефимович пытался не раз. Даже прибегнул к помощи старшего товарища, почитаемого им и многими другими Мэтра, Ивана Константиновича Айвазовского.

Репину приписывают фразу, которую он якобы адресовал Айвазовскому: «Мы с вами, Иван Константинович, в своем роде однополчане: оба бьем по этим зарвавшимся янычарам. Вы своими бесчисленными картинами о победах русского флота над турками, я же своими „Запорожцами“». Словами этими Репин, вне всякого сомнения, хотел подчеркнуть, что они с Айвазовским единомышленники. Но эффект получился обратным, что, кстати, вполне логично, ведь эти два бесспорных гения были антиподами во всем — в образе мышления, в творческом подходе, в выборе тем и идолов, которым стоит поклоняться...

Однако именно Айвазовскому было суждено заставить Репина взглянуть на Крым восхищенно, правда только посредством своего творчества. Современники свидетельствовали, что Репин съежился и отпрянул от надвигающейся волны, когда Айвазовский внезапно распахнул перед ним дверь комнаты, за которой вставал его «Девятый вал».

Однако и у Ивана Константиновича были слабости. Меценат Алексей Томилов критиковал картины Айвазовского: «Фигуры пожертвованы до такой степени, что не распознать: на первом плане мужчины это или женщины (...) красуется воздух и вода». Великий художник понимал справедливость этих замечаний. И, когда задумал написать цикл картин о пребывании в Крыму почитаемого им Пушкина, обратился за помощью к своему антиподу, великому портретисту Репину. Правда случилось это лишь однажды.

Речь идет о картине «Прощание Пушкина с Черным морем» («Прощай, свободная стихия!»), которая стала своего рода иллюстрацией стихотворения «К морю». Разделение труда в данном случае понятно: Айвазовский писал крымский пейзаж, а Репину предоставил трудиться над образом поэта (этой фигурой Айвазовский пожертвовать не мог). Репин отзывался о проделанной работе пренебрежительно: «Дивное море написал Айвазовский... И я удостоился намалевать там фигурку». Но справедливости ради скажем: тандем поработал идеально. То был единственный случай гармонии Репина с Крымом и, как ни парадоксально, с Пушкиным.

Действительно, как ни странно это звучит, портрет Пушкина впоследствии не дался Репину ни разу. Вот что рассказывает об этом в своих воспоминаниях Корней Чуковский: «Едва только познакомившись с ним (с Репиным. — Ред.), я увидел у него на мольберте картину «Пушкин над Невою в 1835 году», над которой он работал уже несколько лет. И когда я был у него незадолго до его смерти, уже в советское время, все та же картина стояла на том же мольберте. Двадцать лет он мучился над ней, написал по крайней мере сотню Пушкиных... «Сам я очень огорчен своим „Пушкиным“, — писал он 27 февраля 1911 года». Увы, тот, единственный удачный его Пушкин, давным-давно был отдан Айвазовскому и остался стоять на обрывистом берегу полуострова, что принес великому реалисту одни разочарования...

Елена БОНДАРЮК
Фото Архив «КТ»
Материал опубликован в газете «Крымский ТелеграфЪ» № 442 от 11 августа 2017 года

Еще статьи:
Просмотров: 1593 |   Комментарии (0) Дата публикации: 17-08-2017

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Сентябрь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Сентябрь 2017 (61)
Август 2017 (96)
Июль 2017 (88)
Июнь 2017 (90)
Май 2017 (88)
Апрель 2017 (92)