Статьи по rss Крымский ТелеграфЪ в Twitter Крымский ТелеграфЪ в google+ Крымский ТелеграфЪ в Вконтакте Крымский ТелеграфЪ в Facebook
Популярное за месяц
Письмо Деду Морозу
Логин Пароль

Бизнес по-меджлисовски

Бизнес по-меджлисовски
Чем владеют «бессребреник» Мустафа Джемилев и члены его семьи?
Согласно учению ислама, последователи пророка Магомета не должны подчиняться законам государства, не являющегося мусульманским. Но, похоже, лидер меджлиса не пренебрегает законами нашей страны в угоду семейному бизнесу.
Его сын решил завести бизнес в святом для татар Бахчисарае — и построить кофейню в Ханском дворце.
Генеральный директор Бахчисарайского заповедника Евгений Петров отрицает такой факт,однако сам Мустафа-ага ссылается на директора, который, по его словам, и предложил Хайсеру Джемилеву вести бизнес на территории музея. Чем еще зарабатывают «на хлеб с маслом» члены семьи Джемилева, выяснял «КТ»…

С каждым годом земли на полуострове становится все меньше и меньше — под коммерческие проекты идут даже заповедники с нетронутыми гектарами. Сын главы крымскотатарского меджлиса решил завести бизнес в святом для татар Бахчисарае — с молчаливого согласия местных чиновников, прикрывающихся именем Виктора Януковича, там хотят построить очередную забегаловку, но это, как оказалось, еще цветочки…
На прошлой неделе информационное пространство автономии взорвалось очередным скандальным сообщением: на территории ханского дворца в Бахчисарае идет незаконное строительство.
Возмутитель спокойствия — депутат Верховной Рады АРК Галина Гржибовская, вспомнившая о своих непосредственных обязанностях народного избранника. По словам парламентария, собравшей журналистов, она находилась на территории заповедника и в так называемом Персидском дворике увидела строительную площадку около 48 кв. м, на штык лопаты снят верхний слой земли — что конкретно собирались там возводить, вначале было неясно.Генеральный директор Бахчисарайского историко-культурного заповедника Евгений Петров поначалу отрицал какие-либо работы на территории, а потом, сославшись на то, что Персидский дворик посещают мало туристов и нужно его обустроить для большей привлекательности, подослал к депутату Гржибовской некоего частного предпринимателя Хайсера Джемилева, ведущего здесь работы. И уже бизнесмен подтвердил, что планируется возвести кофейню для посетителей Ханского дворца. Ни у Джемилева, ни у Петрова, по странному стечению обстоятельств, не оказалось на руках разрешительных документов — только устные договоренности: сейчас руководство заповедника по этому поводу ведет переговоры с Государственной службой по охране культурного наследия, однако в ведомстве данный факт корреспонденту «КТ» не подтвердили.
Галина Гржибовская, депутат ВР АРК:
«Документов у предпринимателя при себе не было, да я их и не спрашивала, но ни для кого не секрет, и все сотрудники мне сказали, что это сын Мустафы Джемилева. В меджлисе жалуются, что обижают депортированных граждан, а сами руководители этой крымскотатарской организации ведут свои коммерческие тихоползущие самозахваты».
Главный специалист по учреждениям музейного типа Министерства культуры и искусств АРК Алексей Зубарев добавил, что от Евгения Петрова получили информацию: возводится не кафе, а клумба.
Вячеслав Зарубин, заместитель председателя Республиканского комитета по охране культурного наследия АРК:
«Перед любой деятельностью на территории исторического заповедника должны проводиться археологические изыскания. Исследования проводятся при наличии двух документов: открытого листа Института археологии Национальной академии наук Украины и разрешения Государственной службы по вопросам национального культурного наследия Министерства культуры и туризма Украины. Эти бумаги в наш комитет не поступали, и есть основания полагать, что они вообще не существуют. Тем более получать в собственность или приватизировать целиком или частично территорию заповедника запрещено. Там даже посещение должно быть ограничено».
Президентская «подстава»
«КТ» отправился на место, чтобы выяснить реальную ситуацию. Действительно, в той части, где располагается Персидский дворик (а на самом деле там существовал старый гарем), рядом с входом была подготовлена насыпная (но никак не выкопанная, как утверждала Гржибовская) земляная площадка около 48 кв. м. Ее появление работники заповедника отказывались объяснять, отправив корреспондентов к начальству.
Бизнес по-меджлисовски В это время к Персидскому дворику в спешном порядке пришли рабочие с лопатами и тачками и принялись вывозить землю, насыпанную под площадку. Отвечать на интересующие прессу вопросы они отказались, а один из них отошел в сторону и с кем-то по телефону совещался: можно ли трудягам разговаривать с журналистами, что можно говорить, что — нет. По их словам, начальство поручило вывезти землю, оставшуюся после раскопок (двухлетней давности!), и подготовить место для клумбы под розы.
К сожалению, самого Евгения Петрова на рабочем месте не оказалось, хотя еще с утра он находился в кабинете. Нам удалось связаться с ним по телефону.
Евгений Петров, генеральный директор Бахчисарайского историко-культурного заповедника:
«К нам 2 августа должен приехать президент Виктор Янукович, и я дал задание разработать клумбу, потому что Персидский дворик выглядит неприглядно, тем не менее, расположенная там же Соколиная башня — достойный объект, откуда глава государства мог бы осмотреть окрестности Бахчисарая. Что касается угощения кофе, мы говорили с разными людьми о том, что есть возможность угостить этим напитком президента на смотровой площадке башни. Значит, кофе надо приготовить где-то рядом, вот поэтому в Персидском дворике мы и хотим обустроить временную площадку».
Галина Гржибовская склонна искать нелепые ошибки в деятельности заповедника, подчеркивает Петров. И утверждает: появление земляной площадки никак не связано со строительством кофейни сыном лидера меджлиса — Хайсером Джемилевым, поскольку осенью в Бахчисарай должны приехать международные эксперты для включения объекта в список ЮНЕСКО.
Евгений Петров:
«Хайсер, конечно, ко мне подходил — вместе с другими предпринимателями, пожелавшими принять участие во встрече президента и угостить его кофе. И все!»
«КТ» поинтересовался у генерального директора: если будет клумба, то под нее нужен проект и существует ли он в реальности? На что получил ответ: да, есть, разработан в начале 90-х годов, но это — проект благоустройства всего Персидского дворика с «консервацией» объектов, обнаруженных во время раскопок.
Что позволено Джемилеву, не позволено остальным
Впрочем, по мнению местных жителей, все оказалось не так, как описал Евгений Петров. Земля, находящаяся под Бахчисарайским заповедником, принадлежит территориальной громаде города, подчеркнул депутат горсовета Константин Рубаненко, несмотря на то, что государственный акт на постоянное пользование находится на стадии оформления (и после него), собственником земли все равно остается громада — в лице исполкома. И если планировались какие-либо работы, то в органы власти должны были поступить соответствующие заявления, а чиновники — их рассмотреть. Без документов любые действия — незаконны.
Константин Рубаненко, депутат городского совета Бахчисарая:
«По моей информации, никакие бумаги на увеселительное заведение ни на сессии, ни на заседании исполкома не выдавались».
Между тем как минимум в течение четырех лет заповедник не может получить разрешения и не оформляет госакт на территорию в пределах ранее существовавших границ. Всему виной — размещенные здесь коммерческие объекты, в том числе и известный туристический отель «Ашлама-сарай», принадлежащий некоему Таиру и расположенный на участке бывшего психиатрического диспансера, который хочет забрать себе меджлис. Прессе давно известно: здание мусульманской школы (медресе на участке диспансера) несколько лет назад передали Благотворительному фонду «Крым» (президент — Мустафа Джемилев, директор — Риза Шевкиев). А они обменяли ее на два корпуса заповедника. Затем строения передали некоему представителю Фонда Мухамеджанову, без уплаты налогов устроившему в них гостиницу «Ашлама-сарай» и кафе. При них есть и ресторан «Эфсане», где любит трапезничать начальник райотдела милиции Шевкет Куртиминов.
Константин Рубаненко:
«Чтобы получить госакт, руководство заповедника должно разобраться с правом на объекты недвижимости, находящиеся на их земельном участке в 140 гектаров. Ведь часть объектов — коммерческих — не оформлена в установленном порядке, и на наши просьбы оформить их не реагируют. А ведь они работают, приносят прибыль и должны находиться на соответствующем балансе, ведущаяся там деятельность должна быть целевого, исторического и культурного направления. Но обустраивать кафе — незаконно. Однако контролирующие органы не обращают на это внимания».
Ну, и последний гвоздь в гроб репутации Евгения Петрова вбил председатель крымскотатарского меджлиса Мустафа Джемилев, без смущения и стыда признавшийся: его сын Хайсер участвует в строительстве кофейни на территории Бахчисарайского ханского дворца. Джемилев сообщил, что инициатива временного открытия кофейни ради привлечения туристов поступила от директора Бахчисарайского историко-культурного заповедника Евгения Петрова, передает «Е-Крым».
Мустафа Джемилев, председатель меджлиса:
«Есть предложение самого директора музея, поэтому если там что-то было бы незаконно, я думаю, в первую очередь возмутился бы сам директор. Надо выяснять у него, но я думаю, что если он сам обратился с этим предложением, там должно быть все законно».
Джемилев и бизнес
Напомним, что, согласно учению ислама, его приверженцы не должны подчиняться законам государства, не являющегося мусульманским. Этим, скорее всего, и объясняется отсутствие государственной регистрации у «парламента» крымских татар – меджлиса. А вот бизнес у господ-меджлисовцев большей частью вполне законный: если не обращать внимания на упорные слухи, ходящие среди крымских татар, что господин Джемилев имеет около тридцати процентов от прибыли всевозможных ресторанов и шашлычных, принадлежащих крымским татарам, да еще и владеет якобы половиной судакского бара «Чинар», то остальные предприятия зарегистрированы на его сына Хайсера. Это, в частности, ООО «Агрофирма «Тарла» (ОКПО 32813062, юридический адрес: АР Крым, город Симферополь, улица Коммунальная, 55а, вид деятельности – выращивание картофеля, овощных и бахчевых культур), среди соучредителей предприятия крымских татар нет, зато имеются два гражданина Турции – это Джан Нуреттин, проживающий в Стамбуле, и Езалхас Ишот Сабрис, прописанный в Чанаккале и внесший наибольшую долю в уставный фонд – 163 тысячи гривен.
Кроме того, у отпрыска главы меджлиса Джемилева есть собственная гостиница, надо полагать, не одна, поскольку имеется ООО «Ай-Серез» (ОКПО 33131184, зарегистрированное по предыдущему адресу, помнится, там находился первый меджлис крымскотатарского народа). Видом деятельности этого предприятия скромно указано «предоставление мест для кратко-
временного проживания». А вот среди учредителей этого предприятия жена господина Халикова, имевшего самое прямое отношение к деятельности и разорению печально известного «Имдат-банка», Зарема Саффетовна. Еще один учредитель – гражданин Джелил Али Асан, при этом большая часть капитала внесена именно Хайсером Джемилевым.
Следующее ООО «Грайс» (ОКПО 34459232 с юридическим адресом: город Симферополь, улица Севастопольская, 30/4, кв.2, вид деятельности – деятельность ресторанов, правда, под этим адресом никаких признаков ресторана нам обнаружить не удалось. Зато нашелся соучредитель сего предприятия, гражданин Южной Кореи Лим Бьеонгил, житель Сеулканга. Имеются ли в наличии открытые под маркой сего предприятия корейские рестораны, а в них — блюда из собачатины, выяснить так и не удалось.
Кроме того, несмотря на то, что семья Мустафы Джемилева прописана (зарегистрирована) вроде как в Киеве, на улице Луначарского, реальным адресом его проживания компетентные источники считают город Бахчисарай, улица Судак, 102, где имеется трехэтажный дом с мансардой и два телефонных номера. Помимо этого, Мустафа посещает (и даже подолгу живет) в том же Бахчисарае, в доме огромной площади на улице Затрубченко, 40/1, где якобы живет сын его жены от первого брака Эльдар. К тому же, в шестом микрорайоне в этом же городе имеется участок
№ 100, где семья Джемилева также имеет неплохую недвижимость.
В общем, на чем заработать и где «преклонить голову», семья меджлисовского лидера не задумывается. При любых форс-мажорах, природных или политических катаклизмах Мустафа Джемилев на улице, без куска хлеба не останется. Вот только вопрос: все ли крымские татары так хорошо устроены, или есть кому позавидовать «житию» главы меджлиса?
Алексей ЛОХВИЦКИЙ "Крымский ТелеграфЪ"
Ванда ЯЗВИЦКАЯ "Крымский ТелеграфЪ"
фото К.Михальчевский

материал опубликован в "КТ" № 92 от 30 июля 2010 г. 
Еще статьи:
Просмотров: 7968 |   Комментарии (0) Дата публикации: 29-07-2010

:: Добавление комментария

Ваше Имя:
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код:



Лента новостей


Календарь
«    Декабрь 2016    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 

Конкурс

Погода


Социальные сети


Гороскоп
   
Архив

По номерам газеты

Декабрь 2016 (31)
Ноябрь 2016 (90)
Октябрь 2016 (97)
Сентябрь 2016 (94)
Август 2016 (104)
Июль 2016 (95)